j Короли городских окраин. Автор Шарапов / Купить книгу, доставка почтой, скачать бесплатно, читать онлайн, низкие цены со скидкой, ISBN 978-5-04-118345-5

{{common_error}}
СКИДКИ! При заказе книг на сумму от 1500 руб. – скидка 50% от стоимости доставки в пункты выдачи BoxBerry и CDEK,
при заказе книг на сумму от 3000 руб. — скидка 80% от стоимости доставки в пункты выдачи BoxBerry и CDEK.

Короли городских окраин. (Шарапов)Купить книгу, доставка почтой, скачать бесплатно, читать онлайн, низкие цены со скидкой, ISBN 978-5-04-118345-5

Короли городских окраин
Название книги Короли городских окраин
Автор Шарапов
Год публикации 2022
Издательство Эксмо
Раздел каталога Историческая и приключенческая литература (ID = 163)
Серия книги Короли городских окраин. Послевоенный криминальный роман
ISBN 978-5-04-118345-5
EAN13 9785041183455
Артикул P_9785041183455
Количество страниц 320
Тип переплета цел.
Формат -
Вес, г 960

Посмотрите, пожалуйста, возможно, уже вышло следующее издание этой книги и оно здесь представлено:

Аннотация к книге "Короли городских окраин"
автор Шарапов

Книга из серии 'Короли городских окраин. Послевоенный криминальный роман'

Читать онлайн выдержки из книги "Короли городских окраин"
(Автор Шарапов)

К сожалению, посмотреть онлайн и прочитать отрывки из этого издания на нашем сайте сейчас невозможно, а также недоступно скачивание и распечка PDF-файл.

До книги"Короли городских окраин"
Вы также смотрели...

Другие книги серии "Короли городских окраин. Послевоенный криминальный роман"

Другие книги раздела "Историческая и приключенческая литература"

Читать онлайн выдержки из книги "Короли городских окраин" (Автор Шарапов)

