0

К сожалению, в Вашей корзине нет ни одного товара.

▼ ▼ Почитать книгу онлайн можно внизу страницы ▼ ▼
Купить книгу Эх, шарабан мой, шарабан… (18+) и читать онлайн
Cкачать книгу издательства Феникс Эх, шарабан мой, шарабан… (18+) (автор -  в PDF

▲ Скачать PDF ▲
для ознакомления

Бесплатно скачать книгу издательства Феникс "Эх, шарабан мой, шарабан… (18+) " для ознакомления. The book can be ready to download as PDF.

Внимание! Если купить книгу (оплатить!) "Эх, шарабан мой,…" сегодня — во вторник (16.08.2022), то она будет отправлена в четверг (18.08.2022)
Сегодня Вы можете купить книгу со скидкой 0 руб. по специальной низкой цене.

Все отзывы (рецензии) на книгу

Оставьте свой отзыв, он будет первым. Спасибо.
> 5000 руб. – cкидка 5%
> 10000 руб. – cкидка 7%
> 20000 руб. – cкидка 10% БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА мелкооптовых заказов.
Тел. +7-928-622-87-04
Внимание! Ближайшая дата отправки заказов - 29 августа 2022.

Эх, шарабан мой, шарабан… (18+)

awaiting...
Название книги Эх, шарабан мой, шарабан… (18+)
Год публикации 2022
Издательство Эксмо
Раздел каталог Историческая и приключенческая литература
ISBN 978-5-04-155009-7
Артикул P_9785041550097
Количество страниц 320 страниц
Тип переплета цел.
Полиграфический формат издания -
Вес книги 960 г
Книг в наличии 2

Аннотация к книге "Эх, шарабан мой, шарабан… (18+)" (Авт. )

Книга из серии 'На солнечной стороне. Дина Рубина'

Читать книгу онлайн...

К сожалению, для этого издания чтение онлайн недоступно...

Способы доставки
Сроки отправки заказов
Способы оплаты

Другие книги автора Рубина


Другие книги раздела "Историческая и приключенческая литература"

Читать онлайн выдержки из книги "Эх, шарабан мой, шарабан… (18+)" (Авт. )

