0

К сожалению, в Вашей корзине нет ни одного товара.

▼ ▼ Почитать книгу онлайн можно внизу страницы ▼ ▼
Купить книгу Хрестоматия для начальной школы. 1 и 2 классы и читать онлайн
Cкачать книгу издательства Феникс Хрестоматия для начальной школы. 1 и 2 классы (автор -  в PDF

▲ Скачать PDF ▲
для ознакомления

Бесплатно скачать книгу издательства Феникс "Хрестоматия для начальной школы. 1 и 2 классы " для ознакомления. The book can be ready to download as PDF.

Внимание! Если купить книгу (оплатить!) "Хрестоматия для начальной школы.…" сегодня — в пятницу (12.08.2022), то она будет отправлена во вторник (16.08.2022)
Сегодня Вы можете купить книгу со скидкой 0 руб. по специальной низкой цене.

Все отзывы (рецензии) на книгу

Оставьте свой отзыв, он будет первым. Спасибо.
> 5000 руб. – cкидка 5%
> 10000 руб. – cкидка 7%
> 20000 руб. – cкидка 10% БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА мелкооптовых заказов.
Тел. +7-928-622-87-04

Хрестоматия для начальной школы. 1 и 2 классы

awaiting...
Название книги Хрестоматия для начальной школы. 1 и 2 классы
Год публикации 2022
Издательство Эксмо
Раздел каталог Развивающая и познавательная литература для дошкольников
ISBN 978-5-04-165858-8
Артикул P_9785041658588
Количество страниц 368 страниц
Тип переплета цел.
Полиграфический формат издания -
Вес книги 1080 г
Книг в наличии 3

Аннотация к книге "Хрестоматия для начальной школы. 1 и 2 классы" (Авт. )

Книга из серии 'Уютная классика'

Читать книгу онлайн...

К сожалению, для этого издания чтение онлайн недоступно...

Способы доставки
Сроки отправки заказов
Способы оплаты

Другие книги автора Пушкин


Другие книги серии "Уютная классика"


Другие книги раздела "Развивающая и познавательная литература для дошкольников"

Читать онлайн выдержки из книги "Хрестоматия для начальной школы. 1 и 2 классы" (Авт. )