ПОСЛЕВОЕННЫЙ КРИМИНАЛЬНЫЙ РОМАН
ВАЛЕРИИ ШАРАПОВ
КОРОЛИ ГОРОДСКИХ ОКРАИН
МОСКВА
2022
УДК 821.161.1-312.4
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
Ш25
Художник — Алексей Дурасов
Шарапов, Валерий Георгиевич.
Ш25 Короли городских окраин / Валерий Шара
1^В\ 978-5-04-118345-5
Непростая жизнь у пацанов послевоенной Москвы. Нужно помогать взрослым по хозяйству, ходить в школу, работать, доставать продукты. А вокруг столько соблаз
УДК 821.161.1-312.4
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
© Шарапов В.Г., 2022
© Оформление. ООО «Издательство
!8В\ 978-5-04-118345-5
ОРПкПС
Она крутилась перед зеркалом, чернила тонкие брови карандашом все гуще и гуще, пока не осталась довольна отражением: завитые локоны, шляпка- таблетка, красные полоски губ, платье из перелив
Набросила любимую лисью горжетку, что пода
У подъезда она замедлила шаг назло соседям: пускай полюбуются, как играет на ветру пышный подол ее платья, а мех переливается роскошным блеском.
Минуту триумфа прервал крепкий шлепок чуть ниже колена. От неожиданности женщина вздрог
ском туфли в морду соседской невоспитанной со
Снизу на нее смотрело продубленное до чер
— Ну-ка, дамочка, в сторонку, пропусти героя- инвалида. — Возле колен с тихим звоном медалей проплыла голова в сосульках грязных волос, бу
Она достала из ридикюля платок и с отвраще
Мужчина на тележке покатил дальше как ни в чем не бывало — мимо зарослей с голубятней в глубине, где он уже неделю наблюдает за жизнью дамочки, жены высокого партийного работника, дальше — по тротуару, потом долгая дорога вдоль трамвайных путей до многоголосого рыночного пятачка недалеко от трех вокзалов. Здесь его уже ждут.
Под деревом в ленивом ожидании замер вы
ночной толчеей из-под опущенных век. Только вздрогнули губы через грохот тележки:
— Здарова, Танкист.
— Здоровей видали, — буркнул в ответ инвалид, которого передергивало от злости каждый раз, когда кто-нибудь тыкал в него прозвищем для по
Он прижал к прохладной траве руки, занывшие после долгой поездки, сухо бросил:
— На четвертом живут они вдвоем, без детей, кухарка до обеда стряпает и уходит, три комнаты. Жирдяй ее, партейщик на мылзаводе, приказы раздает. Фатера шик-блеск.
— Откуда узнал? — в серых глазах Михана Да
— Соседи болтали во дворе, жена у модистки платья шьет, воротник из лисы носит, он в костю
Домушник фыркнул насмешливо (что за вели
— Ну?
— По ляжкам! — с ликованием выдал мужчина, глаза его засветились от внутреннего жара. — Если у хозяйки нога сдобная, а чулки шелковые, значит, и квартира в ажуре. Уж я-то знаю, столько бабенок перещипал!
Давилка еле удержался, чтобы не расхохотаться над безногим изуродованным казановой. Но, зная обидчивость фронтовика, только улыбнулся, до
— На, заработал.
— В следующий раз подтяжки лучше мне при
Тот мысленно хохотнул над желаниями калеки: «Вот неугомонный безногий, форсить вздумал!» Но в ответ только кивнул и зашагал к остановке: пора срочно обсудить с Черепом, главарем их шайки, как обнести квартирку финдибоберной парочки.
Ск'В' 1
В мае сорок седьмого Колька вновь увидел своего отца. Был тот худ, бледен, в гражданской одежде, висевшей на нем как на вешалке. Ни кепки, ни шляпы не было, и сильно полысевшая бугристая голова отца, обтянутая белой с синевой кожей, резко выделялась среди прохожих.
Отец медленными неуверенными шагами про
провожал его долгим сочувственным, а порою и осуждающим взглядом.
Николай заметил отца, когда тот входил во двор. Долго всматривался в сильно изменивши
В памяти всплывал желтоватый, дрожащий в мамкиных руках листок с сухими лаконичными фразами, которые набатом прогудели в Кольки
В тот день у мамки пропало молоко, и Наташа, двухлетняя Колькина сестра, перестала выпивать из матери последние соки, а два раза в день, утром и вечером, сидела теперь за общим столом, уплетая скудные куски хлеба и похлебку из картофельных очисток. Чтобы она самостоятельно дотягивалась до стола, мать подкладывала ей на скрипучий, из темного дерева, стул Колькины книги: «Три муш
Подойдя к подъезду, отец остановился. Можно было подумать, что он сомневался, идти ему дальше или так и остаться на этом месте ночевать. Уставший пустой взгляд не выражал ничего.