на солнечной стороне
ДИНА
РУБИНА
читайте в серии
НА СОЛНЕЧНОЙ СТОРОНЕ
Вавилонский район безразмерного города
При чем тут девочка?
Единственный голос
Бонжорно, команданте!
Я вас лублу!
Липовая жена
Яша, ты этого хотел?
Эх, шарабан, мой, шарабан,,,
ДИНА
РУБИНА
Эх, шарабан мой, шарабан...
Москва
2022
УДК 821.161.1-82
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
Р82
Художественное оформление серии Петра Петрова
В оформлении переплета использованы иллюстрации: © NesaCera, grynold, Kittibowornphatnon, Anna Selina / Shutterstock.com Используется по лицензии от Shutterstock.com
Рубина, Дина.
Р82 Эх, шарабан мой, шарабан... / Дина Рубина. — Москва : Эксмо, 2022. — 320 с.
ISBN 978-5-04-155009-7
Ее называли Маша-шарабан, по известной кабацкой песне, которую лучше нее никто не исполнял: «Ах, шарабан мой, эх, шарабан мой, не будет денег, тебя продам я.» Действитель
УДК 821.161.1-82
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
ISBN 978-5-04-155009-7
© Рубина Д., 2022
© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2022
РАССКАЗЫ
СОБАКА
н прощался всегда намеренно небрежно и не позволял ей провожать себя. Счи
Судьбы он боялся и никогда не строил планы дальше, чем на завтрашний день, — боялся, что судьба обозлится на него за легкомысленную са
А в этот раз даже не смог забежать к Ирине перед поездкой — с матерью случился очередной сердечный приступ, и после вызова «Скорой» он просидел весь вечер дома — неловко было остав
Ирина ждала его, конечно, волновалась, надо было позвонить, и он долго приготавливался к этому звонку — выкурил две сигареты, напи
было непременно, и оттого, что он знал заранее ее слова и интонацию, с которой эти слова будут произнесены, в нем возникло и завибрировало раздражение, как частенько случалось в послед
Набирая номер и глядя исподлобья на экран телевизора, где копошилось на стволе диковин
— Ира! — бодренько начал он. — Тут такое дело, понимаешь. Я никак не смогу сегодня. У мамы приступ был, «Скорая» только уехала. Ну, ты сама понимаешь.
— Понимаю, — спокойно сказала Ирина. Но он-то знал подкладочку этого спокойствия. Да, подумал он, конечно, устала за эти годы. И я устал. Но что же делать, что же делать.
— Ну, до завтра обойдется, я надеюсь, — про
— Ага. — рассеянно, как ему показалось, ответила Ирина. И это его насторожило.
— ...За мамой здесь тетя Люба присмотрит. А я дней через пять — назад. Может, и рань
— Ясненько, — ровно проговорила она, и он понял, что весь этот тон, разумеется, — протест.
— Ирина! — крикнул он. — Ну, что такое?!
— Езжай, ради бога, — сказала она сломав
Он схватил пачку сигарет и пошел на бал
Мать спросила вслед:
— Мадам в претензии?
— Оставь меня в покое! — огрызнулся он.
— Бедняжка! Никак не может дождаться моей смерти! — Когда речь шла об Ирине, мать всегда переходила на патетический тон, у нее это хорошо получалось, она всю жизнь вела драмкружок во Дворце пионеров.
Он стоял, облокотившись на перила, и смо
Мать, лежа на диване, продолжала что-то го
— ...и пересидит, переждет, конечно... И за
Монолог был неизменный, с незначительны
— Лежи, пожалуйста, спокойно, — миролю
За Бричмуллой они свернули на узкую пыль
— Ну вот, — сказал он. — Доползли... Как тебе здесь — глядится?
Внизу горбились горушки, окрашенные в охру, от темной до золотистой, с желтыми и зе
— Что, нормально. — сказал он и выбрался из машины.
Поляна, на которой они остановились, за
Он огляделся вокруг и, закрыв глаза, глубоко вдохнул воздух, напоенный хрупкими тянущи
— Лимонник. шалфей. — узнавал он. — Что еще? Мята. душица.
Чуть поодаль сбились в хилую рощицу дикие яблони. Над рощицей в скалу уперлась огромная арча, выгнутая саксофоном.
