0

К сожалению, в Вашей корзине нет ни одного товара.

▼ ▼ Почитать книгу онлайн можно внизу страницы ▼ ▼
Купить книгу Академия под ударом и читать онлайн
Cкачать книгу издательства Феникс Академия под ударом (автор -  в PDF

▲ Скачать PDF ▲
для ознакомления

Бесплатно скачать книгу издательства Феникс "Академия под ударом " для ознакомления. The book can be ready to download as PDF.

Внимание! Если купить книгу (оплатить!) "Академия под ударом" сегодня — в воскресенье (14.08.2022), то она будет отправлена во вторник (16.08.2022)
Сегодня Вы можете купить книгу со скидкой 0 руб. по специальной низкой цене.

Все отзывы (рецензии) на книгу

Оставьте свой отзыв, он будет первым. Спасибо.
> 5000 руб. – cкидка 5%
> 10000 руб. – cкидка 7%
> 20000 руб. – cкидка 10% БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА мелкооптовых заказов.
Тел. +7-928-622-87-04

Академия под ударом

awaiting...
Название книги Академия под ударом
Год публикации 2022
Издательство Эксмо
Раздел каталог Резерв
ISBN 978-5-04-111851-8
Артикул P_9785041118518
Количество страниц 320 страниц
Тип переплета цел.
Полиграфический формат издания -
Вес книги 960 г
Книг в наличии 4

Аннотация к книге "Академия под ударом" (Авт. )

Книга из серии 'Академия магии'

Читать книгу онлайн...

К сожалению, для этого издания чтение онлайн недоступно...

Способы доставки
Сроки отправки заказов
Способы оплаты

Другие книги автора Петровичева


Другие книги серии "Академия магии"


Другие книги раздела "Резерв"

Читать онлайн выдержки из книги "Академия под ударом" (Авт. )