УЮТНАЯ КЛАССИКА
РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ХРЕСТОМАТИЯ
ДЛЯ НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЫ 1И 2 КЛАССЫ
Москва $ 2022
УДК 373.3:82
ББК 83.3я71
Х91
Оформление серии Натальи Ярусовой
Иллюстрации на обложке Вячеслава Махова
Х91 Хрестоматия для начальной школы. 1 и 2 классы. — Москва : Эксмо, 2022. — 368 с. — (Уютная классика).
I8В^ 978-5-04-165858-8
В книгу включены произведения, изучающиеся в 1—2 классах начальной школы. Не тратьте время на поиски литературы, ведь в хрестоматии есть всё, что необходимо и для чтения в клас-
се, и для внеклассных заданий. Издание полностью соответствует
нормам и требованиям ГОСТ РФ.
УДК 373.3:82
ББК 83.3я71
I8В^ 978-5-04-165858-8
© Бианки В.В., наследники, 2022
© Зощенко М.М., наследники, 2022
© Катаев В.П., наследники, 2022
© Пришвин М., наследники, 2022
© Чуковский К.И., наследники, 2022
© Оформление. ООО «Издательство
«Эксмо», 2022
1 КЛАСС
СКАЗКИ
РУКАВИЧКА
Шёл дед лесом, а за ним бежала собачка. Шёл дед, шёл, да и обронил рукавичку. Вот бежит мышка, влезла в эту рукавичку и гово
— Тут я буду жить.
А в это время лягушка — прыг-прыг! — спрашивает:
— Кто, кто в рукавичке живёт?
— Мышка-поскребушка. А ты кто?
— А я лягушка-попрыгушка. Пусти и меня!
— Иди.
Вот их уже двое. Бежит зайчик. Подбежал к рукавичке, спрашивает:
— Кто, кто в рукавичке живёт?
— Мышка-поскребушка, лягушка-попрыгуш
— А я зайчик-побегайчик. Пустите и меня!
— Иди.
Вот их уже трое. Бежит лисичка:
— Кто, кто в рукавичке живёт?
— Мышка-поскребушка, лягушка-попрыгушка да зайчик-побегайчик. А ты кто?
— А я лисичка-сестричка. Пустите и меня!
Вот их уже четверо сидит. Глядь, бежит вол
— Кто, кто в рукавичке живёт?
— Мышка-поскребушка, лягушка-попрыгушка, зайчик-побегайчик да лисичка-сестричка. А ты кто?
— А я волчок — серый бочок. Пустите и меня!
— Ну иди!
Влез и этот. Уже стало их пятеро. Откуда ни возьмись, бредёт кабан:
— Хро-хро-хро, кто в рукавичке живёт?
— Мышка-поскребушка, лягушка-попрыгуш
— А я кабан-клыкан. Пустите и меня!
Вот беда, всем в рукавичку охота.
— Тебе и не влезть!
— Как-нибудь влезу, пустите!
— Ну, что ж с тобой поделаешь, лезь!
Влез и этот. Уже их шестеро. И так им тесно, что не повернуться! А тут затрещали сучья: вылезает медведь и тоже к рукавичке подходит, ревёт:
— Кто, кто в рукавичке живёт?
— Мышка-поскребушка, лягушка-попрыгуш
чок — серый бочок да кабан-клыкан. А ты кто?
— Гу-гу-гу, вас тут многовато! А я медве
— Как же мы тебя пустим? Ведь и так тесно.
— Да как-нибудь!
— Ну уж иди, только с краешку!
Влез и этот. Семеро стало, да так тесно, что рукавичка, того и гляди, разорвётся.
А тем временем дед хватился — нету ру
— Гав-гав-гав!
Звери испугались, из рукавички вырва
ПЕТУХ И СОБАКА
Жил старичок со старушкой, и жили они в большой бедности. Всех животных у них толь
— Давай, брат Петька, уйдём в лес: здесь нам житьё плохое.
— Уйдём, — говорит петух, — хуже не будет.
Вот и пошли они куда глаза глядят. Про
Утром, только что заря стала заниматься, петух и закричал:
— Ку-ка-ре-ку!
Услыхала петуха лиса; захотелось ей пету
— Вот петух так петух! Такой птицы я ни
— А за каким делом? — спрашивает петух.
— Пойдём ко мне в гости; у меня сегодня новоселье, и про тебя много горошку припа
— Хорошо, только мне одному нельзя идти, со мной товарищ.
«Вот какое счастье привалило, — подумала лиса, — вместо одного петуха будет два».
— Где же твой товарищ? — спрашивает лиса. — Я и его в гости приглашу.
— Там, в дупле, ночует, — отвечает петух.
Лиса кинулась к дуплу, а собака её за морду — цап!
Поймала и разорвала лису.
ЖУРАВЛЬ И ЦАПЛЯ
(в обработке К. Ушинского)
Летела сова — весёлая голова; вот она ле
Жили-были на болоте журавль да цапля; по
Пошёл — тяп, тяп! семь вёрст болото ме
— Цапля! пойди за меня замуж: станем вместе жить.
— Нет, журавль, не пойду за тебя замуж: у тебя платье коротко, ноги очень длинны, сам худо летаешь, кормить меня будет нечем. Ступай прочь, долговязый!
Пошёл журавль домой, несолоно хлебавши; а цапля после раздумалась: «Чем жить одной, пойду лучше за журавля».
Приходит цапля к журавлю и говорит:
— Журавль, возьми меня замуж.
А журавль сердит:
— Нет, цапля, не возьму тебя замуж: надо было идти, когда сватал, а теперь — убирайся!
Заплакала со стыда цапля и пошла домой.
Журавль раздумал и сказал: «Напрасно не взял за себя цаплю; одному скучно жить; пойду и возьму».
Приходит журавль к цапле и говорит:
— Цапля, я вздумал на тебе жениться, пойди за меня.
А цапля сердита на журавля и говорит:
— Иди прочь, долговязый! Не пойду за тебя замуж!
Пошёл журавль домой.
Тут цапля раздумалась: «Зачем отказала? пойду лучше за журавля!»
Приходит свататься, а журавль не хочет. Вот так-то и ходят они до сих пор по боло
ЛИСА ПАТРИКЕЕВНА
(в обработке К. Ушинского)
У кумушки-лисы зубушки остры, рыльце то
Хорошо кума принаряжена: шерсть пуши
Ходит лиса тихохонько, к земле пригинает- ся, будто кланяется; свой пушистый хвост но
Роет норы, умница, глубокие; много ходов в них и выходов, кладовые есть, есть и спа
СЕСТРИЦА АЛЁНУШКА И БРАТЕЦ ИВАНУШКА (в обработке А. Толстого)