— Смотри, саксофон, — кивнул он Андрею.
— Ага, я по нему ориентировался. — отве
и тугие бокастые рюкзаки. — У нас тут дневка была в прошлом году, когда без тебя ходили...
Андрей возился с палаткой, искал в машине запропастившиеся колья, чертыхался, а он сто
Со студенческих лет они сплавлялись на ка
— Виктор, подержи! — позвал Андрей.
Он встрепенулся и пошел помогать другу ста
Давно уже он признался себе, что завидует Андрею. Тому, как сдержанно и спокойно вла
безалаберной и дурашливой девчонкой. И не по
Взять нынешнюю вылазку: решили без жен
А у Ирины ее самолюбие — бастион, не под
«Да... — подумал он, забивая камнем кол в мягкую землю. — Да, все дело в безогово
— Сильнее натягивай, — привычно коман
Палатка была двухместная, отрадно-жел
— Перекусим, да? — спросил Андрей, стяги
— Ого, чего тут только нет! — удивился Вик
— А, это ценная вещь, — заметил Андрей, за
— Эх, черт, и куда я смотрел в институте! — воскликнул Виктор. Обычная шутливая репли
...Весной, набрав отгулы, решили вчетвером пройти по Чаткалу на катамаране. Андрей — ко
Помнится, на второй день похода у него лоп
Андрея вышибло из катамарана неожидан
дреем, и когда того выбило в воду, вдруг увидел, что Андрей-то без шлема, и бросился за рыжей шевелюрой, крутящейся в водоворотах между камней. Прыгнул, не вспомнив о собственной незащищенной голове. Андрей плавать не мог, вот в чем было дело. И по сей день не научился плавать, урбанист чертов.
Здорово побило их обоих, пошвыряло вдо
Ребят — Диму и Сурена — отнесло дальше, они растерялись, неопытные.
Андрей просил Вере о приключении не го
11ЫХ...
Инвентарь — скатанные катамараны, палат
Позвонили. Верка за эти полчаса, видно, успела наплакаться — открЫла дверь зареван
припавшей головы увидел незнакомое, какое-то гипсовое лицо Андрея.
— Вера, я — вот он, — хрипло, спокойно ска
Сурен выручил — засмеялся; воскликнул с кавказским акцентом:
— Правильно, женщина! В ноги кланяйся! — Сурен редко пускал в ход этот акцент, но всегда кстати. — Он тебе кормильца спас, отца твоих детей!..
...Месяца три после этого странного случая он не появлялся у Андрея, и тот не приглашал. Потом чей-то день рождения подкатил, нельзя было не встретиться — и сгладилось, выровня
.— Слушай, это какая-то дивная курица, — заметил он, обгладывая смуглое крылышко. — Это не курица, а райская птица.
— Да, Верка ее с майонезом делает, с оре
— Сациви называется, кацо.
— Нет, это по-другому, в духовке, кажется. А тебе не все равно? Ешь, — Андрей выломал куриную, перламутровую от майонеза, ногу
и протянул ему. — Женись, тебе Ирина тоже приготовит.
— Даже самая дивная курица не стоит такой жертвы, — отшутился Виктор.
...Когда мылись, поливая друг другу воду из канистры, Андрей еще раз настойчиво спросил:
— Чего не женишься, бобыль?
— Отстань, — отмахнулся он, снимая с пле
— Нет, правда?
— Я тебе сто раз говорил: не могу я мать оставить, она больной человек! — Он начал раз
— Сам виноват.
— Может быть... — Он вздохнул. — И потом, Илюшка растет, возраст у него сейчас самый противный — четырнадцать. Он отца помнит хорошо. Знаешь, временами я такие его взгля
— Еще бы не глядеть ему! Парень видит, как маме весело живется. Смотри, останешься ког
— Значит, судьба такая, — усмехнулся он.
— Не судьба, а ты — дурак, — спокойно ска
...Солнце стояло еще высоко, трава звенела, тренькала, жужжала и зудела, и все это слива
лось с теплым ветром в ровно дышащее мол
Он накинул рубашку и сказал:
— Андрей, я прогуляюсь...
Тот не ответил, наверное, уснул. Он подумал, что Андрей и вправду устал сегодня — все-таки за рулем, по горной дороге.