Колька, который с Саньком и Альбертом на
Устало вздохнув, отец открыл дверь и вошел в подъезд.
— Ого, какой индивид к нам пожаловал, — за
— Труп фрица, — сострил Санька, — оживший через пару лет после захоронения.
Санька хотел ввернуть еще одну колкость, она уже готова была слететь с его языка, но не успел. Не говоря ни слова, Колька сорвался с места.
Он вбежал в подъезд, быстро, через ступеньку, преодолел лестничный марш и застыл, глядя, как отец на втором этаже, у дверей их квартиры, долго и безотрывно жмет на кнопку звонка. Почему-то подойти и обнять Игоря Пантелеевича или, на худой конец, пожать руку ему Колька забоялся. Что-то чужое было в этом человеке, отстраненное и закрытое.
Дверь отворила Антонина Михайловна. Отец не сразу убрал руку с кнопки, и переливчатый звон словно перебрался в мамкины широко распахну
тые глаза, запрыгал, заскакал в сини голубых зрач
— Игорь, живой! — охрипшим от волнения голо
Тот вздрогнул, испуганно подался назад, по
— Родненький мой... Ведь не чаяла живым уви
Дверь напротив приотворилась, и в небольшом зазоре показалась любопытная голова Анны Фи
Из шестой квартиры тоже выглянули на шум. Вышел однорукий дядька Егор в рубахе с по
Потеряв руку еще в начале войны, дядька Егор в сорок втором был демобилизован, вернулся до
благополучно. Он жалел овдовевших и оставшихся без сыновей женщин, стыдился того, что его жена, переживая тяготы войны за мужниной спиной, оказалась счастливее других. Не раз он подбадри
— Никак Игорь! — удивленно воскликнул дядя Егор и широко улыбнулся. — Ну, Михайловна, поздравляю! Чего ж ты плачешь, дурная голова, смеяться надо. Муж после стольких лет вернулся. Он же у тебя теперь, после похоронки-то, считай, заново родился.
Отец вздрогнул на последних словах соседа, бросил на него беглый взгляд и тут же отвел глаза. Мать, словно пристыженная дядькой Егором, стала всхлипывать реже, оторвалась от мокрого пиджака, стала утирать глаза руками. Сосед заметил на сту
— А ты, Николай, что как не родной стоишь? Батяня с фронта вернулся. Теперь совсем другая жизнь пойдет. Не сирота ты больше.
* * *
Жизнь Колькина действительно закрутилась по-новому. И дома, и в школе...
— Рассаживайтесь побыстрее, через пятнадцать минут вторая смена завалит. Гладкова, тебя это не касается? Позже с подружками поболтаешь.
— А мы решаем вопрос голодающих детей Аф
Хорошенькая Оля Гладкова независимо повела плечом и, усаживаясь за парту, гордо вздернула подбородок. Веснушчатая Надя Белоусова прыс
— Знаю я вашу политинформацию, — сдви
— Ничего. Твоей сознательности, Мещеряков, на весь совет дружины с лихвой хватит. Даже еще останется.
Надя, занявшая место рядом с подругой, по
Лидия Михайловна, пионервожатая школы, молча сидевшая рядом с председателем совета дру
Парты в пионерской комнате были поставлены буквой «Т». С одной стороны, такое расположение позволяло создать иллюзию круглого стола. Каждый видел не затылки, а лица членов совета, чувствовал себя равным сидящему рядом. С другой стороны, председатель и пионервожатая всегда усаживались за парту, являвшуюся шапкой буквы «Т», противо
Воцарилась тишина. Двенадцать пар глаз выжи
— Внеочередное заседание совета дружины объявляю открытым. На повестке дня всего один вопрос: моральный облик ученика шестого «Б» класса Николая Пожарского.
— А мне его облик очень даже нравится, — за
— Вот и женись на нем, — сострил Каркуша, длинноносый ученик восьмого класса со смоля
Все засмеялись, и Лидия Михайловна снова за
— Не совет дружины, а балаган какой-то, — обиженно сказал Мещеряков, повернувшись к пи
онервожатой. Вся его фигура говорила о том, как тяжело вразумлять дружину, словно малых детей, что в пионерской комнате сейчас находится только два серьезных, ответственных человека, достойных носить звание пионера: он и Лидия Михайловна.
Пионервожатая незаметно для других припод
— Так что там Пожарский опять натворил? — спросил пионер седьмого «В» класса, загорелый и спортивный Захаров Илья. Он был заядлым фут
— За что? — возмутилась Гладкова. — Предла
— Голосуем. Я «за»! — Надя потянула руку вверх.
— Серьезнее, ребята.
— Через десять минут вторая смена явится.