Жили-были старик да старуха, у них была дочка Алёнушка да сынок Иванушка.
Старик со старухой умерли.
Остались Алёнушка да Иванушка одни-оди
Пошла Алёнушка на работу и братца с со
— Сестрица Алёнушка, я пить хочу!
— Подожди, братец, дойдём до колодца.
Шли-шли — солнце высоко, колодец далё
— Сестрица Алёнушка, хлебну я из ко
— Не пей, братец, телёночком станешь!
Братец послушался, пошли дальше.
Солнце высоко, колодец далёко, жар дони
— Сестрица Алёнушка, напьюсь я из ко
— Не пей, братец, жеребёночком станешь!
Вздохнул Иванушка, опять пошли дальше. Идут, идут, солнце высоко, колодец далёко, жар донимает, пот выступает. Стоит козье ко
Иванушка говорит:
— Сестрица Алёнушка, мочи нет: напьюсь я из копытца!
— Не пей, братец, козлёночком станешь!
Не послушался Иванушка и напился из козь
Зовёт Алёнушка братца, а вместо Иванушки бежит за ней беленький козлёночек.
Залилась Алёнушка слезами, села под сто
В ту пору ехал мимо купец:
— О чём, красная девица, плачешь?
Рассказала ему Алёнушка про свою беду.
Купец ей говорит:
— Поди за меня замуж. Я тебя наряжу
в злато-серебро, и козлёночек будет жить с нами.
Алёнушка подумала, подумала и пошла за купца замуж.
Стали они жить-поживать, и козлёночек с ними живёт, ест-пьёт с Алёнушкой из од
Один раз купца не было дома. Откуда ни возьмись, приходит ведьма: стала под Алёнуш
Привела ведьма Алёнушку на реку. Кину
А сама оборотилась Алёнушкой, наряди
Одному козлёночку всё было ведомо. Пове
— Алёнушка, сестрица моя!..
Выплынь, выплынь на бережок...
Узнала об этом ведьма и стала просить мужа — зарежь да зарежь козлёнка...
Купцу жалко было козлёночка, привык он к нему. А ведьма так пристаёт, так упрашива
— Ну, зарежь его...
Велела ведьма разложить костры высокие, греть котлы чугунные, точить ножи булатные.
Козлёночек проведал, что ему недолго жить, и говорит названому отцу:
— Перед смертью пусти меня на речку схо
— Ну, сходи.
Побежал козлёночек на речку, стал на бе
— Алёнушка, сестрица моя! Выплынь, выплынь на бережок. Костры горят высокие, Котлы кипят чугунные, Ножи точат булатные, Хотят меня зарезати!
Алёнушка из реки ему отвечает:
— Ах, братец мой Иванушка! Тяжёл камень на дно тянет, Шелкова трава ноги спутала, Желты пески на груди легли.
А ведьма ищет козлёночка, не может найти и посылает слугу:
— Пойди найди козлёнка, приведи его ко мне.
Пошёл слуга на реку и видит: по берегу бегает козлёночек и жалобнёхонько зовёт:
— Алёнушка, сестрица моя! Выплынь, выплынь на бережок. Костры горят высокие, Котлы кипят чугунные, Ножи точат булатные, Хотят меня зарезати!
А из реки ему отвечают:
— Ах, братец мой Иванушка! Тяжёл камень на дно тянет, Шелкова трава ноги спутала, Желты пески на груди легли.
Слуга побежал домой и рассказал купцу про то, что слышал на речке.
Собрали народ, пошли на реку, закинули сети шёлковые и вытащили Алёнушку на бе
А козлёночек от радости три раза пере
Ведьму привязали к лошадиному хвосту и пустили в чистое поле.
КАК МУЖИК ГУСЕЙ ДЕЛИЛ
(в обработке Л. Толстого)
У одного бедного мужика не стало хлеба. Вот он и задумал попросить хлеба у барина. Чтобы было с чем идти к барину, он поймал гуся, изжарил его и понёс. Барин принял гуся и говорит мужику:
— Спасибо, мужик, тебе за гуся, только не знаю, как мы твоего гуся делить будем. Вот у меня жена, два сына и две дочери. Как бы нам разделить гуся без обиды?
Мужик говорит:
— Я разделю.
Взял ножик, отрезал голову и говорит ба
— Ты всему дому голова, тебе голову.
Потом отрезал задок, подаёт барыне:
— Тебе, — говорит, — дома сидеть, за домом смотреть, тебе задок.
Потом отрезал лапки и подаёт сыновьям:
— Вам, — говорит, — ножки — топтать отцовские дорожки.
А дочерям дал крылья:
— Вы, — говорит, — скоро из дома уле
Барин посмеялся, дал мужику хлеба и де
Услыхал богатый мужик, что барин за гуся наградил бедного мужика хлебом и деньгами, зажарил пять гусей и понёс к барину.
Барин говорит:
— Спасибо за гусей. Да вот у меня жена, два сына, две дочери, всех шестеро, — как бы нам поровну разделить твоих гусей?
Стал богатый мужик думать и ничего не придумал.
Послал барин за бедным мужиком и велел делить.
Бедный мужик взял одного гуся — дал ба
— Вот вас трое с гусем.
Одного дал сыновьям:
— И вас, — говорит, — трое.
Одного дал дочерям:
— И вас трое.
А себе взял двух гусей:
— Вот, — говорит, — и нас трое с гуся
Барин посмеялся и дал бедному мужику ещё денег и хлеба, а богатого прогнал.
АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ПУШКИН
У ЛУКОМОРЬЯ
(из поэмы «Руслан и Людмила»)
У лукоморья дуб зелёный; Златая цепь на дубе том: И днём и ночью кот учёный Всё ходит по цепи кругом; Идёт направо — песнь заводит, Налево — сказку говорит.
Там чудеса: там леший бродит, Русалка на ветвях сидит;
Там на неведомых дорожках Следы невиданных зверей; Избушка там на курьих ножках Стоит без окон, без дверей; Там лес и дол видений полны; Там о заре прихлынут волны На брег песчаный и пустой, И тридцать витязей прекрасных Чредой из вод выходят ясных, И с ними дядька их морской;
Там королевич мимоходом Пленяет грозного царя; Там в облаках перед народом Через леса, через моря Колдун несёт богатыря;