Через рощицу диких яблонь он вышел к под
Он стал неторопливо взбираться, стараясь ничего не пропустить по пути — ни корявого деревца миндаля, ни ящерки, мелькнувшей по камню; вдохнуть в себя прогретую солнцем, па
Навстречу ему на шоколадной лоснящейся кобыле спускался человек с ружьем за спиной. Подъехав, остановился и вежливо поздоровал
Виктор угостил мужичка сигаретой, тот об
— Егер я, — охотно пояснил мужичок. У него было живое простоватое лицо монголоидного
типа. — Туда-сюда еду, смотрю. На кабан запре
Виктор объяснил егерю, что приехали вдвоем с приятелем — во-он их палатка, желтая, ружей у них нет, стрелять не собираются ни кабанов, ни куропаток. Отдохнут дней пять — и поедут. Места здесь красивые.
Егерь оживился и подтвердил, что места и вправду красивые, показал, как идти до во
Его шоколадная красавица гнула холеную шею, нехотя брала мягкими губами стебельки травы и, вскинув голову, косила каштановым зрачком.
— Там что — чабаны? — спросил Виктор еге
— Чабаны, да, — заулыбался егерь. — При- ятел бери, в гости ходи. Баран резать будем, шурпа, плов варить будем.
— Ну, спасибо, придем. — и он не удержал
Егерь попросил еще сигарету, впрок, и вско
— Осторожно ходи, — посоветовал он. — Сы- пун много, сель бывает... Вон там — он показал в сторону, где перекрещивались покатые гребни холмов, — там десыт человек от сель погиб.
— Когда? — быстро спросил Виктор, почув
— Издес, — подтвердил егерь спокойно, — все спартсмен был, карта маршрута был, все был. — Он вздохнул и тронул пятками лосня
Виктор смотрел на круп удаляющейся лоша
Это была группа Позднышева, десять человек, и среди них — муж Ирины, Костя Мальцев. Да, Костя Мальцев, хороший парень. Как же он временами ненавидел его, мертвого, как рев
Может быть, слишком явственно понимал в иные минуты, что она постоянно сравнивает их, сталкивает — мертвого и живого, и едва ли живой желанней ей и дороже.
Зачем же он оказался здесь, сейчас, что за беспощадная рука привела его сюда и разверну
головы хоть на пять дней ссоры с Ириной, Ко
— Переста-ань, — простонал он негромко, не понимая сам, к кому обращается: к себе ли, к Ирине, к мертвому Косте или к тому тайно
...Он повернул в противоположную сторону и долго, изматывая себя, взбирался меж камней и кустов на крутой каменистый холм и, когда взобрался наконец на гребень, почувствовал, что обессилел.
Он повалился в траву — грудью, щекой, — в этот пронизывающий запах сырой земли и нескончаемой жизни, и долго лежал так, бессмысленно изучая торчащий перед глаза
Он перевернулся на спину, раскинул руки, принимая на грудь это любимое, непостижи
ства, очень остро он чувствовал мимолетность своей жизни и трепетно относился к прошлому, часто перебирал в памяти, перетряхивал — бе
Он вспомнил прошлогоднюю поездку в горы, весной, с Ириной и Илюшкой, ее синюю па
В последние месяцы раздражение стало проч
Тогда он представлял, что она умерла. Ири
так. Звонят. Чужой спокойный голос в трубке.
Говорят: она умерла. И по тому, как хватал его паралич ужаса в эти минуты, он понимал, что обреченно любит ее...
Последний раз он видел ее неделю назад. Утром выписал на работе городскую команди
— Привет! — обрадовалась она. — Молодец, что пришел. Покрась меня, а то я не вижу сза
Он открыл холодильник, отрезал кусок сыру и так жевал, стоя у окна в кухне. Ирина вышла из ванной с полотенцем на голове.
— Не хватай сухомятку, пожалуйста! — Она всегда сердилась, когда он ел стоя, на бегу, как придется. — Покрасишь меня, и сядем обедать. У меня рассольник и голубцы.
— Голубец ты мой, — он глядел в окно и рас
— Понимаешь, сегодня Аскарянц устраива
— Кто оппонент у Аскарянца?