МАГИИ
ЛАРИСА ПЕТРОВИЧЕВА
АКАДЕМИЯ
ПОД УДАРОМ
£
МОСКВА 2022
УДК 821.111-312.9(73)
ББК 84(7Сое)-44
П30
Разработка серийного оформления В. Матвеевой
Иллюстрация на переплете А. Флер
Петровичева, Лариса Константиновна.
П30 Академия под ударом / Лариса Петровичева. — Москва : Эксмо, 2022. — 320 с. — (Академия Магии).
ISBN 978-5-04-111851-8
Если девушка выставила на окно цветок сластолиста, значит, в дом пришла беда — жить совсем не на что.
Но явившийся к недавно осиротевшей дочери генера
УДК 821.111-312.9(73)
ББК 84(7Сое)-44
© Петровичева Л.К., текст, 2022
© Оформление. ООО «Издательство
ISBN 978-5-04-111851-8 «Эксмо», 2022
Глава 1
ТАЙНА ЭЛИЗЫ ЛЕКЛЕР
В дом пришла беда.
Оберон в этом убедился, когда заплаканная слу
— Миледи Элиза сейчас спустится, — всхлип
Когда девушка из благородной семьи выстав
Оберон прошел в гостиную, сел на диван, об
Люди и без этого переживают, не стоит их за
Генерал Леклер, темноволосый и узколицый, уг
сяц назад генерал проиграл в карты и свое, и чу
Деньги, деньги, проклятые деньги! Все снова упирается в них! Сколько банковских стервятни
Элиза не торопилась — прихорашивалась, долж
Но дом генерала Леклера был по соседству с ми
Помнится, его куратор говорил: «Ты, Ренар, и до нужника сходить не можешь, чтобы не найти при
— Милорд.
Он встрепенулся, обернулся. Элиза Леклер в простеньком светлом платье спустилась со вто
Он поднялся с дивана, поклонился, предста
— Оберон Ренар, к вашим услугам.
— Я знаю, кто вы, — едва слышно прошелесте
Но за этой хрупкостью Оберон почувствовал силу и независимость, такую странную в нынеш
«Хорошенькая, — подумал Оберон. — Даже нет, красавица». Пышные каштановые волосы падали на плечи и спину кудрявыми волнами, малень
На мгновение его кольнуло жалостью.
Элиза Леклер сражалась за свою жизнь и честь. Потерпела поражение.
Оберон был победителем, на милость которо
— Я увидел сластолист в окне, — начал Оберон и понял, что не знает, как дальше вести беседу. Ему еще не приходилось покупать невинных девушек из разорившихся благородных семейств. Элиза кив
— Мой отец покончил с собой, проиграв все имущество. Я полностью разорена, я на грани от
чаяния. Этот дом уже не мой, по большому сче
Оберон понимающе кивнул. Идти в содержан
Он невольно почувствовал уважение.
— Хорошо, — кивнул Оберон. — Я готов решить ваши проблемы. Дам денег столько, что заткну рот всей столице. Согласны?
Элиза испуганно посмотрела на него. Кивнула. Подумала, что расплатиться за доброту придется уже сегодня, и эта мысль внушила ей ужас.
Оберон не обольщался на собственный счет — он, в конце концов, видел себя в зеркале. Тяжелое скуластое лицо с острым носом, ожог от плевка болотницы на шее — да, не красавец. Зато у него есть деньги, и много. Декану факультета темной магии их, в общем-то, некуда тратить, он живет на полном государственном обеспечении.
— Согласна, — прошептала она. Оберон улыб
— Вот и замечательно. Тогда раздевайтесь.
Элиза посмотрела на него так, словно он ее уда
Она дала бы ему пощечину, если бы могла.
— Как вы смеете? — голос тотчас же сделался звонким, дрожащим. — Как вы...
Оберон устало вздохнул.
— Будем называть вещи своими именами, ми
Элиза побледнела. За триста тысяч золотых крон можно было купить два таких дома и дюжи
— Раздевайтесь, — повторил Оберон. Лицо Эли
— Здесь? — прошептала она. Оберон кивнул, чувствуя, что в эту минуту она сдалась оконча
Элиза шмыгнула носом. «Почему твой папаша, хренов игрок, оказался настолько глуп, что не по
— Подойдите, миледи, — с максимальным ува
Оберон дотронулся до ее колена — белого, ле
Бей или беги. Если ты не можешь сделать ни того ни другого, то с тобой все кончено.
Как она вообще собиралась продавать себя с та
Конечно, среди содержанок были и девицы, ко
— Говорите, занялись переводами? — спросил Оберон. Ладонь двинулась еще выше. На мгнове
ять, присвоить — или просто запустить пальцы в разрез панталон, прикоснуться к ней там, где сейчас пульсирует живое влажное тепло, где за
Незачем. Он и так узнал все, что нужно. За по
— Да, — прошептала Элиза. Слеза прочертила дорожку по щеке. — Я знаю гардалинский, наре
Он отвел руку, поднялся с дивана и мягко опу
— Умница, — улыбнулся Оберон. — Что еще ты умеешь, лисичка?
Девушка шарахнулась от него так, словно Обе
— Что теперь? — услышал Оберон едва разли
Он не удивился. Чего еще ждать лисице-оборот