В темнице там царевна тужит, А бурый волк ей верно служит; Там ступа с Бабою-Ягой Идёт, бредёт сама собой;
Там царь Кащей над златом чахнет; Там русский дух... там Русью пахнет! И там я был, и мёд я пил;
У моря видел дуб зелёный;
Под ним сидел, и кот учёный Свои мне сказки говорил.
Одну я помню: сказку эту Поведаю теперь я свету...
УНЫЛАЯ ПОРА! ОЧЕЙ ОЧАРОВАНЬЕ!..
(Из стихотворения «Осень»)
Унылая пора! очей очарованье!
Приятна мне твоя прощальная краса — Люблю я пышное природы увяданье, В багрец и в золото одетые леса, В их сенях ветра шум и свежее дыханье, И мглой волнистою покрыты небеса, И редкий солнца луч, и первые морозы, И отдалённые седой зимы угрозы.
СКАЗКА О РЫБАКЕ И РЫБКЕ
Жил старик со своею старухой У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке Ровно тридцать лет и три года. Старик ловил неводом рыбу, Старуха пряла свою пряжу. Раз он в море закинул невод — Пришёл невод с одною тиной. Он в другой раз закинул невод — Пришёл невод с травой морскою. В третий раз закинул он невод — Пришёл невод с одною рыбкой, С непростою рыбкой — золотою. Как взмолится золотая рыбка! Голосом молвит человечьим: «Отпусти ты, старче, меня в море! Дорогой за себя дам откуп: Откуплюсь чем только пожелаешь». Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года И не слыхивал, чтоб рыба говорила. Отпустил он рыбку золотую И сказал ей ласковое слово: «Бог с тобою, золотая рыбка! Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море, Гуляй там себе на просторе».
Воротился старик ко старухе, Рассказал ей великое чудо: «Я сегодня поймал было рыбку, Золотую рыбку, не простую; По-нашему говорила рыбка, Домой в море синее просилась, Дорогою ценою откупалась: Откупалась чем только пожелаю. Не посмел я взять с неё выкуп; Так пустил её в синее море». Старика старуха забранила: «Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки! Хоть бы взял ты с неё корыто, Наше-то совсем раскололось».
Вот пошёл он к синему морю; Видит — море слегка разыгралось. Стал он кликать золотую рыбку, Приплыла к нему рыбка и спросила: «Чего тебе надобно, старче?» Ей с поклоном старик отвечает: «Смилуйся, государыня рыбка, Разбранила меня моя старуха, Не даёт старику мне покою: Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось». Отвечает золотая рыбка: «Не печалься, ступай себе с богом, Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе: У старухи новое корыто. Ещё пуще старуха бранится: «Дурачина ты, простофиля! Выпросил, дурачина, корыто! В корыте много ль корысти? Воротись, дурачина, ты к рыбке; Поклонись ей, выпроси уж избу».
Вот пошёл он к синему морю. (Помутилося синее море.) Стал он кликать золотую рыбку, Приплыла к нему рыбка, спросила: «Чего тебе надобно, старче?» Ей старик с поклоном отвечает: «Смилуйся, государыня рыбка! Ещё пуще старуха бранится, Не даёт старику мне покою: Избу просит сварливая баба». Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом, Так и быть: изба вам уж будет». Пошёл он ко своей землянке, А землянки нет уж и следа; Перед ним изба со светёлкой, С кирпичною, белёною трубою, С дубовыми, тесовыми вороты. Старуха сидит под окошком, На чем свет стоит мужа ругает:
«Дурачина ты, прямой простофиля! Выпросил, простофиля, избу! Воротись, поклонися рыбке: Не хочу быть чёрной крестьянкой, Хочу быть столбовою дворянкой».
Пошёл старик к синему морю. (Неспокойно синее море.) Стал он кликать золотую рыбку. Приплыла к нему рыбка, спросила: «Чего тебе надобно, старче?» Ей с поклоном старик отвечает: «Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась, Не даёт старику мне покою: Уж не хочет быть она крестьянкой, Хочет быть столбовою дворянкой». Отвечает золотая рыбка: «Не печалься, ступай себе с богом». Воротился старик ко старухе.
Что ж он видит? Высокий терем. На крыльце стоит его старуха В дорогой собольей душегрейке, Парчовая на маковке кичка, Жемчуги огрузили шею, На руках золотые перстни, На ногах красные сапожки. Перед нею усердные слуги; Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе: «Здравствуй, барыня сударыня дворянка! Чай, теперь твоя душенька довольна». На него прикрикнула старуха, На конюшню служить его послала.
Вот неделя, другая проходит, Ещё пуще старуха вздурилась; Опять к рыбке старика посылает. «Воротись, поклонися рыбке: Не хочу быть столбовою дворянкой, А хочу быть вольною царицей». Испугался старик, взмолился: «Что ты, баба, белены объелась? Ни ступить, ни молвить не умеешь! Насмешишь ты целое царство». Осердилася пуще старуха, По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною, Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью, Не пойдёшь, поведут поневоле».
Старичок отправился к морю. (Почернело синее море.) Стал он кликать золотую рыбку. Приплыла к нему рыбка, спросила: «Чего тебе надобно, старче?» Ей с поклоном старик отвечает: «Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой, Хочет быть вольною царицей». Отвечает золотая рыбка: «Не печалься, ступай себе с богом! Добро! будет старуха царицей!»
Старичок к старухе воротился.
