0

К сожалению, в Вашей корзине нет ни одного товара.

▼ ▼ Почитать книгу онлайн можно внизу страницы ▼ ▼
Купить книгу Перстень Андрея Первозванного /м/ и читать онлайн
Cкачать книгу издательства Феникс Перстень Андрея Первозванного /м/ (автор -  в PDF

▲ Скачать PDF ▲
для ознакомления

Бесплатно скачать книгу издательства Феникс "Перстень Андрея Первозванного /м/ " для ознакомления. The book can be ready to download as PDF.

Внимание! Если купить книгу (оплатить!) "Перстень Андрея Первозванного…" сегодня — в субботу (13.08.2022), то она будет отправлена во вторник (16.08.2022)
Сегодня Вы можете купить книгу со скидкой 0 руб. по специальной низкой цене.

Все отзывы (рецензии) на книгу

Оставьте свой отзыв, он будет первым. Спасибо.
> 5000 руб. – cкидка 5%
> 10000 руб. – cкидка 7%
> 20000 руб. – cкидка 10% БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА мелкооптовых заказов.
Тел. +7-928-622-87-04

Перстень Андрея Первозванного /м/

awaiting...
Название книги Перстень Андрея Первозванного /м/
Год публикации 2022
Издательство Эксмо
Раздел каталог Резерв
ISBN 978-5-04-167913-2
Артикул P_9785041679132
Количество страниц 384 страниц
Тип переплета мяг.
Полиграфический формат издания -
Вес книги 1120 г
Книг в наличии 2

Аннотация к книге "Перстень Андрея Первозванного /м/" (Авт. )

Книга из серии 'мАртефакт &Детектив Российской Империи'

Читать книгу онлайн...

К сожалению, для этого издания чтение онлайн недоступно...

Способы доставки
Сроки отправки заказов
Способы оплаты

Другие книги раздела "Резерв"

Читать онлайн выдержки из книги "Перстень Андрея Первозванного /м/" (Авт. )