трелся в серебристую дымку чужой ауры: не обо
Вон она, эта нитка. Змеится по самому краю ауры, почти незаметно.
— Нет, — ласково сказал Оберон. Он позволил себе еще минуту насладиться теплом девичьего тела, цветочным запахом, что поднимался от во
Снова зашуршало платье. Оберон откинулся на спинку дивана и устало закрыл глаза.
Девушка-оборотень из благородного семейства, которую он, судя по всему, не сможет не купить. Прекрасное завершение каникул.
— Опознать оборотня можно двумя способа
Оберон машинально задал себе вопрос, сколь
— А второй способ? — Он услышал шаги, лег
— А второй способ — это посыпать оборотня специальной серебряной стружкой. — Оберон от
Лицо Элизы нервно дрогнуло, словно девушка с трудом сдерживала слезы.
— Хотите сказать, что я могу вам верить? — спросила она, вложив в вопрос всю свою язви
— Можете. Я не обижу вас, Элиза. Вы ведь не оборачивались, правда?
Девушка медленно кивнула. Поднесла руку к лицу, опустила. Оберон понимал, насколько ей сейчас не по себе — понимал и искренне сочув
Хотя, конечно, сочувствие — это не то, что обо
Но долг службы у Оберона всегда подчинялся здравому смыслу. Как сейчас.
— Нет. Я не оборачивалась, — сказала Элиза. — Когда я была маленькой, отец водил меня к вра
Оберон понимающе кивнул. Интересный чело
— Вот и хорошо, — произнес Оберон. — Итак. Убирайте сластолист, пока сюда не пришел еще
кто-нибудь. Я выплачу долги генерала, и вам не придется больше переживать за свое будущее.
«Но мне придется с тобой спать», — это было написано на лице Элизы. Огромными буквами. На
Оберон видел его следы в серебре чужой ауры.
Но Элиза ничего не сказала. Лишь кивнула. Сделка есть сделка, она сама предложила себя, когда поставила на подоконник горшок с цветком. Разговоры уже не нужны.
— Завтра я поеду в академию, — продолжал Обе
Элиза вздохнула. Прикрыла глаза.
— Все правильно, — ее голос был спокойным и ровным, она смирилась с тем, что ее тайна рас
Оберон понимающе кивнул.
— Вы удивитесь, миледи Элиза, но я не собира
Элиза поднялась. Медленно прошла к окну, сня
— Почему? — негромко спросила она. — Триста тысяч золотых крон — это огромные деньги. Ни
— И мне полагается вас душить просто пото
— Я... — Элиза провела ладонью по лицу и на
— Сластолист видел не только я, — произнес Оберон. — Вся столица сейчас говорит о том, что дочь генерала Леклера стала шлюхой. Если вы оста
— А если я уеду, то все обо всем забудут, — про
— Верно. Ну что, лисичка, переставайте плакать. Собирайте вещи, завтра нас ждет поезд и дорога в академию. И вот еще что.
Элиза напряглась — от нее так и брызнуло ры
— Я вымотался и засыпаю на ходу, — признал
Губы девушки дрогнули в улыбке.
— Разумеется, милорд, — ответила она. — Это ведь теперь ваш дом.
***
Ей никогда не было так плохо, как в тот момент, когда горшок со сластолистом встал на подокон
Это было освобождением и надеждой. Рядом с этим даже необходимость отправиться с Рена
Все будет хорошо. Она никогда не сидела у окошка, сложа руки и мечтая о принце. И отцу это нравилось: он разрешил ей получить то обра
Учеба казалась ей дорогой в новый мир. Учеба спасла ее после смерти отца, когда Элиза бросилась искать работу, чтобы хоть как-то выкарабкаться, — она нашла место переводчицы в журнале гораз
Ренаром занялась домоправительница: госпо
— Благодарю вас, но нет. Только спать, я страш
— Понимаю, милорд, — госпожа Анжени чо
На мгновение Элизе стало страшно. Ренар мог и обмануть ее. Прикинулся понимающим добряч
Элиза сказала себе, что он давно убил бы ее, если бы действительно хотел убить.
Скользнув в свою спальню, Элиза привалилась к закрытой двери и дотронулась до ноги там, где еще пульсировал огненный отпечаток чужой ла
Ставя сластолист на подоконник, Элиза пони
торый сделает ее своей вещью, — сначала мысль об этом пугала Элизу, но потом она поняла, что здесь, собственно, нет ничего нового. Сначала де
И Ренар дотронулся до нее, потому что имел на это все права.
Не чувствуя под собой пола, Элиза прошла к кровати и упала на покрывало. Прикосновение Ренара пробудило в ней что-то далекое, древнее, спавшее глубоко-глубоко. Элиза иногда ловила от
Может, именно его и заковывают в оборотнях, не давая им превращаться в зверей и терять рас
Интересно, будет ли у нее своя комната в акаде
Элизе стало грустно. Она села на кровати, сня
Что, если взять в академию те переводы, кото