Что ж? пред ним царские палаты. В палатах видит свою старуху, За столом сидит она царицей, Служат ей бояре да дворяне, Наливают ей заморские вина; Заедает она пряником печатным; Вкруг её стоит грозная стража, На плечах топорики держат. Как увидел старик — испугался! В ноги он старухе поклонился, Молвил: «Здравствуй, грозная царица! Ну, теперь твоя душенька довольна». На него старуха не взглянула, Лишь с очей прогнать его велела. Подбежали бояре и дворяне, Старика взашеи затолкали.
А в дверях-то стража подбежала, Топорами чуть не изрубила.
А народ-то над ним насмеялся: «Поделом тебе, старый невежа! Впредь тебе, невежа, наука: Не садися не в свои сани!»
Вот неделя, другая проходит, Ещё пуще старуха вздурилась. Царедворцев за мужем посылает, Отыскали старика, привели к ней. Говорит старику старуха: «Воротись, поклонися рыбке. Не хочу быть вольною царицей, Хочу быть владычицей морскою, Чтобы жить мне в Окияне-море, Чтоб служила мне рыбка золотая И была б у меня на посылках».
Старик не осмелился перечить, Не дерзнул поперёк слова молвить. Вот идёт он к синему морю, Видит, на море чёрная буря: Так и вздулись сердитые волны, Так и ходят, так воем и воют. Стал он кликать золотую рыбку, Приплыла к нему рыбка, спросила: «Чего тебе надобно, старче?» Ей старик с поклоном отвечает: «Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой? Уж не хочет быть она царицей, Хочет быть владычицей морскою; Чтобы жить ей в Окияне-море, Чтобы ты сама ей служила И была бы у ней на посылках». Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа, Не дождался, к старухе воротился — Глядь: опять перед ним землянка; На пороге сидит его старуха, А пред нею разбитое корыто.
1833
СКАЗКА О ЦАРЕ САЛТАНЕ, О СЫНЕ ЕГО СЛАВНОМ И МОГУЧЕМ БОГАТЫРЕ КНЯЗЕ ГВИДОНЕ САЛТАНОВИЧЕ И О ПРЕКРАСНОЙ ЦАРЕВНЕ-ЛЕБЕДИ
Три девицы под окном Пряли поздно вечерком. «Кабы я была царица, — Говорит одна девица, — То на весь крещёный мир Приготовила б я пир». «Кабы я была царица, — Говорит её сестрица, — То на весь бы мир одна Наткала я полотна». «Кабы я была царица, — Третья молвила сестрица, — Я б для батюшки-царя Родила богатыря».
Только вымолвить успела, Дверь тихонько заскрыпела, И в светлицу входит царь, Стороны той государь.
Во всё время разговора Он стоял позадь забора; Речь последней по всему Полюбилася ему.
«Здравствуй, красная девица, — Говорит он, — будь царица И роди богатыря Мне к исходу сентября.
Вы ж, голубушки-сестрицы, Выбирайтесь из светлицы. Поезжайте вслед за мной, Вслед за мной и за сестрой: Будь одна из вас ткачиха, А другая повариха».
В сени вышел царь-отец. Все пустились во дворец. Царь недолго собирался: В тот же вечер обвенчался. Царь Салтан за пир честной Сел с царицей молодой;
А потом честные гости
На кровать слоновой кости Положили молодых И оставили одних.
В кухне злится повариха,
Плачет у станка ткачиха — И завидуют оне Государевой жене.
А царица молодая, Дела вдаль не отлагая, С первой ночи понесла.
В те поры война была.
Царь Салтан, с женой простяся, На добра коня садяся, Ей наказывал себя Поберечь, его любя.
Между тем, как он далёко Бьётся долго и жестоко, Наступает срок родин;
Сына бог им дал в аршин, И царица над ребёнком, Как орлица над орлёнком; Шлёт с письмом она гонца, Чтоб обрадовать отца. А ткачиха с поварихой, С сватьей бабой Бабарихой Извести её хотят, Перенять гонца велят;
Сами шлют гонца другого Вот с чем от слова до слова: «Родила царица в ночь Не то сына, не то дочь; Не мышонка, не лягушку, А неведому зверюшку».
Как услышал царь-отец, Что донёс ему гонец, В гневе начал он чудесить И гонца хотел повесить; Но, смягчившись на сей раз, Дал гонцу такой приказ: «Ждать царёва возвращенья Для законного решенья».
Едет с грамотой гонец И приехал наконец. А ткачиха с поварихой С сватьей бабой Бабарихой Обобрать его велят;
Допьяна гонца поят И в суму его пустую Суют грамоту другую — И привёз гонец хмельной В тот же день приказ такой: «Царь велит своим боярам, Времени не тратя даром, И царицу и приплод
Тайно бросить в бездну вод».
Делать нечего: бояре, Потужив о государе И царице молодой, В спальню к ней пришли толпой. Объявили царску волю — Ей и сыну злую долю, Прочитали вслух указ
И царицу в тот же час В бочку с сыном посадили, Засмолили, покатили И пустили в Окиян — Так велел-де царь Салтан.
В синем небе звёзды блещут, В синем море волны хлещут; Туча по небу идёт, Бочка по морю плывёт. Словно горькая вдовица, Плачет, бьётся в ней царица; И растёт ребёнок там Не по дням, а по часам. День прошёл — царица вопит... А дитя волну торопит: «Ты, волна моя, волна!
Ты гульлива и вольна; Плещешь ты куда захочешь, Ты морские камни точишь, Топишь берег ты земли, Подымаешь корабли — Не губи ты нашу душу: Выплесни ты нас на сушу!» И послушалась волна: Тут же на берег она Бочку вынесла легонько И отхлынула тихонько. Мать с младенцем спасена; Землю чувствует она.
Но из бочки кто их вынет? Бог неужто их покинет? Сын на ножки поднялся, В дно головкой упёрся, Понатужился немножко: «Как бы здесь на двор окошко Нам проделать?» — молвил он, Вышиб дно и вышел вон.