АРТЕФАКТ
ДЕТЕКТИВ
РОССИЙСКОЙ
ИМПЕРИИ
Читайте романы
Елены АРСЕНЬЕВОЙ
в серии «Артефакт & Детектив»
Бабочки Креза
Камень богини любви
Коллекция китайской императрицы Письмо французской королевы Рецепт Екатерины Медичи
Ключ к сердцу императрицы Магический перстень Веры Холодной Личный оборотень королевы Дневник ведьмы
Клад вечных странников Компромат на Ватикан Портрет королевского палача Коварные алмазы Екатерины Великой Мудрая змея Матильды Кшесинской Код Васнецова
Проклятый подарок Авроры Клад маньчжурской принцессы Тайна Зинаиды Серебряковой Тень черной жемчужины
Перстень Андрея Первозванного Неизвестная пьеса Агаты Кристи
АРТЕФАКТ ДЕТЕКТИВ
РОССИЙСКОЙ
ИМПЕРИИ
Елена АРСЕНЬЕВА
Перстень
Андрея Первозванного
МОСКВА
2022
УДК 821.161.1-312.4
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
А85
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
МЫ В СОЦСЕТЯХ: шшш.екзто.ги о утиейсйоп
Редактор серии Е. Ирмеш
Разработка серийного оформления С. Курбатова
Арсеньева, Елена Арсеньевна.
А85
Елена Арсеньева. — Москва : Эксмо, 2022. — 384 с. — (Артефакт & Детектив Российской Империи).
I8В^ 978-5-04-167913-2
В семье врача Кавалерова много лет хранилась семейная реликвия — старинный перстень с изо
УДК 821.161.1-312.4
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
I8В^ 978-5-04-167913-2
© Арсеньева Е., 2022
© Оформление. ООО «Издательство
«Эксмо», 2022
В основу романа положены реальные события.
Автор выражает глубокую признательность хирургу Н.Г.П., работникам Нижегородской областной прокуратуры, а также дорогому африканскому другу Алесану А. Сулайе за помощь в работе над книгой.
Часть первая
АЛЬБИНА
линные белокурые пряди, разметавшиеся по полу, были первым, что увидел Гаврилов, когда загнал наконец прыгающий ключ в скважину и справился с замком.
В узком длинном коридоре горел свет. В другое время Гаврилов затосковал бы по поводу такого расточительства электроэнергии, но сейчас он видел только эти волосы на полу рядом с кухонной дверью.
Гаврилов шатнулся назад, невольно выпустив поводок. Задира Мейсон радостно кинулся вперед, огласив затаив
Гаврилов обморочно зашарил холодеющими паль
Пес тявкнул, требуя внимания. Гаврилов повел помутив
«Тьфу ты, пропасть!»
Прохладная спасительная струя сквозняка коснулась лица. Дышать стало легче, и все-таки он не переставал ожидать каких-то пакостей.
Вот именно об этих пакостях, которые следует ожидать, и думал Гаврилов те несколько минут, пока на трясущихся ногах бежал по двору и трясущимися же руками пытался отпереть дверь. Мысленно он готовился к самому худшему. Скажем, что вся квартира окажется обчищена. Но, судя по
прихожей, где на вешалке, рядом с каким-то неведомым женским пуховиком, висит дорогущий кожан Рогачева, вещи не тронуты.
Однако сейчас до Гаврилова постепенно доходило, что существует нечто худшее, чем ограбление, и это худшее мо
Гаврилова просто-таки затрясло от мрачных предчув
Хотя, с другой стороны, собаку-то все равно выво
Привереде Мейсону этот пустырь жутко не нравил
В этом он вполне походил на своего хозяина, который место свое на свете вообще и в московском мегаполисе в частности знал отлично (Гаврилов служил во вневедом
счел, что незнакомца следовало бы назвать Парфеном Ро
— Тридцать? — спросил в эту минуту Рогачев, бегая разбойничьим взглядом от Гаврилова к его напрягшейся в улыбке супруге. — А торг уместен?
— Уместен, уместен! — так и завилась винтом Гаври
Господи, стоит только представить себе, что его жизнь обошлась бы без тревог сегодняшнего вечера, покажи он себя тогда настоящим мужчиной, — и плакать хочется!
— Уместен, отчего же? — буркнул Гаврилов — и с об
По лицу Рогачева даже подобия довольной улыбки не скользнуло! Выложил задаток (сошлись на половинной цене) — и по-хозяйски двинулся «занимать апартаменты», как он выразился. Гаврилов, окончательно придавленный словом «апартаменты», тащился в кильватере, поскуливая что-то насчет цветочков, которые надобно поливать два раза в неделю отстоянной водой; штор, которые хорошо бы задергивать, когда включаешь свет, чтобы всякая шпана не зарилась на обстановку; да еще чтобы чистота блюлась в квартире, как физическая, так и нравственная, — в том смысле, что соседи недовольны, что жилплощадь сдается, значит, жить будет абы кто; ну и, конечно, чтобы хозяин,
ежели он без предупреждения наведается проверить, как и что, не оказался в неловком положении, столкнувшись с какой-нибудь...
Рогачев стал столбом, так что Гаврилов на полном ходу врезался в его широкую спину.
— Соседи умоются! — бросил новый квартиросъемщик загадочную фразу — А если тебя вдруг занесет без спросу..
Он не стал продолжать — только повел могучим ко
И ведь послушался он Рогачева! И ведь не заглядывал в собственную, от родителей доставшуюся квартиру ни единого разочку за весь этот месяц. до той поры, ког
«Соседи умоются. соседи умоются.» — эти слова так и тикали в голове Гаврилова все те долгие минуты, пока он стоял в коридоре, напряженно глядя в стену, словно хотел проникнуть сквозь нее взором и разглядеть, что делается в комнате. Почему-то страшно было шаг шагнуть.