— Москвич какой-то. Интересный, в очках, с шевелюрой эдакой. Я фамилию забыла. Вот,
смотри, — она уселась перед зеркалом, выдави
— Ясно, гражданка клиентка, — он встал за ее спиной, взял старую зубную щетку с растре
Почти вся прядь была седой. И это почему-то испугало его. Он привык, что Ирина молодо вы
— Ира! — воскликнул он и стал судорожно ворошить волосы на ее голове, надеясь, что это просто попалась такая прядь, что сейчас он ее закрасит и все будет о’кей... Нет, седины было много, очень много.
Ирина засмеялась и мотнула головою:
— Ну, не балуйся!
— Ира, ты вся седая!
— Сделал открытие, — невесело улыбнулась она и вдруг, подняв глаза, увидела в зеркале его изменившееся лицо. Они молчали и глядели друг на друга и в эти секунды, казалось, понимали такое, чего не могли понять все эти годы. Он молча наклонился и прижался щекой и губами
к ее шее, там, где сидела круглая родинка. Ири
— Ну, давай краситься... — наконец тихо и медленно проговорила она. — Будем закра
...Он заметил, что вокруг много растет реве
Горячий дневной свет понемногу линял, остывал и стекал с неба в ущелье, где загустевал в вязкие сумерки. С вершины горы открывался дневной закат: солнце, налитое, с кровавой тя
Театральное действо, подумал он, любуясь закатом, и только сейчас ощутил глубокую ти
Он обернулся — шагах в пяти стояла соба
От неожиданности он вздрогнул и даже от
что было жутковато. Нет, не похожа на чабан
— Ну что ты, что ты? — спросил он, потре
Собака глядела на него, ждала.
— Ты есть хочешь? — догадался он. — Ах, бедолага... А у меня нет ничего. В палатке най
— Пойдем, пойдем, — повторял он, стараясь не смотреть в ее странные желтые глаза.
...Прошли километра два, когда он вдруг понял, что заблудился. Это обескуражило его. Обычно он прекрасно ориентировался везде — в незнакомых городах, в лесу, в горах, а тут — на тебе, заплутал.
Горы уже померкли, сизыми тенями соскаль
Собака стояла у его ног и, подняв одноухую голову, пристально смотрела. Две холодных луны плыли в ее глазах. Он отвел от собаки взгляд и огляделся, пытаясь сообразить, в какую сто
рону двинуться. Он искал арчу, выгнутую саксо
— Хреновина какая-то, — буркнул он, повер
Показалось, что за острым выступом скалы будет тропка, по которой он поднимался.
Собака бежала за ним как привязанная, и с каждой минутой ему все больше становилось не по себе. В голову полезли дикие мысли: вдруг почудилось, что не за ним бежит она, а гонит его впереди себя, как гонит пастух бездумную скотину на бойню.
Два раза он оборачивался и громко заговари
— Ты чего молчишь? — раздраженно спра
Склонив голову набок, собака внимательно глядела ему в глаза. Наблюдала...
Он почувствовал, как страх цапнул коготком где-то в животе, и тихо выругался.
— Пошла! — крикнул он собаке. — Дура, все из-за тебя! Чего привязалась? Пошла отсюда!
Собака спокойно глядела немигающими жел
Он повернулся и побежал. Она — за ним, не
— Ах, ты так! — пробормотал он сквозь зубы, подобрал камешек и швырнул в нее. Собака от
«Да какая это, к черту, собака! — смятенно подумал он. — Никакая это не собака!» — по
Он понял, что попал в сыпун и катится в про
Собака тоже попала в сыпун, катилась за ним следом. Сыпались камни... Один крупный угодил в собаку; она завизжала пронзительно, задергала лапами, беспомощно пытаясь подняться и время от времени сваливаясь ему на спину.
Повезло с этой рубашкой, набитой реве
и он лежал, почти бессознательно отмечая, как сплывала, съезжала по камням собака, как за
— Думала, доконаешь меня? — хрипло спрашивал он, заглушая гулкие, дробные уда
Несколько мгновений он лежал, глядя в соч
— Приехали, — омертвело выдохнул он.