Мать и сын теперь на воле; Видят холм в широком поле; Море синее кругом, Дуб зелёный над холмом. Сын подумал: добрый ужин Был бы нам, однако, нужен. Ломит он у дуба сук И в тугой сгибает лук, Со креста снурок шелковый Натянул на лук дубовый, Тонку тросточку сломил, Стрелкой лёгкой завострил И пошёл на край долины У моря искать дичины.
К морю лишь подходит он, Вот и слышит будто стон... Видно, на море не тихо; Смотрит — видит дело лихо: Бьётся лебедь средь зыбей, Коршун носится над ней;
Та бедняжка так и плещет, Воду вкруг мутит и хлещет... Тот уж когти распустил, Клёв кровавый навострил... Но как раз стрела запела, В шею коршуна задела — Коршун в море кровь пролил. Лук царевич опустил;
Смотрит: коршун в море тонет И не птичьим криком стонет, Лебедь около плывёт, Злого коршуна клюёт, Гибель близкую торопит, Бьёт крылом и в море топит — И царевичу потом Молвит русским языком: «Ты, царевич, мой спаситель, Мой могучий избавитель, Не тужи, что за меня Есть не будешь ты три дня, Что стрела пропала в море; Это горе — всё не горе. Отплачу тебе добром, Сослужу тебе потом: Ты не лебедь ведь избавил, Девицу в живых оставил; Ты не коршуна убил, Чародея подстрелил.
Ввек тебя я не забуду:
Ты найдёшь меня повсюду, А теперь ты воротись, Не горюй и спать ложись».
Улетела лебедь-птица, А царевич и царица, Целый день проведши так, Лечь решились натощак. Вот открыл царевич очи; Отрясая грёзы ночи И дивясь, перед собой Видит город он большой, Стены с частыми зубцами, И за белыми стенами Блещут маковки церквей И святых монастырей. Он скорей царицу будит; Та как ахнет!.. «То ли будет? — Говорит он, — вижу я: Лебедь тешится моя».
Мать и сын идут ко граду. Лишь ступили за ограду, Оглушительный трезвон Поднялся со всех сторон: К ним народ навстречу валит, Хор церковный бога хвалит; В колымагах золотых Пышный двор встречает их; Все их громко величают,
И царевича венчают Княжей шапкой, и главой Возглашают над собой; И среди своей столицы, С разрешения царицы, В тот же день стал княжить он И нарекся: князь Гвидон.
Ветер на море гуляет И кораблик подгоняет; Он бежит себе в волнах На раздутых парусах. Корабельщики дивятся, На кораблике толпятся, На знакомом острову Чудо видят наяву: Город новый златоглавый, Пристань с крепкою заставой, Пушки с пристани палят, Кораблю пристать велят. Пристают к заставе гости;
Князь Гвидон зовёт их в гости, Их он кормит и поит И ответ держать велит: «Чем вы, гости, торг ведёте И куда теперь плывёте?» Корабельщики в ответ: «Мы объехали весь свет, Торговали соболями,
Чернобурыми лисами;
А теперь нам вышел срок, Едем прямо на восток, Мимо острова Буяна, В царство славного Салтана...» Князь им вымолвил тогда: «Добрый путь вам, господа, По морю по Окияну К славному царю Салтану; От меня ему поклон». Гости в путь, а князь Гвидон С берега душой печальной Провожает бег их дальный; Глядь — поверх текучих вод Лебедь белая плывёт.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный Что ты тих, как день ненастный? Опечалился чему?» — Говорит она ему.
Князь печально отвечает: «Грусть-тоска меня съедает, Одолела молодца: Видеть я б хотел отца». Лебедь князю: «Вот в чём горе! Ну послушай: хочешь в море Полететь за кораблём?
Будь же, князь, ты комаром». И крылами замахала, Воду с шумом расплескала
И обрызгала его
С головы до ног всего.
Тут он в точку уменьшился, Комаром оборотился, Полетел и запищал, Судно на море догнал, Потихоньку опустился
На корабль — и в щель забился.
Ветер весело шумит, Судно весело бежит Мимо острова Буяна, К царству славного Салтана, И желанная страна Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости;
Царь Салтан зовёт их в гости, И за ними во дворец Полетел наш удалец.
Видит: весь сияя в злате, Царь Салтан сидит в палате На престоле и в венце С грустной думой на лице; А ткачиха с поварихой, С сватьей бабой Бабарихой Около царя сидят И в глаза ему глядят.
Царь Салтан гостей сажает За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа, Долго ль ездили? куда? Ладно ль за морем иль худо? И какое в свете чудо?» Корабельщики в ответ: «Мы объехали весь свет;
За морем житьё не худо, В свете ж вот какое чудо: В море остров был крутой, Не привальный, не жилой; Он лежал пустой равниной; Рос на нём дубок единый; А теперь стоит на нём Новый город со дворцом, С златоглавыми церквами, С теремами и садами, А сидит в нём князь Гвидон; Он прислал тебе поклон». Царь Салтан дивится чуду; Молвит он: «Коль жив я буду, Чудный остров навещу, У Гвидона погощу».
А ткачиха с поварихой, С сватьей бабой Бабарихой Не хотят его пустить Чудный остров навестить. «Уж диковинка, ну право, — Подмигнув другим лукаво, Повариха говорит, — Город у моря стоит!
Знайте, вот что не безделка: Ель в лесу, под елью белка, Белка песенки поёт И орешки всё грызёт, А орешки не простые, Всё скорлупки золотые, Ядра — чистый изумруд; Вот что чудом-то зовут». Чуду царь Салтан дивится, А комар-то злится, злится — И впился комар как раз Тётке прямо в правый глаз. Повариха побледнела, Обмерла и окривела. Слуги, сватья и сестра С криком ловят комара. «Распроклятая ты мошка! Мы тебя!..» А он в окошко Да спокойно в свой удел Через море полетел.