эти скудные крохи? Элиза представила, сколько ей придется работать, чтобы купить хотя бы ком
«Как вы вообще собирались продавать себя, с такими-то нервами?» — внутренний голос про
Но нет! Ему надо было показать свою власть. И страх Элизы пришелся ему по душе.
Элиза свернулась калачиком под одеялом и сде
Этот человек выплатит долги ее отца. Он по
Элиза всегда была честной с собой — и призна
В шкафу едва слышно зашелестело, словно кто-то маленький пробирался среди платьев. Элиза села, прислушалась: вроде бы никого. Может, мышь
в стене? Хотя в доме никогда не было мышей, Эли
Тишина. Дом постепенно погружался в сон. Слу
Нет, это не мышь. Это было что-то намного крупнее мыши.
Элиза бесшумно поднялась с кровати и, шагнув к туалетному столику, взяла бутылку ароматической воды для умывания. Если что — плеснет душистой жидкостью или ударит чудовище по голове.
«Там никого нет», — сказала себе Элиза, и в этот миг дверь шкафа тихонько отворилась. На ковер упала густая тень, заклубилась, обретая очертания.
Элиза всмотрелась в то, что вышло к ней из тьмы, и закричала.
***
Услышав сквозь сон девичий вопль, Оберон сле
Он взлетел по лестнице на второй этаж, и крик повторился. Элиза кричала так, словно ее убива
спальни, Оберон почувствовал тяжкий дух сгибель- ника — вонь мертвечины, прибивавшую к земле.
Потом Оберон его увидел и отчетливо выругал
«Хреново», — подумал Оберон. Тело сработало само, швырнув в сгибельника огненный шар за
Девушка уже не кричала. Сгибельник лишил ее воздуха, и она потеряла сознание.
У Оберона было меньше минуты. Хуже всего было то, что он не мог бросить более мощные за
Кому вообще понадобилось насылать на нее настолько заковыристую дрянь? Кому успела так навредить эта несчастная девчонка, кому она во
«Возможно, тому, кто убил ее отца», — подумал Оберон и закрыл глаза.
В голове зацокала секундная стрелка на неви
в исключительных случаях и потом расплачивался несколькими днями слабости и тошноты, но толь
Сейчас снова был исключительный случай. Обе
Особняк сотрясло ревом умирающего чудовища. Тот, кто создавал сгибельника и запускал его в дом Элизы Леклер, знал толк в черной магии и поро
Рот наполнился кровью. Издалека доносились взволнованные крики, ругань, плач, потянуло го
Он открыл глаза и увидел, как слуги поднимают Элизу и кладут на кровать. Девушка была жива — без сознания, но жива. Домоправительница хло
«Да, спасителю юной красавицы не полагается быть в исподнем», — подумал Оберон, попробовал подняться с пола и предсказуемо не смог этого сделать. Тошнотворная слабость обняла его и за
От сгибельника остался лишь ком грязного тряпья размером с кулак. Он больше никому не мог причинить вреда. Оберон дунул в его сторо
— Милорд? — один из слуг бросился к Оберону, помог ему подняться, и Оберон невольно обрадо
вался тому, что ничего не ел, такой вязкой и могу
— Немедленно... — прошептал Оберон, глядя, как Элиза открывает глаза, и домоправительница гладит ее по руке, не сдерживая слез. — Отправь
— Сию секунду, милорд! — кто-то из слуг бро
Они с Элизой закричали хором. Боль, пронзив
— Назад, назад!
Слуги проворно внесли его в комнату Элизы. Девушка уже успела прийти в себя, она плакала от боли, прижимая руки к груди, и Оберон удив
— На кровать! — распорядился он. Домопра
Несколько мгновений он просто дышал, на
— В министерство уже послали? — спросил Оберон.
— Да, м’лорд! — отрапортовал один из слуг. — Жан убежал только что!
— Что случилось, милорд? — с искренней бо
Кажется, только сейчас она окончательно поня
— Кто-то отправил сюда сгибельника, чтобы убить миледи Леклер, — ответил Оберон. Волосы Элизы рассыпались по подушке, завились влажны
Оберон закрыл глаза. Услышал, как стукнула оконная рама, и в комнату ворвался ночной воз
— Убить меня? — прошелестел голос Элизы. — Бог с вами! Кому я нужна?
Оберон улыбнулся.
— Ненужным людям не подсылают такую дрянь, — произнес он и приказал: — Оставьте нас.
Слуги послушно вышли из комнаты и столпи
моправительница, смотревшая на Оберона с ужа
Какое-то время они лежали молча. Потом де
— Это было... ужасно. Он выскочил на меня из шкафа, я. Я ничего не успела сделать.
Что-то запульсировало в груди. Кажется, Обе
— Вы успели закричать, — сказал Оберон. — Как ваша боль в груди?
Элиза удивленно повернула голову в его сторону и тотчас же смущенно отвернулась. Должно быть, тоже считала, что спаситель прекрасной леди не должен лежать в кальсонах.