Сверху прикатилась собака, она молчала и тяжелым кулем давила на спину, дергалась, истекала кровью — парные струйки крови бе
Он уже привык к собаке, привык катиться с нею по бесконечному пути в пропасть. Она была вечным спутником, товарищем по смерти. Собака была — судьба. Его собственная судьба
с желтыми глазами, от которой он столько раз уворачивался.
— Вот ты где меня достала, — сказал он соба
Он подумал вдруг, что Ирина сейчас в уста
Боже ты мой, как бездарно жито-прожито, и чего хотел, и за чем гонялся? По каким рекам опасным убегал от нее, какую такую жалкую волю оберегал столько лет! На, давись теперь своей волей, захлебнись ею — собачьей кро
Его тошнило, тянуло в пропасть. Дрожащей рукой он стянул с шеи хурджун с ревенем и вы
Краем глаза он увидел соседний валун, повы
Одной рукой он уперся в валун, другой под
— Ну вот... — пробормотал он. — Лежи... Ты теперь сама по себе.
Тут он заметил — слева, вверх по скале, на
Он полз медленно, осторожно, по одной под
— Прости, — сказал он ей. — Прости, так по
Она молчала.
— Скажи хоть — за что? За Ирину?
Собака молчала.
Он отвернулся от ее глаз и стал карабкаться дальше.
Он полз по скале над пропастью, руки и ноги напряженно дрожали, мыслей не было, а все ка
мусор в речном водовороте: что вот мать все точила его, просила прописать свою внучатую племянницу Галю, а он тянул, тянул, непонятно почему, и пожалуйста, дотянул. Или являлась вдруг перед глазами, залитыми мутным потом, белая эмалированная кастрюля, в которой мать варила кисели; мучительнее всего донимала ро
Наконец ему крупно повезло — он наткнул
Теперь, когда за камнем он оставил свою желтоглазую судьбу с обрубленным ухом, ему казалось, что он уползает от смерти. Но нет, он полз вровень с нею, и она зорко следила своим желтым оком за каждым его движением, как следит озорник за мечущимся тараканом в ло
пасть, как прыгал он не раз с вышки в бассейн; но представил этот последний полет, острые камни внизу и опомнился, крепче ухватился за крошащийся под рукою выступ...
Отдохнул он на небольшой площадке, зага
Черное небо дышало и роилось звездами — крупными, зеленоватыми и дрожащими, и мел
С полчаса он сидел, дрожа от холода и напря
Внимательно осмотревшись, насколько по
ступы, прочные на вид; и решил спускаться вниз, в ущелье, по этой отвесной скале.
Он спускался, из-под кроссовок летели кам
Потом он наткнулся на длинный, узкий, опо
Тропка и вправду привела к тесной — шири
Горячий пот бежал по спине и груди, щипал глаза, щекотал в носу. Минутами ему казалось, что он слепнет — все сливалось в едкую мглу. Он спускался на ощупь и не глядя поставил ногу в уступ, где свила гнездо птица. Она выле
в расщелине несколько метров, ударяясь коле
Альпинисты, понял он, еще не веря глазам — ночные восхождения, с прожекторами, — и за
Его услышали, ослепили прожектором, и че
Он обнял валун, перекинул ногу и почув
Он слышал какие-то голоса, чувствовал, как его тормошат, ощупывают, перевязывают руки, видел мелькание лиц и фигур, все это переме
— Спасибо. Ребята.
— Тебе спасибо, за то, что жив, — ответило пятно. Это оказался дюжий парень в оранжевом анораке и вязаной шапочке с бомбоном. — Тут знаешь, какая ступень? Тут только в связке и со снаряжением лазают. Непонятно, как ты жив остался.
— Да, кино! — сказал кто-то рядом. — Сам сможешь идти?
— Конечно, что вы, ребята! — усмехнулся он, вернее, дернул какой-то застывшей мышцей лица, попробовал встать и тут же свалился ку
Его подхватили под мышки, поволокли к па
ли выпить три стакана крепчайшего чая с неве
Теперь, в безопасности, среди незнакомых, но таких теплых, родных людей, его колотил озноб, сменявшийся приливом горячей крови к голове.