Снова князь у моря ходит, С синя моря глаз не сводит; Глядь — поверх текучих вод Лебедь белая плывёт. «Здравствуй, князь ты мой прекрасный Что ж ты тих, как день ненастный? Опечалился чему?» — Говорит она ему. Князь Гвидон ей отвечает:
«Грусть-тоска меня съедает; Чудо чудное завесть Мне б хотелось. Где-то есть Ель в лесу, под елью белка; Диво, право, не безделка — Белка песенки поёт Да орешки всё грызёт, А орешки не простые, Всё скорлупки золотые, Ядра — чистый изумруд; Но, быть может, люди врут». Князю лебедь отвечает: «Свет о белке правду бает; Это чудо знаю я;
Полно, князь, душа моя, Не печалься; рада службу Оказать тебе я в дружбу». С ободрённою душой Князь пошёл себе домой; Лишь ступил на двор широкий — Что ж? под ёлкою высокой, Видит, белочка при всех Золотой грызёт орех, Изумрудец вынимает, А скорлупку собирает, Кучки равные кладёт И с присвисточкой поёт При честном при всём народе: Во саду ли, в огороде.
Изумился князь Гвидон.
«Ну, спасибо, — молвил он, — Ай да лебедь — дай ей боже, Что и мне, веселье то же». Князь для белочки потом Выстроил хрустальный дом. Караул к нему приставил И притом дьяка заставил Строгий счёт орехам весть. Князю прибыль, белке честь.
Ветер по морю гуляет И кораблик подгоняет; Он бежит себе в волнах На поднятых парусах Мимо острова крутого, Мимо города большого: Пушки с пристани палят, Кораблю пристать велят. Пристают к заставе гости; Князь Гвидон зовёт их в гости, Их и кормит и поит И ответ держать велит: «Чем вы, гости, торг ведёте И куда теперь плывёте?» Корабельщики в ответ: «Мы объехали весь свет, Торговали мы конями, Всё донскими жеребцами,
А теперь нам вышел срок — И лежит нам путь далёк: Мимо острова Буяна
В царство славного Салтана...» Говорит им князь тогда: «Добрый путь вам, господа, По морю по Окияну
К славному царю Салтану;
Да скажите: князь Гвидон Шлёт царю-де свой поклон».
Гости князю поклонились, Вышли вон и в путь пустились. К морю князь — а лебедь там Уж гуляет по волнам.
Молит князь: душа-де просит, Так и тянет и уносит...
Вот опять она его
Вмиг обрызгала всего:
В муху князь оборотился, Полетел и опустился Между моря и небес
На корабль — и в щель залез.
Ветер весело шумит, Судно весело бежит Мимо острова Буяна, В царство славного Салтана — И желанная страна
Вот уж издали видна;
Вот на берег вышли гости; Царь Салтан зовёт их в гости, И за ними во дворец Полетел наш удалец.
Видит: весь сияя в злате, Царь Салтан сидит в палате На престоле и в венце, С грустной думой на лице. А ткачиха с Бабарихой Да с кривою поварихой Около царя сидят, Злыми жабами глядят.
Царь Салтан гостей сажает За свой стол и вопрошает: «Ой вы, гости-господа, Долго ль ездили? куда? Ладно ль за морем иль худо? И какое в свете чудо?» Корабельщики в ответ: «Мы объехали весь свет; За морем житьё не худо;
В свете ж вот какое чудо: Остров на море лежит, Град на острове стоит С златоглавыми церквами, С теремами да садами; Ель растёт перед дворцом, А под ней хрустальный дом; Белка там живёт ручная, Да затейница какая!
Белка песенки поёт
Да орешки всё грызёт, А орешки не простые, Всё скорлупки золотые, Ядра — чистый изумруд; Слуги белку стерегут, Служат ей прислугой разной — И приставлен дьяк приказный Строгий счёт орехам весть; Отдаёт ей войско честь;
Из скорлупок льют монету Да пускают в ход по свету; Девки сыплют изумруд В кладовые, да под спуд; Все в том острове богаты, Изоб нет, везде палаты;
А сидит в нём князь Гвидон; Он прислал тебе поклон». Царь Салтан дивится чуду. «Если только жив я буду, Чудный остров навещу, У Гвидона погощу».
А ткачиха с поварихой, С сватьей бабой Бабарихой Не хотят его пустить Чудный остров навестить. Усмехнувшись исподтиха, Говорит царю ткачиха: «Что тут дивного? ну, вот! Белка камушки грызёт,
Мечет золото и в груды Загребает изумруды;
Этим нас не удивишь, Правду ль, нет ли говоришь. В свете есть иное диво: Море вздуется бурливо, Закипит, подымет вой, Хлынет на берег пустой, Разольётся в шумном беге, И очутятся на бреге, В чешуе, как жар горя, Тридцать три богатыря, Все красавцы удалые, Великаны молодые, Все равны как на подбор, С ними дядька Черномор. Это диво, так уж диво, Можно молвить справедливо!» Гости умные молчат, Спорить с нею не хотят. Диву царь Салтан дивится, А Гвидон-то злится, злится... Зажужжал он и как раз Тётке сел на левый глаз, И ткачиха побледнела: «Ай!» и тут же окривела; Все кричат: «Лови, лови, Да дави её, дави... Вот ужо! постой немножко, Погоди...» А князь в окошко,
Да спокойно в свой удел Через море полетел.
Князь у синя моря ходит, С синя моря глаз не сводит; Глядь — поверх текучих вод Лебедь белая плывёт. «Здравствуй, князь ты мой прекрасный Что ты тих, как день ненастный? Опечалился чему?» — Говорит она ему.
Князь Гвидон ей отвечает: «Грусть-тоска меня съедает — Диво б дивное хотел Перенесть я в мой удел». «А какое ж это диво?» «Где-то вздуется бурливо Окиян, подымет вой, Хлынет на берег пустой, Расплеснётся в шумном беге, И очутятся на бреге, В чешуе, как жар горя, Тридцать три богатыря, Все красавцы молодые, Великаны удалые, Все равны как на подбор, С ними дядька Черномор». Князю лебедь отвечает: «Вот что, князь, тебя смущает?