— Откуда вы знаете? — спросила она. Оберон усмехнулся.
— Потому что у меня тоже болит. Нас сковало заклинанием, Элиза. Простите.
***
— Да, это именно Двойная цепь. Я такую видел в юности. Редкостная мерзость!
Из всего огромного количества магов и вра
дерзким и наглым выскочкой и никогда не скры
— Да, — согласился Шато. — Именно она. Неиз
Оберон был с ним полностью согласен. Элиза пряталась под одеялом и едва слышно всхлипы
Лежать перед этими коновалами вот так, без штанов, мухой под микроскопом, было на удивле
— И каковы ваши прогнозы, господин Вер- нетт? — хмуро поинтересовался Оберон. Они мог
— Она обязательно растянется и ослабеет, — ответил Вернетт и протянул Шато свое стекло: — Взгляните, друг мой! Колечки — хоть сейчас в учеб
Он запустил пальцы в поясную сумку и извлек несколько пузырьков с золотистым содержимым.
— Три капли на стакан вам и миледи Элизе. Постепенно сможете отходить все дальше друг от друга, хотя ночевать все-таки придется вместе. Да и вообще советую особо не отдаляться друг от друга. Чем вы ближе, тем лучше ваши магические поля сладят с этой проблемой. А потом не будет побочных гадостей вроде тошноты или склонно
Элиза снова всхлипнула. Оберон с трудом сдер
— Может, есть еще что-то по делу? Советы, ре
Вернетт и Шато ухмыльнулись одинаково ци
— Думаю, вы достаточно опытны, друг мой, чтобы обойтись без моих рекомендаций во вре
— Джентльмены не ведут себя так, как вы! — гневно воскликнула Элиза из-под одеяла. Вернетт снова осклабился.
— Так и вы уже не очень-то благородная дама, моя дорогая, — произнес он. — Вся столица виде
ла сластолист на вашем окошке. Я хотел зайти, да понял, что денег не хватит.
Элиза шевельнулась под одеялом, пытаясь встать; Оберон придержал ее и, сев в кровати, осведомил
— Что выбираете, шпаги или пистолет? Я от
Вернетт побледнел и даже сделал шаг назад, слов
— Будет вам, друг мой, какие между нами мо
Он выставил свои пузырьки на прикроватный столик Элизы и посоветовал:
— Постарайтесь уснуть. Во сне магические про
— Сгинь, — прошипел Оберон, и Вернетт с Шато выскочили за двери так проворно, словно им наподдали знатного пинка.
Из-под одеяла донесся плач. Оберон вздохнул, откинул одеяло и дотронулся до плеча Элизы — белого, влажного, ледяного. Она вся сейчас была как статуя.
— Вот поэтому надо поехать со мной в акаде
Элиза не ответила. Просто плакала, слепо глядя куда-то в сторону. Оберона кольнуло жалостью. Не
Видимо, ей лучше было бы умереть от голода где-нибудь на чердаке. Тогда все были бы ею до
Оберон погладил девушку по плечу — дьяволь
— Элиза, — окликнул Оберон. — Не плачьте. Все будет хорошо, я вам обещаю. Ну правда же! Приедем в академию, начнется учебный год. Я вас устрою ассистенткой на кафедру, Ламер постоян
— Я ничего не умею, — едва слышно отклик
Оберон улыбнулся.
— Вы же сможете взять коробку со стула и по
Да, Оберон мог бежать по болоту за скелетами гнилых гончих, мог выцепить призрака из зазер
— Вы спасли мне жизнь, милорд. Спасибо вам.
Оберон усмехнулся.
— Право же, я не сделал ничего особенного, — ответил он. Элиза шмыгнула носом, села в крова
— Неужели кто-то хочет меня убить? — спро
— Сгибельники не появляются просто так, ниоткуда, — ответил Оберон, с омерзением вспо
Элиза посмотрела на него так, словно искала в его словах какой-то грязный намек. Конечно, за этот месяц она чего только не услышала о своем отце — и теперь готова была броситься в бой.
— Да, — ответила она с вызовом. — Да, он лю
Оберон кивнул. Подумал, что во всей этой си
Какая пошлость, господи боже ты мой.
— Я сегодня думал об этом, — спокойно про
Элиза нахмурилась. Кивнула.
— Да. Да, все так.
— Он не оставил бы вас расхлебывать свои гре
разорен, но он нашел бы выход и не свалил все на плечи дочери. Любимой дочери! — Оберон сделал паузу и добавил: — Я готов поклясться, что вашего отца убили. И это сделал именно тот, кто сегодня послал к вам сгибельника.
До этого он не спешил. То ли копил силы, то ли просто наслаждался тем, как Элиза барахтает
Птичка могла выпорхнуть из клетки. Она по
— Господи... — прошептала Элиза. Посмотрела на Оберона темным испуганным взглядом. — Не верится.
— Это еще одна причина для поездки в ака
Тонкие пальцы дрогнули в его руке. Элиза улыб
— Спасибо вам, — промолвила она. — Я очень вам благодарна. Оберон.