Ну а Мейсон, убедившись, что хозяина не интересует находка, оставил возню с париком и, брезгливо скалясь, засеменил по коридору У входа в комнату он вдруг замер, потом сел на задние лапы, задрал бесформенную кудлатую голову — и протяжно завыл незнакомым толстым голосом.
Мурашки ринулись играть в пятнашки на спине Гав
Шикнул на Мейсона. Однако тот, как профессиональ
Гаврилов осторожно заглянул. и схватился за грудь, уви
Стиснул руками горло, подавляя попытку ужина вновь вырваться наружу. Со странной отчетливостью он разли
Гаврилова мутило, ему было плохо, однако он почему- то не мог отвести глаз от волосатой, кустистой спины муж
«Ее парик!» — понял Гаврилов, и от этого на диво ло
Оно было разбито выстрелом!
* * *
— Одной пулей, говорят, их и положили — вместе, ра
— Ее, значит, уже и допрашивали? Да тише ты, не дер
— Допрашивали, а как же, — кивнула тетя Галя. — Опер тут с утра парился, ждал-ждал, не пил, не ел. Так
в нее и вцепился, лишь только доктор разрешил. А она глазоньки вылупила: знать ничего не знаю и ведать не ве
— Что, серьезно? — Альбина так и замерла с руками, воздетыми над головой. Накрахмаленный чепчик повис в воздухе. — Так-таки ничего не сказала?
— Ни-ни! Следователь как только не изворачивался, чтобы ее пронять, да все впустую. Одни охи: не знаю, не помню, не имею представления. Там, в полиции, небось думали, что она в курсе, кто стрелял в этого, как его, а она- то... Конечно, сотрясение у нее легкое, я сама слышала, как доктор следователю говорил: мало шансов было моз
— Воет?.. — опасливо оглянулась Альбина. — Как это? Плачет, что ли?
— Говорю тебе! — громким шепотом выкрикнула тетя Галя. — Волком воет! Лежит в темноте, в потолок пялит
Глаза у тети Гали между тем совершенно не намере
взбодрившаяся, — а ее многострадальная племянница украдкой переоденется и, страшно зевая, потащится на троллейбусе сперва на Щелковскую, домой: выпить кофе и смыть под душем больничные запахи, а потом, уже на метро, на другой конец города, на Кутузовский — на ра
Может быть, может быть. Хотя Альбина слабо пред
Дневной сон. О, как счастлива была Альбина, когда работала в отделе постельного белья! Тогда ей несколько раз удавалось днем вздремнуть на той роскошнейшей италь
Ищут! Да таких замен в Москве — только свистни!
А тетушке ведь не возразишь. Сразу такое начнется. Ладно, лучше об этом не думать. Лучше верить в то, что вчера сказала Катюшка Калинина: «Если кого уволят, то явно не Богуславскую. У нее глаза до того лживые, что даже
правдивыми кажутся. А начальство любит тех, у кого свет
Альбина с трудом подавила желание свернуть в ордина
Сейчас, впрочем, было не до физиогномистики. Над
Осторожно приоткрыла дверь и постояла, вглядываясь в темноту.
Кое-что все-таки можно было увидеть, даже не зажигая ночника: на улице полыхала могучая реклама банка. Вот ин
Глаза постепенно привыкли к полумраку, и Альбина разглядела две кровати по стенкам узкой палаты. Около каждой громоздилось таинственно мерцающее шаткое со
Ну, вперед!
Альбина осторожно вошла в палату и постояла над умирающей. Господи, сделай так, чтобы эта бедняжка не скончалась нынешней ночью! И опять мысли вернулись на привычный круг Все-таки со стороны тети Гали жестоко подвергать племянницу таким испытаниям! Что из того, что Альбина живет в ее доме? Она платит тетке не меньше,
а то и больше, чем если бы снимала комнату у посторон
Альбина оглянулась на раненую. Вроде бы спит. Сла
Увы, так не бывает. Ладно, Альбина согласна поухаживать за раненой, только бы умирающая как-то протянула ночь.
Склонилась над опасной больной и вслушалась в ее чуть уловимое дыхание. Кажется, еще никому на свете Альбина так искренне не желала здоровья и долгих лет жизни, как этой почти незнакомой старухе! А тетя Галя все-таки дура. Сама себе яму роет. Или забыла, чем для нее закончилось вот такое же дежурство Альбины над уми
— Сестра-а!
Альбина суматошно подхватилась: неужели игла ка
Выскочил дежурный доктор: помятый, всклокочен
Вместе они на рысях понеслись в палату, откуда истор
Выпихнули рыдающую жену в коридор и взялись отка
Конечно, можно было уже и не мучиться: душа не
казал Альбине прижать дефибриллятор к неподвижной груди больного (только ни в коем случае не касаться ме
— Заряжается, есть пять киловольт!
Альбина изо всех сил притиснула круг к худой, ребри
А вслед за тем случился кошмар! Оказывается, кадры художественного фильма имели очень слабое отношение к действительности, потому что тело не просто резко, кон
Конечно, длилось оно только миг — потом мертвые руки бессильно соскользнули и упали на пол, — однако этого мига вполне хватило, чтобы Альбина испустила ди
С воплем «Что вы делаете, звери?!» в палату вбежала жена умершего. Бог знает, что ей померещилось, когда она увидела Альбину, в глубоком обмороке лежащую на груди покойника...