В палатке с ним возились двое: дюжий па
— Ты, случаем, не из летающей тарелки? — поинтересовался парень в анораке. — Вроде для нормального человека маршрут необычный.
Виктор улыбнулся разбитыми губами.
— Погулять пошел, — проговорил он. — В сыпун... угодил...
Виктор вспомнил об Андрее и встрепенулся вяло:
— Пойду я.
— Сейчас, побежишь, — весело согласился «анорак» и велел девушке: — Ну-ка, укрой по
Виктор почувствовал, что его ловко, уютно накрывают, обволакивают густой истомной пе
— Как вас зовут?
— Ирина, — ответила девчушка старатель
— Ирина... — повторил он блаженно и вдруг уснул. Но сразу очнулся и забормотал: — Нет, ребя. мне идти. сейчас же, он там с ног сби. — и уснул опять на полуслове.
...Часа через три, на рассвете, его словно под
В ущелье, словно мыльная пена в корыте, плавали жидкие облака, зато небо и блескучие снеговые вершины, уже ограненные солнцем, были прозрачно чисты.
Неподалеку по седой траве в тощем облачке бродил конь, нагибая за травой шею, словно по
— Красотуля моя, удостой вниманием, если в гости явился.
— Не унижайся перед ним! — «анорак» сидел у костра с консервным ножом в лапище, трудил
Увидел Виктора и сказал:
— А-а, небесный тихоход выполз. Ну что, отец Федор, больше не погонишься за брилли
Девушка расхохоталась так, что конь испуган
— Классику знаешь... — В майке было холод
— Ну ты и разукрасила его, Ирка! — восхи
Девчонка опять прыснула, а он подумал — ну и втюрился ты, «анорак», в эту Ирку, на пупе вертишься, чтоб она лишний раз фыркнула. И сказал:
— Ладно, ребята. Мой друг там, наверное, со
— Слушай, — парень отложил банку, поднял
— Что ты, зачем!
— Надевай, тебе говорят! Околеешь! — и почти насильно натянул просторный анорак на плечи Виктора.
Девчушка сказала:
— Будет повод в гости прийти, — у нее ока
— Вас правда зовут Ириной? — спросил он, и столько непонятного удивления было в его го
— Врет, конечно. Матильдой ее кличут.
Виктор кивнул и пошел на вялых ногах, жал
...Андрея он увидел издали. Тот стоял на ска
Он закричал, замахал руками, и Андрей стал спускаться навстречу. Когда тот подходил, Вик
— Погоди, не ругайся. Я все объясню. Ты здорово перетрусил? — Андрей подходил молча, и странным показалось его лицо: переболевшая ненависть была в лице и во взгляде.
— Сссук-кин сын... — проговорил Андрей си
Виктор остановился.
— А. Почему шепотом? — растерянно спро
— А песни пел всю ночь, — с ненавистью просипел Андрей, прошел мимо к палатке и швырнул внутрь ненужный уже фонарик.
Виктор только сейчас ощутил по-настоящему, что пережил, что передумал друг за эту ночь; представил, как рыскал тот по горам с фона
— Погоди, Андрюха, — мягко проговорил он. — Ну, дай сказать... Я с того света вернулся. В сыпун угодил, чуть в ущелье не свалился. Полз по чайной ложке в час. Да я тебе расскажу — это целый роман! Меня альпинисты подобрали, чаем отпоили. — Он расстегнул анорак: — Во, видал — боевые ранения?
— Чего тебя к ущелью понесло, идиот? — просипел Андрей, не смягчая ненавидящего взгляда.
— Да собака пристала, дурная, одноухая.
Он вспомнил собаку, и вдруг такая тоска и усталость навалились, что расхотелось расска
— Ты водки выпей, — проговорил он вино
В палатке Андрей лег на спальник и при
Он снял анорак, подивился размерам его хо
— Не забыть бы ребятам вернуть, — сказал он, бросая анорак в угол палатки. — Прекрасные ребята... Можно пойти к ним вечером... А мож
Андрей молчал. Веки его подрагивали.
— Знаешь, а ведь именно здесь погибла груп
— Нет, скажи, — Андрей вдруг сел рывком, сжал руками приподнятые колени. — Скажи, по