Лидия Михайловна встала и строго, сверху вниз, взглянула на пионеров. Все разом притихли, стали серьезными. Антон тоже встал, откашлялся и, несколько смущаясь, начал заседание.
— Итак, как я уже говорил, на повестке дня во
— И что? — ломающимся грубым голосом вы
— Ну, можно на классном часе поднять вопрос о его успеваемости.
— Правильно. Или назначить сбор на тему «Бе
— Каждый год проводим эту «Береги минуту». Надоело!
— Тебе, Кораблев, может, и пионером быть на
— Да я что...
Гладкова, порозовев щеками сразу от возмуще
— Я до четвертого класса училась вместе с По
лась в кулак, выказывая внутреннее напряжение, левой она оперлась на парту. — Четыре года — срок не малый. И могу с полной ответственностью заявить, что Пожарский — сознательный пионер. Мало кто из сидящих здесь знает, что в самом начале войны, когда Колиного отца забрали на фронт, Николай перестал ходить в школу.
— Вот именно, — радостно подхватил Антон. — Злостный прогульщик ваш Пожарский.
— Так ведь почему он прогуливал? — Оля прямо посмотрела на Мещерякова. Длинная прядь челки повисла над глазами. Оля дунула на челку, убирая с лица, и, обращаясь к одному только Антону, про
Повисла напряженная тишина. Надя, запоздало предостерегая подругу, дернула Гладкову за подол платья и испуганно охнула. Оля в упор смотрела на Антона. Рука ее, опиравшаяся на парту, мелко задрожала. Под прямым взглядом председателю совета дружины показалось, что на его стул на
точку, отчего хочется заерзать, вскочить и убежать. Антон сглотнул, подавляя свое малодушное же
На выручку любимцу пришла пионервожатая.
— Это, конечно, хорошо, — прервала она тя
— Я знаю наверняка! — воскликнула Оля, пере
— Что он делал на этом заводе, остается вопро
— Лидия Михайловна, соседи не будут лгать!
Женщина, изменив своей обычной сдержанно
— А где в это время находился отец Пожар
Гладкова растерялась от неожиданного напора, моргнула и неуверенно ответила:
— Известно где. На фронте. Воевал с фаши
— Воева-а-ал?! — Лидия Михайловна с удоволь
лись, лицо приняло хищное выражение. — Или сдался в плен, дрожа за свою шкуру? Как послед
Оля вздрогнула. Захаров многозначительно при
— Лидия Михайловна, — растерянно пробор
— С непроверенными данными я бы не созы
* * *
Слух об отце Пожарского распространился по школе за считаные часы. Все, от учителей до пер
История пребывания Игоря Пантелеевича в плену обрастала домыслами, порою реалистич-
ными, но чаще — совсем фантастическими. Так, кто-то предположил, что отец Пожарского добро
Кто-то божился, что точно знает о связи По
Коля никак не мог понять причины неожи
Коля и сам точно не знал, где так долго пропадал его родитель. После возвращения прошла неделя, а отец только отмалчивался, сидел подальше от
окна, около горшка с фикусом, и даже матери не говорил о том, что с ним случилось на фронте.
Однажды, в понедельник рано утром, когда Коля гладил пионерский галстук, Игорь Пантеле
Коля чувствовал к себе внимание не только на перемене, но и на уроках. В этот день класс, словно по молчаливому согласию, отказывался слушать учителей. Вызванные к доске отвечали невпопад. Перешептывались. На уроке истории кто-то ис
Это было неожиданно. В классе Пожарского боялись и предпочитали не связываться с ним. Не то чтобы Николай запугивал одноклассни
потому, что он был значительно старше и крупнее их. В свои четырнадцать Николай только закан
Коля отпросился в туалет и вышел в коридор. Тишина неприятно надавила на уши. До звонка оставалось около пятнадцати минут. Он напра
Вскоре прозвенел звонок. Из дверей горохом высыпались шумные ученики. Пожарский до
У Коли защемило сердце. Они учились вместе еще в прошлой жизни, до войны. Когда можно
было радоваться каждому новому дню. Когда уроки были трудными, а перемены интересными. До его взрослой безрадостной жизни на заводе. И ко
Миша Заворотнюк, Егор Григорьев, Андрей Держинога... После них из класса стали выходить девушки. Оля Гладкова что-то с упоением расска
Николай тихо свистнул. Альберт вздрогнул и повернулся на звук. Близоруко прищурился и, уз