Потом был скандал. Его, к счастью, удалось замять. Тетю Галю чуть было не уволили, однако положение с медперсоналом было таким напряженным, что засоню оставили — только перевели в хирургическое отделение. Не меньше месяца — но и не больше! — Альбина весело и оживленно исполняла свою роль в витрине. А потом тетя Галя взялась за старое.
Альбина вздрогнула. Почудились шаги в коридоре? А что, если дежурный врач не такой уж лентяй, каким жи
Скрипнула кровать. А вот этот звук уж точно не послы
Альбина пересилила себя — и склонилась над постелью:
— Вам что-нибудь нужно? Хотите пить? Нет, лежите на спине, на бок лучше не надо, а то повредите рану.
— Ты... кто? — выдохнула больная. Какой у нее хри
— Сестра, — шепнула Альбина, всматриваясь в грубо
— Чья? — опасливо спросила больная. — Будешь уве
Альбина растерянно моргнула.
— Да нет, дежурная сестра. Вы ведь в больнице — не
— А еще чего? — жадно спросила незнакомка. — Чего я еще не помню?
— Ну., не знаю, — пожала плечами Альбина. — Гово
— По-нят-но... — протянула больная. — То-то, смо
Больная запнулась, не договорив. У Альбины мороз по коже прошел. Интересная заминка!
В синюшном, бледном полусвете банковской рекламы она отчетливо видела, как больная ощупывает себя дро
Первым делом она ощупала длинные белокурые пряди, разметавшиеся по подушке и ее плечам. Один затейливо закрученный локон поднесла к глазам и даже понюхала.
— Парик, что ли? — спросила себя и с удовольствием констатировала: — Точно, парик.
Альбина непроизвольно кивнула. Тетушка говорила, что парик этой странной особе оставили нарочно. В при
емном покое заартачились было, но полиция настояла. Де
Больная намотала на кулак роскошные кудри и дер
Альбина пожала плечами. К чему вообще этот парик? Такие тифозные стрижки теперь носят очень многие, а если мелировать челку, вообще вид бывает очень даже недурной. Правда, челки у незнакомки не было: короткие волосы жестко топорщились надо лбом. Но все-таки ей без парика лучше. Белокурая путаница придавала лицу непри
Хотя без парика она еще больше похожа на мужчину.
Между тем раненая продолжала исследовать себя. Осторожно, чуть касаясь, трогала повязку, стягивающую правое плечо. На лице выражалась досада.
Рука скользнула на грудь, на живот и ниже.
Альбине стало неловко. Эта женщина с таким недо
Стоп. А что, если амнезия тут вообще ни при чем?! Недавно Альбина видела по телевизору, в «Секретных ма
она обитает в новом теле, но никак не может понять, что же с ней произошло, куда она попала? То есть перед Альби
Альбина мысленно постучала себя по лбу. Все, конеч
А может, тетя Галя, как всегда, что-нибудь напутала или наврала — с нее станется! — и перед Альбиной лежит самая обыкновенная женщина?
— Слушай, сестра! — В голосе чуть ли не рыдание. — А я — кто?
— Трудно сказать. — наконец проронила девушка уклончиво. А и правда — трудно! Не брякнешь ведь вот так, с бухты-барахты: «Вы — мужчина, транссексуал, не
— Не помню, век воли не видать! — кивнула раненая (Альбина, умаявшись тасовать прилагательные, глаголы и местоимения из рода в род, решила все-таки принять за ос
Шепот стал бессвязен и неразличим, а потом и вовсе стих. Больная замерла с закрытыми глазами, слабо пере
бирая простынку крупной красивой рукой. На среднем пальце мерцал перстень — массивная печатка. Об этой пе
Алчный шепоток тети Гали прошелестел в памяти — и утих.
«Девочка со светлыми глазками, — задумалась Аль
Охотничья мысль была прервана порывом сквозняка. У Альбины зашевелились на шее легкие прядки, выпав
Фигура, стоящая в проеме двери, была неразличимо темна, однако белизну халата Альбина заметила при сла
Так и есть. Врач притащился.
Альбина уцепилась за спинку кровати, чтобы не сбе
Мысль показалась замечательной. Нет, все-таки она себя патологически недооценивает! Не столь уж она бес
Нет. Не стоит суетиться. Тем более что он, кажется, и не замечает Альбину в ее укромном уголке за кроватью. И вообще, доктор вроде бы не расположен к длительному осмотру. Может быть, он сейчас повернется — и...
Не повернулся, увы. Но и не сделал шага в палату. Сто
Задремавшую больную, похоже, обеспокоил свет из коридора. Она приподнялась, опираясь на левую руку:
— Сестра? Сестра? Это вы? Пить мне дайте.
Альбина подавила милосердный порыв. Сейчас, сей
— Эй, кто там? — В голосе раненой зазвучал испуг. — Вам чего? Вы доктор, что ли? Ну так дайте попить.
Человек, стоявший в дверях, вошел в палату.
— Дашенька. — шепнул он чуть слышно, и Альбина почувствовала, как защемило вдруг сердце.
Кто такая эта Дашенька, чье имя он произносит с такой болью? А, вон что. Доктор перепутал ее с какой-то другой медсестрой.
«Я не Дашенька», — чуть было не заявила она, но оне
Странная женщина уронила на подушку голову и заби
— Ты. ты пришел! Нет, нет, не надо больше! Отпусти, я не. Отпусти!
Альбина едва узнала голос раненой, так сдавил его страх.
— Тише, тш-ш! — успокаивающе шепнул доктор. — Я пришел за тобой. Пора домой возвращаться. Домой, понимаешь?
— Нет, нет! — Стриженая голова мучительно замета