Вопрос был неожиданным, во всяком случае, никогда он не думал, что услышит его от Андрея. Это была реплика Ирины, и в подобных схватках он умел отражать удары — слава богу, закален
— Почему — всем? Что ты, Андрюха. — растерянно забормотал он. — Ты успокойся, рас
— Да! Ради удовольствия, — просипел Ан
Он натянуто хмыкнул:
— Ну, дед, ты умом тронулся...
— Ты на любую опасность прешь — знаешь почему? — напористо спросил Андрей, не обра
— Да ну! — он прищурился, пытаясь скрыть растерянность.
— Да! Ты не живешь, а тянешь жизнь, как тянут время перед визитом к зубному врачу. Ну это — хрен с тобой, горбатого — могила, но ты же и близкие жизни мытаришь. Ты сколько лет Ирине душу треплешь?
— Ну ты Ирину оставь! — глухо оборвал он Андрея. — Это моя беда, я сам разберусь.
— Восемь лет разбираешься, Илья успел вы
— А ты не лезь в это дело! Что ты о нас троих знаешь? Я сказал — моя беда, не тронь!
— Да никакая не беда. Ты эту беду сам сма
— При чем тут мать?! — крикнул он. — Чего ты о матери вспомнил? О себе заботься, судия хренов!
— Да потому, что ты весь тут: перейти к Ири
дней с матерью будет — соседка приглядит, да? — От того, что Андрей говорил не своим, со
— С какой рубашкой?!
— С такой! Вон она валяется, я ее на рассве
— Да эта рубашка!.. Да выслушай меня! Дай сказать! — он не на шутку разозлился на Андрея.
— Не дам! Я всю ночь, пока по горам спо
— Да кому еще?! Кому плохо?! — запальчи
— Плохо Вере! — выкрикнул вдруг Андрей петушиным голосом. Бешеные зрачки его прон
Виктор дернулся, как от тока.
— Дурак! — ошеломленно пробормотал он. — Совсем спятил! — И понял вдруг совер
— Скажешь — не видел, как она смотрит на тебя? Скажешь — не знал, что за меня она от безнадеги вышла?.. А я — как проклятый, всю жизнь — как на вулкане... живу и трясусь: вдруг ты на нее глаз положишь, вдруг разом и жену мою, и пацанов прикарманишь. — Андрей го
Он, как слепец, шарил руками по спальни
— Андрюха, ты что?! Ты что-о-о?! Как ты мог такое, гад, сволочь? Сколько лет?! Я предавал тебя?! Скажи, я предавал?! А на реке. когда мы оба. оба могли. как Костя Мальцев. я тебя предал?
Андрей молчал, сжимая в трясущихся паль
— Так, выходит, плохо всем? — горько спро
Он рванулся из палатки, быстро пошел ку
Потом увидел далеко внизу петлю дороги, по которой божьей коровкой ползла красная легко
Через час он уже сидел на остановке, возле придорожного магазинчика-стекляшки, ждал по
Из магазина вышли двое: девчушка-альпи
Увидев его, «анорак» приветственно вскинул ручищу:
— Салют каскадерам! Давно не видались.
— Здорово, — бормотнул он.
— А мы вот за хлебом спустились, — объяс
сым, шапочка с бомбоном сидела на нем игриво и ненужно, как на утесе.
Виктор достал пачку сигарет, и «анорак» вы
— А ты что — уезжаешь? — спросил «ано
— Да, нужно в город, — обронил он. — Твоя куртка в палатке осталась, у друга. Он будет воз
— Да ладно, — улыбнулась девчушка. — Я эти анораки для всей группы настрочила. В день по штуке. Можете себе оставить, на память. А Саш
— Ну спасибо, — пробормотал он.
— Бывай. Удачи! — Парень хлопнул ручи
— Пропала куда-то, — пояснила девчушка. Солнце било ей в глаза, и она трогательно жму
— Нет, — мотнул он головой, хмурясь и гля
Они долго взбирались на гору, оживленно пе
...Он сидел один на пустынном шоссе. От
Он сидел один на один со своим сегодняш
...Время от времени он приходил к ней — на
ЗАКЛЯТЬЕ
ы верите в прорицателей?
-
— Ну, в предсказателей, в гадалок... в тех, кто предсказывает судьбу, — верите? — Она смотрела на меня беспокойным требовательным взглядом. — Вы же писатель, вас должно это ин
Часа три назад мы познакомились на дне рождения у общих приятелей, хотя слышала я о ней давно. В последние годы ее имя дизай