Коля кивнул в сторону лестницы. Альберт без слов понял, и они с сосредоточенными лицами, словно занятые каким-то важным поручением, спустились вниз. Вышли во двор и повернули за угол школы. Прошли к мастерским, задняя стена которых густо поросла кустарником. Спрятались, присели на корточки. Коля достал подаренную Давилкой пачку папирос, протянул другу. Альберт взял сразу две. Одну аккуратно, с некоторым трепе
Какое-то время курили молча.
— Плохи у тебя дела, — первым заговорил Аль
— Почему «Немцем»? — удивился Коля.
Альберт внимательно посмотрел на него.
— Серьезно не знаешь?
— Нет.
Судорогин глубоко затянулся. Красный огонек папиросы добежал до самых пальцев, уже прини
— Тут такое дело. Пионервожатая воду мутит. Говорит, отец у тебя в плену был. Вроде как до
Коля густо покраснел, в глазах появилось злое упрямство. С минуту они молча смотрели друг на друга: один с любопытством, второй — с еле сдер
нием. Прогоревшая папироса обожгла Коле палец, Пожарский дернулся и бросил бычок под ноги.
— Врет, сука!
— Говорят, письмо пришло из гороно. Молния.
— И они врут.
— Ну, брат, ты загнул. — Невзирая на серьез
От переполнявшего его возмущения Коля вско
— Ты же знаешь, Судорогин, батя мой в авиа
Ноздри его жадно раздулись. Не хватало воз
Коля помнил, как отец, обнимая насмерть ис
— Береги наших женщин. — Он почему-то был уверен, что родится девочка. Почувствовал именно в этот момент, когда расставание было так близко. — Я буду защищать их там, далеко. А ты позаботься о них здесь. Я рассчитываю на тебя. Не подведи.
На этих словах мама зарыдала в голос, с приды
— Батя, — сказал тогда восьмилетний Коля, — и ты не подведи нас.
И отец не подвел. Уже через две недели при
— Да я-то что, Немец. Говорю только то, что слышал, — прервал Колины воспоминания Аль
Пожарский вспыхнул, схватил друга за ворот
— Никогда не называй меня так, — тихим, но дрогнувшим голосом сказал Николай. — Слы
В глазах Николая — маленького и корена
Альберт с силой отцепил Колину руку от своей рубашки.
— Извини. Не кипятись.
Судорогин, чувствуя, что был не прав, виновато заморгал. Пожарский сделал шаг назад.
— Забыли, — примирительно сказал он.
Они еще немного помолчали. Где-то в стенах школы послышался сводящий скулы звонок. Су- дорогин забеспокоился. Видно было, что ему не хочется опаздывать на урок. Но и бросать друга в таком состоянии казалось неправильно, не по-то
— Ты как? Идешь? — робко спросил он Колю.
Тот отрицательно мотнул головой:
— Иди один.
— Что я, зубрила? Товарища на уроки про
— Иди. Я позже подойду.
Чувствуя неловкость, Альберт нерешительно переступил с ноги на ногу, с обреченностью мах
— А дядя Игорь-то что говорит? Где он пропа
Николай отвернулся, показывая, что не хочет больше разговаривать.
* * *
Ласковое майское солнце грело щедро, от души. Словно жалея измученных долгой войной лю
По тротуару, мимо незатейливых вывесок «Юве
чек», быстро шагал парнишка в школьной форме и потрепанной серой кепке. Он был без портфеля. Шагал он так решительно, так сосредоточенно, что казалось, этот серьезный человек спешит с важным поручением.
Николай действительно чувствовал ответствен
Ноги сами внесли его в знакомый двор, под
Отец сидел все там же, у фикуса. Делал вид, что читает «Вести», хотя глаза его были неподвижны, а взгляд задумчив. В квартире больше никого не было. «И к лучшему», — решил Коля.
Он прошел в комнату и остановился перед Иго
— Читаешь?
Отец кивнул и еще ниже наклонился к газете, словно прячась от предстоящего разговора за ко
Но Коля не собирался отступать:
— Почему работать не идешь?
Снова молчание.
— В школе урок политинформации был. Го
нужны. Острая нехватка кадров. Все силы кинули на восстановление промышленности и сельского хозяйства. А ты — инженер со стажем — дома штаны просиживаешь.
Игорь Пантелеевич снова взглянул на сына, медленно и аккуратно свернул газету, отложил в сторону. Тяжело вздохнул:
— Чего ты хочешь?
— Хочу знать, когда тунеядничество твое закон
— Недолго осталось. С понедельника иду рабо
Николай хотел было бросить в лицо отца что-нибудь обидное или даже унизительное, но осекся.
— В универмаг? — не поверил он. — Ты же ин
Игорь Пантелеевич отвернулся к окну и горько, с нескрываемой обидой сказал:
— Видишь ли, сынок, стране не нужны квали