— Вставай, вставай! — настойчиво шептал доктор. — Пора идти.
Раненая начала приподниматься, жалобно постанывая и поохивая.
— Нет, не хочу, не хочу! — слабо бормотала она, одна
Альбину залило холодным потом от головы до пят.
Доктор угрожающе набычился, вглядываясь в нее, — и вдруг, вздрогнув, вскинул голову, замер, вслушиваясь в торопливые шаги, доносившиеся из коридора.
На миг Альбина увидела его четкий профиль, словно бы начерченный в ночи раскаленным лезвием: нахмурен
«У него тик, — подумала Альбина. — Нервный тик».
— Иду, иду, иду! — послышалось сладенькое пение тети Гали, и Альбина едва не рухнула где стояла, такое вдруг навалилось облегчение. — А я только на минуточку отвлеклась, список утренней раздачи лекарств проверить. Иду, Иван Палыч, вы не беспокойтесь, это я племяшку свою просто на всякий случай вызвала, присмотреть за раненой... Ой, это не Иван Палыч? Доктор, извините! Вы кто? Вы кто? Из какого отделения?
Незнакомец резко обернулся к палате.
— Я еще приду, — достиг слуха Альбины его напряжен
Послышался тяжелый скрип кровати. Альбина увиде
Альбина перевела взгляд на дверь — и вздрогнула.
Никого! Странный доктор исчез!
Альбина покрепче сцепила зубы, чтобы подавить дрожь. В ушах все еще звучал этот шепот: «Дашенька.» — и сдавленный хрип раненой. Вот странно: незнакомец на
— Алька, ты здесь? — Тетушка, подслеповато щурясь, заглянула в палату. — Алька!
— Здесь я, здесь, — Альбина шагнула вперед, как всегда, раздраженная этой собачьей кличкой, которая не сходила с теткиного языка. При этом Галина Яковлевна натурально на стенку лезла, если кто-то называл ее Галь
— Кто это был, а? — Тетя Галя закрыла за собой дверь и зажгла ночничок.
Альбина перевела дыхание. Только сейчас она поняла, как давила, как угнетала эта синюшная мгла! Устало по
— Откуда мне знать? Доктор какой-то.
— Док-тор? — Тетя Галя с сомнением покачала го
Альбина промолчала. Хотелось прекратить этот разговор как можно скорее. Какая-то темная жуть шевелилась в душе, стоило только вспомнить его шепот — и как рухнула на по
— Сестра! — донесся лихорадочный шепот. — Сестра, ты здесь?
— Тут я, тут! — успокоительно зажурчала тетя Галя. — Чего тебе? Уточку? Или попить?
Раненая припала к поильнику, сделав несколько жад
— Спасите меня! Спрячьте меня! Не пускайте его!
Тетя Галя, от неожиданности едва не брякнувшая на
— Да ты что? Нет тут никого. О чем ты?
— Не знаю. не помню!
Больная опрокинулась на спину. Перекатила голову по подушке, завела глаза к Альбине:
— Но тут был кго-то. Вот она видела. Видела, ну скажи?
Альбина, перехватив молниеносный тети-Галин взгляд, нерешительно покачала головой.
— Не было тут никого, — выдавила она и чуть не смор
Тетя Галя досадливо причмокнула. Поверила ли боль
Альбине стало стыдно. Ну чего они с теткой издева
— А мать твою так и этак! — не то изумленно, не то сердито сказала вдруг тетя Галя. — Надо же, вот старая дура, до утра дотерпеть не могла!
— Что, простыни менять будем? — уныло спросила Альбина.
— Какие простыни! — взвилась тетя Галя. — Ты что думаешь, она обделалась? Как бы не так! Померла, зараза!
Сокрушенно покачала головой:
— Ну, все, кажется, я поспала! Вся ночь псу под хвост. А ну, мотай отсюда, Алька. Чтоб через минуту духу твоего в отделении не было. Черный ход открыт, там пройдешь. Давай-давай, а я за Иван Палычем пошла.
Тетя Галя бесцеремонно вытолкнула племянницу из па
Обошлось: никто на нее не накинулся ни на лестнице, ни в коридоре. Альбина даже успела на последний трол
* * *
Первый раз Кавалеров увидел своего отца с вертолета.
Раньше он думал, что самое страшное, виденное им в жизни, — та черная марь на берегу Анадырки. Несколько обгорелых колышков торчали из вечной мерзлоты. Между колышками бродили олени, пощипывая мягкими, замше
Кавалеров споткнулся о колышек и чуть не упал. Рас
— Пупок развяжется, — сказал тогда проводник. — Не выдернешь.
Кавалеров удивился. Земля, что ли, удержит? Мерзлота мерзлотой, а лето на дворе, так и пляшет все под ногами, будто идешь по мшаве где-нибудь на родимой Нижегород
Просто из озорства попробовал дернуть еще раз. С тем же успехом. Только поясницу заломило. Смех один! На лесоповале такие кряжи ворочать приходилось, а тут на колышке полуметровом мышцу сорвал. Да бог бы с ней, со спиной. Почему-то показалось, что колышек этот ухо
— Гнали тут колонну, — неохотно пояснил прово
Пламя мигом перекинулось на другие палатки. Люди вы
— Но все-таки ушел кто-нибудь? — спросил Кавалеров.
— А то! — после некоторого молчания буркнул провод
Кавалеров ни о чем больше не спрашивал, только задум
Тогда Кавалеров еще молодой был, глупый, мало чего знал. Это уж потом он убедился, что на планете Колыма всякое бывает. Как-то раз подрядился в геологическую партию разнорабочим. Шли на точку, думали, ночевать придется прямо в чистом поле, ан нет — наткнулись на обветшавший барак. Обрадовались: захмарило что-то, уже
и дождь начал накрапывать, а в бараке сухо и даже, можно сказать, чисто. Стекла почти все целые — чудеса, словом.