— Попробуйте уснуть, — доброжелательно по
Густая тьма в большом зеркале на стене обрела насыщенную синеву, и что-то шевельнулось в ее глубине. «Ты уже это обещал, — услышал Оберон далекий ледяной шелест. — Однажды ты уже го
Зеркало дрогнуло. Покрылось изнутри мороз
«И ты обманул, — рассмеялась тьма. — И сей
***
Элиза была уверена, что не сможет заснуть. Слишком многое случилось с ней за день — нервы звенели, как натянутые струнки, и от мыслей на
— Поспите, — повторил Оберон. Он лежал на краю кровати так, чтобы не дотрагиваться до Эли
Это не пугало. Это было странным и непри
— Попробую, — вздохнула Элиза, свернувшись калачиком под одеялом. Отец всегда говорил, что надо быть честной с людьми и собой, и сейчас она признала, что этот человек ей нравится. То, каким тоном он заговорил о дуэли, осадив этих хамов из Министерства магии с гадкими улыбочками, не могло не вызывать уважения.
— Вы два раза спасли мою честь, — негромко сказала Элиза. — И один раз мою жизнь.
Оберон негромко рассмеялся.
— Я не сделал ничего особенного, уж поверь
Теперь уже Элиза рассмеялась.
— Нет... Все наши знакомые знали, в каком я по
Выставляя сластолист на подоконник, она вдруг подумала, что Морис увидит цветок, придет и все исправит. В конце концов, так ведь положено по
Но Морис не пришел. Зачем ему бесприданница с проблемами? Он блестящий молодой человек из очень достойной семьи, и у него никогда не будет проблем с выбором невесты.
Несмотря на горечь, в этом разговоре все рав
Элизе сделалось тоскливо.
Зачем вообще рассказывать о своих бедах? О рас
— Да и дьявол с ним, с этим вашим Морисом, — заметил Оберон. — Зачем нужен мужчина, кото
Элиза не знала. Девушке положено выходить замуж, быть женой и матерью. Так принято. Муж, конечно, может проиграть в карты приданое своей жены, может ходить к шлюхам, может даже бить — но без него ты все равно не человек. Так, недора
— Вы ведь не убегаете, — сказала Элиза. Обе
— Нет. Я дерусь.
— У вас есть жена? — спросила Элиза и сразу же пожалела об этом. Стал бы Оберон заходить в дом со сластолистом на окне, если бы был женат?
Может, и стал бы. Элиза давно убедилась в том, что благородные люди и поступки есть только в книгах. А в жизни бывает по-разному.
— Нет, — ответил Оберон, и Элизе почему-то показалось, что он смущен.
— Кто мог желать смерти моему отцу? — задум
Оберон усмехнулся.
— Обычно у хороших людей намного боль
Он шевельнулся, устраиваясь поудобнее. Элиза вдруг подумала, что сейчас он снова возьмет ее за руку — но он не взял, и ей почему-то стало легче.
— Я рада, что вы здесь, — призналась Элиза. — Правда рада.
Оберон негромко рассмеялся.
— Вы милая, — сказал он. Лампа погасла, и во тьме Элиза не видела его лица, но чувствовала, что он улыбается. — Честно говоря, я не думал, что вы вот так взяли и пошли работать. Любая другая ба
Глаза снова защипало. Ставя горшок на подо
— Я думала, что выйду замуж, — промолвила она. — Что буду жить тихо и спокойно, перево
— Вы еще выйдете замуж, — с непробиваемо спокойной уверенностью сказал Оберон. — Все еще будет, Элиза, можете мне поверить. В таких вещах я никогда не ошибаюсь.
Теперь уже Элиза рассмеялась. Тихий ночной разговор сворачивал в совершенно непредсказуе
— За кого? — с нескрываемой горечью спросила она. — Вся столица видела сластолист. А эти гос
Все эти дни она готовила себя к тому, что по
— Да хоть бы и за меня, — с прежним спокой
Элиза снова поняла, что он улыбается, но не шутит. Похоже, он вообще очень редко шутил — род занятий обязывал. «Соглашайся! — заорал вну
— Вы не шутите? — спросила она. — Не гово
— Я совершенно серьезен, — произнес Оберон.
— Это как в романе, — вздохнула Элиза. — Ге
— Вы так говорите, словно это плохо. — Теп
— Это неожиданно, — призналась Элиза. — Обе- рои... не поймите меня неправильно. Но пусть это будет чуть позже. Мне надо привыкнуть ко всему, что случилось. Да и вам лучше слушать разум, а не порыв доброго сердца.
— Почему же не порыв? — с прежней улыбкой поинтересовался Оберон.
— Потому что о таких порывах жалеют. А я не хочу, чтобы вы жалели о сделанном.
«Потому что это сделает несчастными нас обо
Жизнь интереснее любого романа, это уж точ
Некоторое время они молчали. Потом Оберон еще раз сжал ее пальцы и выпустил.
— Хорошо, — сказал он. — Я повторю свое пред