За окном проплывало тяжелое, похожее на тучу, облако. Верхняя его часть, вздымавшаяся горой, была подсвечена солнечными лучами и сияла осле
Точно такое же облако спасло его на первом бо
Разведывательная авиация оснащалась плохо. В хозяйстве у Игоря Пантелеевича был старень
советские зенитчики, не разглядев звезд на кры
И вот первый боевой полет. Шли тройкой в тыл врага. Самолеты не были оснащены фотоаппара
Игорь Пантелеевич чувствовал, как по спине стекала струйка пота. Впереди низко нависало над землей точно такое же облако. Пилоты видели, как яркие лучи солнца выбеливали зефирную вер
Игорь Пантелеевич с замиранием сердца следил за тем, как поведут себя более опытные товарищи. Выхода было два: сбавить высоту и стать для врага видимым как на открытой ладони или пролететь над облаком и упустить из виду часть территории, захваченной противником. Но как тогда вести на
Решено было снижаться малым ходом. И прак
Первым задымился и неумолимо стал сни
Секунды растянулись как резина. Словно сквозь кисель медленно проплывала по воздуху морда акулы, угрожающе намалеванная на носу немец
Когда густой черный дым повалил из правого крыла второй советской машины, Игорь Пантеле
лобовая атака. Надо было выжать максимально возможную скорость. Щурясь от бьющих в глаза ярких лучей, он видел, как неминуемо приближа
Из-за спины протянулась пулеметная очередь, а впереди — ничего. Густой туман стеной стоял вокруг самолета, съедая видимость на расстоянии вытянутой руки. Уже через несколько минут Игорь Пантелеевич перестал понимать, в какую сторону двигаться, но выныривать из облака не спешил, опасаясь преследования. По хлопающему звуку понял, что обшивка самолета начала парусить: его старичок не годился для таких маневров. Было по
Облако закончилось неожиданно — словно ножом отрезало. Когда глаза привыкли к свету, Игорь Пантелеевич увидел то, для чего был послан в разведку. Под крыльями его самолета прости
Если бы Игорь тогда не свернул в облако! Со
Но этого не случилось.
Облако продолжало свое медленное шествие по небу. Игорь Пантелеевич с трудом оторвал от него взгляд и пристально посмотрел в глаза сыну.
— Я знаю, о чем ты меня хочешь спросить. Вспомни, как ты верил мне раньше, до войны. И поверь еще один, самый ответственный раз. Я не сдавался в плен. Мне удалось посадить подбитую машину на кукурузном поле. Но спрятаться я не успел. А очнулся уже у них...
Ск'В' 2
После тяжелого разговора с отцом на Кольку будто навалилась безразмерная каменная глыба, от которой ныл затылок, тянуло к земле плечи. Он по
Голова у мальчишки кипела от вопросов. Из-за этого тумана он совершенно не понимал, куда несут ноги. Желтые квадраты окон в темноте улиц размылись, заострились лучами от накативших слез. Подросток сжал кулаки, тяжелым глотком прогнал судорогу в горле. Нет, плакать как девчонка он не будет: разучился во время долгих тяжелых смен на заводе.
Колька глубоко погрузился в размышления. Что же делать со школой? Терпеть каждый день косые взгляды, шепот за спиной и издевательства
глупых одноклассников абсолютно невыносимо. И до этого он ежедневно усилием воли останавли
Николай поднял глаза от резкого света. В вечер
Пальцы у мальчишки сжались в кулаки, сейчас будет еще один важный разговор, который изменит его жизнь. Пускай дезертирство отца он исправить не может, но вот удалить навсегда неприглядную часть своей жизни должен. Один разговор! Он не струсит, он сможет твердо сказать свое решение. И если нужно, то кулаками отвоюет новую светлую
жизнь. Без лжи и слабости, не будет сдаваться, как отец!
От резкого свиста из темноты, из-под низкого козырька заколоченной витрины, Колька вздрог
— Добрый вечер, молодой человек. Куда так спешим? На свидание? — тень превратилась во франтоватого мужчину в пиджаке и широком по
Но высокий мужчина с полуулыбкой-полу
* * *
Появился Давилка, вернее, как он предста
Маленькая Наташка орала днем и ночью, тре
матери, «пустым молоком» не наедалась. За пару месяцев из квартиры исчезли мамино пальто и от
Тем утром Николай свернул после школы со
Колька сглотнул кислую слюну и с головой на
перед школой мать с виноватым видом положила ему половинку хлебной корки с белесыми разво