Кавалеров с напарником, еще одним таким же, как он, быстрым зэком, вошли в комнату, зажгли фонарь. Вдруг дверь открывается и входит какой-то мужчина. Кавалеров глядит и думает: вроде бы не наш. И не сразу сообразил, что мужик-то — в чем мать родила. И тут они с напарни
Было это, было. Окажись Кавалеров тогда один, еще можно бы что-нибудь. как-нибудь. закреститься, что ли. Но вдвоем же оказались! И напарник с таким воем бежать кинулся! Это уж точно не померещилось Кавалерову. А его самого потом еще долго трясучка била, стоило вспомнить.
Но и это оказалось еще не самым страшным. А вот ког
Огромное ледяное поле, на котором почему-то не за
Кавалеров увидел тела и лица. Лед играл под солнцем, и казалось, будто тысячи людей ворочаются на земле, не в силах встать. Смотреть на это было невыносимо, но Ка
Солнце сходилось и расходилось дымящимися снеж
Опять поглядел вниз. Один из тысячи, лежащих там, под слоем льда, резко взмахнув рукой, обратил прямо на
Кавалерова взгляд темных, провалившихся глаз. Улыбка чуть коснулась обветренных, покрытых коростою губ.
— Улетаем! Давай отсюда! — закричал кто-то рядом ис
Вертолет резко клюнул вниз, и какой-то миг Кавале
Кавалеров оглянулся. Души тех, что лежали там, подо льдом, реяли на закате, кричали тонкими протяжными го
— Я уж думал, все, гикнемся в эту льдину, — виновато сказал потом, на аэродроме, журналист, суетливо суя день
— Пустой звук, — хмыкнул пилот. — Не бывало еще такого, чтоб в этих местах... Они могилу свою берегут, чу
Журналист смотрел непонимающе, дрожа губами, но пилот только рукой махнул:
— А, ладно. И стыдиться тут нечего. Редко у того, кто это впервые увидит, душа из тела не рвется. Такие крепкие ребята, как этот вон, — кивнул на Кавалерова, — редкость.
Кавалеров ничего не ответил. Отвернулся.
Хвалить его было не за что: у глаз, в горле стояли слезы.
Отец. Так вот где мы встретились, отец!..
Потом он еще не раз приезжал в Долину. Стоял на кромке льда. Хотел пойти поискать отца, но так и не ре
трупам! К тому же опасался, что отец захочет оставить сына у себя, а было еще не время. Не время!
Кавалеров тогда работал в морге городской больницы, сторожем. При морге был анатомический театр мединсти
Ходили в морг и врачи. Чаще других Кавалеров видел там одного: низенького, бледного, с вечно потным лицом. Он был похож на старого мальчика и носил смешную фами
Постепенно Кавалеров с врачом сошелся ближе и даже помогал ему. Ну, трупик подаст, какой надо, внутренности в физраствор сложит. Да мало ли! Ассистировал, словом. Иногда разговаривали, хотя Щекочихин вообще-то был не говорлив. Но нашел, нашел-таки он причину смертельной болезни! Кавалеров прочел об этом в «Чукотской правде» и со странным тщеславием подумал, что тоже причастен к открытию Щекочихина, который на этом деле защитил сразу и кандидатскую, и докторскую диссертации.
Теперь на прием к Щекочихину началось просто-таки паломничество. Очередь записавшихся растянулась чуть ли не на год, родители больных детей на него молились. Но в морг он ходил по-прежнему. Только стал еще молчаливее.
А потом его как прорвало:
— Скольких я детей спас, а что получил за это? Десятку к зарплате прибавили? На кафедре у всех рожи от зависти оловянные стали. Плевать им на то, что малыши больше не мрут как мухи. Плевать на то, сколько я сил положил, дневал и ночевал в трупарне. Главное, что этот недоно
р-раз! — и возвысился над ними, р-раз! — и... — Он махнул рукой и огляделся с тревожным, странным выражением. — И никому дела нет, что я чуть не оглох здесь. А главное, мне и самому все это вроде бы уже не важно. Ни радости, ни гордости не ощущаю. Только в ушах по-прежнему звенит..
И он снова огляделся с тем же диким видом, вытягивая шею и тараща блеклые глаза, и без того бывшие навыкате. А Кавалеров тогда впервые подумал, что Щекочихин, по
А он все больше привыкал к Кавалерову и разговаривал с ним все охотнее. От Щекочихина тот, собственно, и узнал про Долину смерти, благодаря ему познакомился с пило
«Точно, спятил мужик», — опять подумал тогда Кава
Потом они с доктором общаться перестали. Кавалерову до того обрыдло в морге, хоть вешайся. Да и Щекочихина он уже видеть не мог, со всеми его фокусами. Тот совсем свихнулся: вдруг начал вводить трупам наркоз. А когда увидевший это Кавалеров чуть не грянулся оземь от ужаса, пояснил с этим своим безумным и в то же время убедитель
— А разве ты не слышишь, как они плачут, когда я их вскрываю? Маленькие ведь. Младенчики. Больно им. Да не смотри ты на меня, как на идиота! — вскричал вдруг, впа
Жуткие разговоры, конечно. Однако, если честно, Ка
Сезона два-три он ездил с артелью старателей. Да, вот где были заработки так заработки! Чуть ли не больше того, что некогда случалось Кавалерову выручать за карточным столом. Да уж, на ловкости своих рук он мог бы сделать состояние, но... однажды ловкость эта уже довела его... Вспоминать не хотелось! И он накрепко зарекся, стараясь держать слово.