Ставя сластолист на окно, Элиза понимала, что тот, кто придет покупать, обязательно сломает ее. Но Оберон этого не делал — и этим нравился Эли
— Спокойной ночи, — прошептала она. Оберон негромко усмехнулся и повторил:
— Спокойной ночи.
Глава 2
ДОРОГА В АКАДЕМИЮ
Часы пробили семь.
Оберон открыл глаза и несколько секунд не мог понять, где находится и почему угрюмая об
тилась в воздушную девичью горницу с розовыми букетами, зеркалами и кремовыми обоями.
Потом он вспомнил.
Элиза едва слышно вздохнула во сне. Какое-то время Оберон смотрел на нее — кожа, кремово
Надо ли оживлять его? Надо ли надеяться?
Усилием воли Оберон отогнал ненужные раз
Запах, что поднимался от волос и кожи Эли
Пусть она станет твоей, ты заслужил это. Не
Оберон машинально дотронулся до груди, бес
ручки, как в груди заныло, задергало, и Элиза села в кровати, разбуженная болью.
— Что вы здесь делаете? — испуганно спросила она, словно не поняла, откуда Оберон тут взялся. Потом Элиза провела ладонями по лицу и вспо
Оберон сделал шаг назад, и боль унялась. Судя по румянцу, который зарозовел на щеках девушки, ей тоже стало легче.
— Доброе утро, Элиза, — ободряюще улыбнул
Сонная мягкость утекала из девичьих черт. Эли
— Между нами примерно десять шагов, — ска
Оберон кивнул. Справлять нужду на глазах у де
— Сделаете эти десять шагов? — спросил он, и Элиза кивнула и выскользнула из-под одеяла. Вот ситуация, о которой они лет через пятнадцать будут говорить со смехом. «Представляете, мы были вы
Сейчас было не смешно. Оберон — посторон
Да и с чего он вообще решил, что у них будет что-то общее через эти пятнадцать лет?
Взяв со стула платье и чулки, Элиза подошла к нему, Оберон открыл перед ней дверь и произнес:
— Десять шагов. Помните.
— Я помню, — кивнула Элиза и нырнула в ван
У судьбы дурное чувство юмора. Если уж ей так хотелось, чтобы Оберон завел с кем-то отношения, все же не следовало пришивать его к девушке за
Незнакомые или забытые чувства приводили его в некоторое замешательство. Он прикрыл глаза, падая в прошлое, в солнечное летнее утро, где Же
Когда-то он был счастлив. А потом сам все за
Кто на его месте поступил бы иначе? Какой безумец?
«Ты обещал, — шевельнулась тьма в зеркале. — И ты снова обманешь».
— Шел бы ты... — посоветовал Оберон. — Боль
Тьма рассмеялась. Она знала Оберона лучше, чем он знал себя.
«Лже-ец, — протянула тьма, рассыпалась шеле
гилами. — Лжец, который прикрывает свою ложь давними клятвами».
Плеск воды оборвался. Через несколько минут Элиза, умытая, причесанная, полностью одетая, вышла из ванной и спросила:
— Кто-то заглядывал? Вы с кем-то говорили.
Оберон улыбнулся, и тьма в зеркале рассеялась.
— Сам с собой, — ответил он. — Давняя при
Элиза сделала шаг в сторону, давая ему дорогу.
— Десять шагов, — сказала она. — Я помню.
Когда они вышли из комнаты и направились в столовую, откуда уже веяло аппетитным запа
— Такое чувство, Элиза, что мы все-таки женаты.
Элиза хмуро посмотрела на него и сказала:
— Давайте не будем об этом. Потому что у меня чувство, будто мы два каторжника в колодках.
— Вижу, вы окончательно освоились в моем обществе, — улыбнулся Оберон. — Не боитесь говорить правду. Но вообще вы думаете о моем ночном предложении. И не знаете, как к нему относиться.
— Читаете мои мысли? — предположила Элиза. Они сели за стол, слуга поставил перед Обероном тарелку с омлетом, и только теперь он понял, как сильно проголодался.
— Нет, — беспечно ответил он. — Просто знаю людей и понимаю, о чем может думать такая девуш
Элиза посмотрела на Оберона так, словно со
— Вы настойчивы, — заметила она, взяла вил
В эту минуту она была невероятно мила. Хруп
И это было только начало ее пути. Какой станет Элиза, когда пройдет свой путь до конца?
«Она мне нравится, — признал Оберон. — Она мне по-настоящему нравится».
— Вы порядочный человек, — сказала Элиза, крутя в пальцах вилку. На щеках выступил румя
Декан факультета темной магии по определе
— Вы мне льстите, — привычная улыбка скольз
— Про факультет темной магии говорят, что там нет хороших людей, — продолжала Элиза. — Что там учатся убивать и получать от этого удоволь
ствие. Но вы другой, вы... — Она отложила вилку и едва слышно промолвила: — Если бы вы были мерзавцем, то надругались бы надо мной этой но
Оберон понимающе кивнул. Она была права. Любой из его коллег не упустил бы случая и по
А Оберон Ренар просто заснул. Потому что клят