Колька снова мучительно сглотнул, отодвинул тарелку, стараясь не вдыхать соблазнительный аромат, и пошел за ранцем в коридор, бросив сухо:
— Ты сама ешь, я не голодный.
В классе Колька чутко вслушивался в урчание живота, заливаясь краской при каждом неумест
Вечером, когда мать укладывала хныкающую сестру, снова пахло теплым молоком. Но на столе мальчика ждала бурая похлебка из картофельных очисток. Он взял ложку и решил есть медленно, чтобы хотя бы на несколько минут утолить нестер
скрипа и беззвучно расплакался от мучительного ощущения пустоты в животе.
Ночью Колька поймал себя на том, что запихи
Так пятиклассник оказался на проходной. Ста
— Куда? Опоздал на смену, прогудело уже. Про
— Я на работу устраиваться. — Колька зачем-то старался говорить солидным басом.
Вахтер всмотрелся в крепкую кряжистую фи
— Налево иди, во второй цех, токарный. Ма
Колька торопливо шел по территории, крутил головой, рассматривая огромные вытянутые цеха,
за грязными окнами которых деловито сновали темные силуэты, мерно гудели станки.
Он с трудом потянул на себя дверь с нарисо
— Ты кто такой? — прокричал обожженный че
— Пожарский я, работать, — выдавил из себя Колька, отвести взгляд от пустой глазницы он был не в силах.
Мастер наклонился поближе и прокаркал в ухо:
— Сколько лет?
— Дес... Тринадцать! — выпалил мальчишка и расправил плечи.
Мастер окинул его взглядом: врет, больше 10 ему не дать. Тощий, но жилистый, широкий раз
армия страдает от дефицита деталей, патронов, обмундирования. И начальство звонит, требует, грозит всеми карами за невыполнение плана. За станками стоят старики, дети, женщины.
— Родители где? — рявкнул мастер.
— Отец на фронте, мама с сестрой сидит, она маленькая, — крикнул Колька и с ужасом понял, что забыл про бас.
— Раздевалка. — Изуродованный обрубок ука
Так потекли рабочие будни: подъем под Наташ
Основную часть зарплаты забирали на оплату питания в столовой, а остаток Колька отдавал ма
лось спать: от жужжания станка закрывались глаза, руки норовили схватиться за вращающиеся детали. Но тут над ухом раздавался окрик одноглазого ма
Бывший сапер выжил после взрыва вражеской мины, но получил ожоги и остался без нескольких пальцев. Через полгода мучительного лечения в госпитале в возвращении на фронт медицинская комиссия ему отказала. Что там делать калеке, ко
В подчинение Тарасову дали детский сад, как он про себя называл подростков 10—12 лет, своих главных работников. По военной привычке он ор
пряники или сухари и выдавал их в конце дня по одной штуке работникам с лучшими результатами.
Несколько раз Сапер оставлял шустрого По
Из-за усиленного пайка и произошло Колино знакомство с Давилкой.
После суток у станка юный работник брел до
Удара он не почувствовал, вернее, не понял — спас плотный отцовский картуз на ватине. Просто потемнело в глазах, и земля резко прыгнула в лицо.
Кто-то носком ботинка больно ударил по ребрам, так что стоящий на коленях Колька скрючился от боли, раскрыв в беззвучном крике рот. Мелькнул серый бок брикета. Колька попытался ухватиться за свое богатство, но пальцы только зацепили угол кулька, гречка рассыпалась коричневыми камеш
Пока Колька скулил от боли, черные валенки поспешно удалились. Колька сел на землю, пред
От мысли, что мать с испуганным видом будет просить для него у соседей лекарства, а на улице вместо картуза придется кутаться в материну шаль, Колька закипел в отчаянии. Ему хотелось сокру
Кто-то сильный поднял его с земли за воротник телогрейки, перед глазами мелькнул серый прямо
— Твое, малец? — Высокий мужчина в стро
Колька в ответ закивал и вцепился в твердый кусок, потом бросился сгребать с грязного снега гречку. Его спаситель брезгливо поморщился, но сказал дружелюбно:
— Пожалуйста, не стоит благодарностей. Я из
— Спасибо, — чуть слышно прошептал Колька и в задумчивости замер над кучей, которую сгреб. Что дальше? Как теперь донести домой эту смесь грязи с гречкой? Затылок ломило от холода и пуль
Давилка тем временем с интересом рассматри
И Давилка решился на проверку. Поправил по
Возможна доставка книги в , а также в любой другой город страны Почтой России, СДЭК, ОЗОН-доставкой или транспортной компанией.
{{searchData}}
whatsup