Однако первые свои честно заработанные деньги Ка
Вот так Кавалеров, вспоминая дни золотые, молодые, и прожег чуть ли не все заработанное. На оставшемся едва дотянул до нового сезона. Но после возвращения он уже в кабак — ни-ни! Все деньги прямиком отнес в сберкассу. Прямо как на плакате получилось: «Кто куда, а я в сбер
пока не почувствовал: пора уезжать. Подкатил восемьдесят пятый год, и Кавалеров звериным зэковским нюхом уло
Напоследок он, конечно, к отцу съездил — проститься. Мысленно поклялся ему, что все сделает как надо. Однако сам такой уж уверенности не испытывал, поскольку тол
Мысленно же попросил у отца подсказки. И ответ не заставил себя ждать — прямой и страшный ответ!
Буквально на другой день купил Кавалеров в ларьке «Чукотскую правду» — а там заголовок во всю первую страницу: «Маньяк-убийца арестован! Наши дети отныне в безопасности!»
Да уж, еще та была история... длиной в несколько лет. Раз в три или четыре месяца исчезал ребенок. Малень
Да... сказать, что в семьи приходило горе, — это ни
Странно: Кавалеров как бы и не удивился, обнаружив в газете портрет своего знакомца с броской подписью: «Доктор Щекочихин — спаситель и душегуб». Да, Щеко
чихин и оказался тем маньяком, который несколько лет держал Магадан в страхе. Врач убийца, злодей, дьявол, монстр... Как его только не называли! За головы хватались: те же руки, что исцеляли, — сверхжестоко лишали жизни!
Это Кавалерову кое-что напомнило. Газетную статееч
Кавалеров не знал, конечно, как отвечал Щекочихин на вопросы следователей: что, мол, вас заставило, как вы могли — и все такое. Он-то знал — или думал, будто знал. Души тех детей, которые кричали, и плакали, и реяли над Щекочихиным, будто едва оперившиеся птенчики над разоренным гнездом, требовали от него пищи. Требовали жертв. Не зря он потом перестал заглушать крики мерт
И еще было за что вспоминать Щекочихина добрым словом. Теперь Кавалеров знал, что нет ничего ужаснее, чем смотреть на труп своего ребенка — и видеть его рот, полный окровавленного крика.
* * *
Когда Бузмакин покинул наконец витрину, Альбина со вздохом облегчения подумала, что судьба ее, пожалуй, все-таки хранит. И украдкой, тая улыбку, глянула сквозь стекло, стараясь разглядеть того, чей облик на сегодняш
кавказец, это точно. Кавказцев Альбина не любила — а кто их любит, кроме правозащитников? Торчат вечно перед витриной, пялятся, похотливо лыбясь, а то движения не
Нет, это был не кавказец. Может быть, татарин? А мо
Сама себе не отдавая в этом отчета, она поглядывала сквозь стекло все откровеннее.
— Альбина, как мужик-то на тебя пялится, вон, все глаза уже проглядел, бедный, ну повернись к нему! — где- то с час назад сказала Катюшка Калинина, изображавшая в отделе офисной мебели бизнесвумен, диктующую секре
С чего так заколотилось вдруг сердце? Альбина мгно
Слава богу, это не он! Не тот... Почему, интересно, Аль
Не было никаких причин для этого страха, незнако
это опять и опять, но страх не уходил. Так боишься неос
И по сравнению с тем загадочным, слабо освещенным профилем — даже в пряди, упавшей на лоб, было нечто зловещее! — лицо парня с широкими бровями и темными глазами показалось ей удивительно симпатичным и рас
Катюшка понимающе кивнула и, поправив на пере
Поскольку дело происходило в приполярном Нориль
сеансе, Таня вновь впадала в транс. Приступы становились все сильнее, длились все дольше. В это время девочку коре
Тогда начали искать того, кто и заварил, собственно, всю кашу: мага и целителя Кашпировского. Можно пред
— «Однажды Таня перенесла особенно тяжелый при
— Слушай, он в твоей спине скоро дырку просмотрит, неужели ты не чувствуешь? — пробормотала она с тем же выражением, с каким диктовала текст: — «Наконец про
После этого девочка чувствовала себя вполне нор
— Чушь какая! — Захлопнув папку, Катюшка с брез
то слово... Чтоб из-за этого с ума сойти, вообразить невесть что, забыть, кто ты есть. Из-за какого-то слова! Подума
«Спать!» — резко, на выдохе, шепнул кто-то рядом с Альбиной, и она чуть не ахнула, вспоминая ночные при
Вдруг нестерпимо захотелось кому-то рассказать о том, что было ночью. И давно надо было это сделать, тогда все беспричинные страхи сразу рассеялись бы. Говорят ведь, что даже дурные пророческие сны не сбываются, если их сразу кому-нибудь рассказать.
— А вот и зря ты не веришь! — оживленно повернулась Альбина к Катюшке — и взгляд ее скользнул по лицу того парня, подошедшего почти вплотную к витрине.
Альбина осеклась, и впрямь ощутив этот взгляд, как прикосновение. Даже щека загорелась, будто от пощечи
Она беспомощно уставилась в миндалевидные ласко
— Не говорил ли я вам, барышни, что в витрине не следует допускать резких движений? Надо двигаться мяг
И Бузмакин, грациозно ступая с носка на пятку, будто балетный танцор, явился в витрине, являя взорам зрите
«Много ты понимаешь в женственности!» — усмехну
выводил бы только в колбах, минуя младенческий возраст, а сразу выдавая готовый продукт от пятнадцати до двад