Он ведь все еще мог пойти на поводу у того, что заталкивал в глубину души. Мог бы сейчас разло
Серебро — мягкий металл. Она не убьет и не особо сильно ранит, даже если будет очень ста
— Продолжайте. — Оберон вдруг поймал себя на том, что быстрыми движениями крошит хлеб на скатерть: когда-то мать ругала его за эту при
— Вы смотрите на меня. Говорите со мной, — в голосе Элизы пульсировал страх и надежда. — Но вы видите не меня, а кого-то другого. И говорите — с ней. И защищаете — ее, а не меня. Оберон, я все понимаю. Я вам очень признательна. Но если ваши
намерения все же больше похоти или самолюбия, то... — Она подняла глаза от тарелки и посмотре
Несколько долгих минут они молчали, глядя друг на друга. Оберон чувствовал себя мухой, увяз
— Я убил свою жену через три дня после свадь
На мгновение он увидел: нестерпимо яркое солнечное утро, смятая постель, кровавые пят
Не из той ли простыни скрутили сгибельника для Элизы Леклер?
«Лжец», — прошелестела тьма. Вроде бы Обе
Элиза поднесла пальцы к губам, словно хотела удержать рвущиеся слова. Глаза влажно заблестели.
— И я смотрю на вас и вижу Женевьев, — закон
— Боже мой... — прошептала Элиза. Оберон видел пульсирующие нити страха в ее ауре, но кроме страха там было еще что-то. — Боже мой, Оберон. это.
Ей не хватило слов. Она зажала рот ладонями, зажмурилась, сокрушенно покачала головой.
— Это ужасно, согласен, — кивнул Оберон, ста
Ему вдруг захотелось говорить. Рассказать этой испуганной побледневшей девчонке о своих бес
Он убьет саму возможность душевного тепла и понимания. Раздавит птенца в яйце.
Элиза убрала салфетку с коленей и встала. Помед
Это было настолько неожиданно, что он по
— Мне так жаль, Оберон, — услышал он. — Мне правда очень-очень жаль. Это страшный выбор и страшная ноша. Но... но если ваша жена стала Паучьей ведьмой, то это была уже не та женщи
Оберону захотелось рассмеяться — и завыть.
— Жалеете меня? — спросил он. Элиза была такой тоненькой и легкой, что он испугался — не сломать бы неловким прикосновением — и все же обнял, нырнул лицом в каштановые кудри и вдруг почувствовал себя живым.
В этот миг прошлое не имело над ним власти. Ничего не было — только эта девочка в его объя
— Нет, — услышал Оберон. — Вам не нужна моя жалость. Я просто разделяю вашу боль.
Где-то далеко рассмеялась тьма в зеркалах: тихо, почти неслышно.
***
Вещей оказалось неожиданно много. Элиза со
ют пушистую песцовую шубу — ну а как же без нее зимой на севере, и Элиза бросала осторожные взгляды в его сторону, делала вид, что все в поряд
Отец всегда говорил: сначала подумай, а потом говори и делай — и Элиза видела, что поступи
В ее душе что-то звенело и рвалось. Элиза уже знала это чувство — оно нахлынуло на нее сразу же после того, как из кабинета отца донесся выстрел.
Оно будто бы надрывало ткань ее жизни.
Элиза прекрасно понимала: у человека, который занимает пост декана факультета темной магии, руки в крови не то что по локоть — по плечи. Он охотился и убивал: ведьмы, оборотни, златеницы, двоедушники, среброеды — да, чудовища, но они были и людьми. И он сделал то, что должен был сделать, когда понял, что его жена — Паучья ведьма.
Она принесла бы много боли и горя другим людям. И Элизе страшно было представлять, что творилось в душе Оберона, когда он нанес удар.
Он ведь любил свою жену, он не притворялся, рассказывая о своем чувстве. О нелюбимых не го
— Миледи, а это? — спросила служанка, вынув из шкафа палантин из пашмины и шелка. Когда-то его привез отец и рассказал, что райские птицы,
которыми он расшит, обязательно принесут сво
— Берите, — кивнул Оберон. — Там бывает очень холодно.
Элиза представила академию — огромный за
— Когда придет нотариус? — осведомилась она. Молчать было уже невежливо, но Элиза понятия не имела, о чем теперь говорить, и не чувствова
Она прекрасно понимала, что провела эту ночь в одной постели с убийцей. Но признание Обе
«Он чудовище, — подумала она и тотчас же до
Оберон щелкнул крышечкой потертых часов — Элиза удивилась тому, что у настолько обеспечен
— К полудню. Подпишем все бумаги и поедем на вокзал. Да, мне еще надо поговорить со слугами.
— Разумеется, — кивнула Элиза. — Теперь ведь это все ваше.
«Как и я», — подумала она, но не сказала об этом вслух. Оберон поднялся со стула, прошел по комнате, выглянул в окно. День был совсем осен