Не тужи, душа моя, Это чудо знаю я. Эти витязи морские Мне ведь братья все родные. Не печалься же, ступай, В гости братцев поджидай». Князь пошёл, забывши горе, Сел на башню и на море Стал глядеть он; море вдруг Всколыхалося вокруг, Расплескалось в шумном беге И оставило на бреге Тридцать три богатыря;
В чешуе, как жар горя, Идут витязи четами, И, блистая сединами, Дядька впереди идёт И ко граду их ведёт. С башни князь Гвидон сбегает, Дорогих гостей встречает; Второпях народ бежит; Дядька князю говорит: «Лебедь нас к тебе послала И наказом наказала Славный город твой хранить И дозором обходить.
Мы отныне ежеденно Вместе будем непременно У высоких стен твоих
Выходить из вод морских, Так увидимся мы вскоре, А теперь пора нам в море; Тяжек воздух нам земли». Все потом домой ушли.
Ветер по морю гуляет И кораблик подгоняет; Он бежит себе в волнах На поднятых парусах Мимо острова крутого, Мимо города большого; Пушки с пристани палят, Кораблю пристать велят. Пристают к заставе гости; Князь Гвидон зовёт их в гости, Их и кормит, и поит, И ответ держать велит: «Чем вы, гости, торг ведёте? И куда теперь плывёте?» Корабельщики в ответ: «Мы объехали весь свет; Торговали мы булатом, Чистым серебром и златом, И теперь нам вышел срок; А лежит нам путь далёк, Мимо острова Буяна, В царство славного Салтана». Говорит им князь тогда:
«Добрый путь вам, господа, По морю по Окияну К славному царю Салтану. Да скажите ж: князь Гвидон Шлёт-де свой царю поклон».
Гости князю поклонились, Вышли вон и в путь пустились. К морю князь, а лебедь там Уж гуляет по волнам.
Князь опять: душа-де просит... Так и тянет и уносит... И опять она его Вмиг обрызгала всего. Тут он очень уменьшился, Шмелем князь оборотился, Полетел и зажужжал;
Судно на море догнал, Потихоньку опустился На корму — и в щель забился.
Ветер весело шумит, Судно весело бежит Мимо острова Буяна, В царство славного Салтана, И желанная страна Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости.
Царь Салтан зовёт их в гости, И за ними во дворец Полетел наш удалец.
Видит, весь сияя в злате, Царь Салтан сидит в палате На престоле и в венце, С грустной думой на лице. А ткачиха с поварихой, С сватьей бабой Бабарихой Около царя сидят — Четырьмя все три глядят. Царь Салтан гостей сажает За свой стол и вопрошает: «Ой вы, гости-господа, Долго ль ездили? куда? Ладно ль за морем иль худо? И какое в свете чудо?» Корабельщики в ответ: «Мы объехали весь свет; За морем житьё не худо;
В свете ж вот какое чудо: Остров на море лежит, Град на острове стоит, Каждый день идёт там диво: Море вздуется бурливо, Закипит, подымет вой, Хлынет на берег пустой, Расплеснётся в скором беге — И останутся на бреге Тридцать три богатыря,
В чешуе златой горя, Все красавцы молодые, Великаны удалые, Все равны как на подбор; Старый дядька Черномор С ними из моря выходит И попарно их выводит, Чтобы остров тот хранить И дозором обходить — И той стражи нет надёжней, Ни храбрее, ни прилежней. А сидит там князь Гвидон; Он прислал тебе поклон». Царь Салтан дивится чуду. «Коли жив я только буду, Чудный остров навещу И у князя погощу». Повариха и ткачиха Ни гугу — но Бабариха, Усмехнувшись, говорит: «Кто нас этим удивит? Люди из моря выходят И себе дозором бродят! Правду ль бают или лгут, Дива я не вижу тут.
В свете есть такие ль дива? Вот идёт молва правдива: За морем царевна есть, Что не можно глаз отвесть: Днём свет божий затмевает,
Ночью землю освещает, Месяц под косой блестит, А во лбу звезда горит. А сама-то величава, Выступает, будто пава; А как речь-то говорит, Словно реченька журчит. Молвить можно справедливо. Это диво, так уж диво». Гости умные молчат: Спорить с бабой не хотят. Чуду царь Салтан дивится — А царевич хоть и злится, Но жалеет он очей Старой бабушки своей:
Он над ней жужжит, кружится — Прямо на нос к ней садится, Нос ужалил богатырь: На носу вскочил волдырь. И опять пошла тревога: «Помогите, ради бога! Караул! лови, лови, Да дави его, дави...
Вот ужо! пожди немножко, Погоди!..» А шмель в окошко, Да спокойно в свой удел Через море полетел.
Князь у синя моря ходит, С синя моря глаз не сводит;
Глядь — поверх текучих вод Лебедь белая плывёт.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный Что ж ты тих, как день ненастный? Опечалился чему?» — Говорит она ему.
Князь Гвидон ей отвечает: «Грусть-тоска меня съедает: Люди женятся; гляжу, Не женат лишь я хожу». «А кого же на примете Ты имеешь?» — «Да на свете, Говорят, царевна есть, Что не можно глаз отвесть. Днём свет божий затмевает, Ночью землю освещает — Месяц под косой блестит, А во лбу звезда горит. А сама-то величава, Выступает, будто пава; Сладку речь-то говорит, Будто реченька журчит.
Только, полно, правда ль это?» Князь со страхом ждёт ответа. Лебедь белая молчит И, подумав, говорит: «Да! такая есть девица.
Но жена не рукавица: С белой ручки не стряхнёшь Да за пояс не заткнёшь.