За то, что в витрине офисной мебели работали только девушки, следовало благодарить менеджера первого этажа Людмилу Викторовну. Обладая совершенно противопо
Голубой Бузмакин и розовая Людмила Викторовна вели между собой непрекращающиеся боевые действия, в которых победа шаталась, будто непристойная женщина, от одной стороны к другой. Сейчас она как раз льстиво прильнула к Бузмакину, и тот спешил воспользоваться не
Даже не нужно особенно напрягаться, представляя, какими были бы последствия, застань Бузмакин Альби
Однако в данном случае Бузмакин не смог найти со
— Живы вроде? — почти не шевеля губами, пробормо
— Живы, кажись, — так же конспиративно ответила Альбина.
— Ну, коли так, давай взбодримся!
«Секретарша» выбралась из-за стола и походкой девоч
Это им разрешалось, потому что кофеваркам, соковар
Ну что ж, основания для такой вот голубой, не побоюсь этого слова, мечты у Бузмакина были. Катюшка с Альби
И... интересно, скоро ли он уйдет?
Он не ушел. Однако, когда универмаг закрылся, Аль
Катюшка мигом заметила ее состояние и прилипла к стеклу.
— Ого, — присвистнула, вглядываясь в темноту, — наш-то друг, оказывается, не из слабонервных! Похоже, он крепко клюнул на живца! — Катюшка хихикнула, доволь
Вообще-то Альбина терпеть не могла, когда Катюшка так ее называла: бабуся какая-то, но сейчас она даже за
— Ты имеешь в виду.. — шепнула нерешительно.
— Да, да! — кивнула Катюшка, упругой походкой воз
— А может, с тебя? — нарочно усомнилась суеверная Альбина, однако Катюшка со знанием дела покачала го
— Вот увидишь!
И Альбина в самом деле увидела: когда истек этот бес
— Привет. Можно тебя подвезти?
Альбина растерялась. Его голос из теплой полутьмы салона звучал странно-интимно. Она не была избалована такими приглашениями, такими голосами. И до сих пор еще ныло на самом дне души воспоминание о том, как ее «подвезли» несколько лет назад. Тогда Альбина совсем недавно приехала в Москву и стояла на обочине дороги, поджидая тетю Галю, которая собиралась сходить с пле
с невинным видом спрашивали, как проехать к какому-то там заводу, а Альбина попыталась их уверить, что завод этот вовсе не на Щелковской, а на Пресне.
Она и ахнуть не успела, как грубые руки втянули ее в машину — и та понеслась по шоссе под хохот довольне- хоньких парней.
— Вы что, вы что? — бестолково закричала она — и умолкла, увидев у самой своей щеки кривое лезвие ножа.
— Не шуми, — поморщился рыжий, сидевший рядом с Альбиной, и приобнял ее за плечи. — А то уйдешь вся полосатая. Кому это надо? Лучше ложись по-быстрому, ну?
Альбина от страха впала в какой-то полуобморочный ступор. Голос пропал, а нож, маячивший около щеки, от
«Перережут горло и выбросят на дорогу!» — эта мысль окончательно парализовала ее сознание и тело.
Не сводя глаз с ножа, она опрокинулась на сиденье, неумело растопырила колени.
— Что, любишь, когда тебя раздевают? — хмыкнул парень, отдавая нож приятелю, который перегнулся с пе
Легонькая хлопковая одежка распалась на два белых тре
«Как же я пойду без них?» — ужаснулась Альбина, а по
— Черт! — обиженно воскликнул рыжий, неуклюже привскакивая на колени и принимаясь отирать себя об
— Повезло тебе, — меланхолически отозвался води
— Блин! Да на хрен мне такое везение! — чуть не со слезами возопил насильник. — Я вон джинсы испачкал кровищей!
— Ну, без крови такие дела не делаются, — философ
— Хорошо, хоть «молнию» расстегнуть не забыл! — хохотал-заливался темноголовый, стриженный под нуль, сидевший рядом с водителем. — Ой, не могу, держите меня четверо! Чтоб в Москве... посреди дороги... целку подо
— Чего регочешь, козел? — дрожащим голосом огрыз
— Эй вы, ублюдки! — возопил вдруг водитель, при
— Ты лучше на дорогу смотри, — предостерег бри
Альбина осмелилась шевельнуться, встала на четве
Что-то жестко чиркнуло по локтям, по коленям. Все гудело вокруг.
Свист, визг тормозов, хохот.
— Дура, задницу прикрой! — заорал кто-то хохочущим голосом.
В глазах реяла красная мгла. Альбина слепо ползла впе
Зелень. трава газона!
На четвереньках, с неожиданным проворством, ри
Тупо, упорно забивалась она в самую гущу неожидан
Вдруг, суматошно вскинувшись, выглянула.
Мимо изредка проносились по шоссе машины. У обо
Альбина опять нырнула в спасительную зеленую тень. И сразу колени и локти загорелись огнем. Конечно, все до мяса содрано. Сукровица наплывает на забитые грязью ссадины. И ползут по бедрам, внутри, ручейки крови...
Чуть не час отлеживалась тогда в кустах Альбина, будто раненое животное, боясь выйти — и собираясь с силами сделать это. Почему-то не было слез — ее изредка били су
Никто не должен узнать! Наверное, Альбина дала себе эту клятву еще в тот кошмарный миг, когда чужая плоть порвала тайные глубины ее тела.
Никто! Никакая полиция, врач, тетя Галя. тем более мать. Эти двое потом всю жизнь будут попрекать, изведут намеками, в петлю загонят. Никто и никогда не узнает! Мелькнула пугающая мысль о возможной беременности, но Альбина только досадливо передернула плечами. Даже при своей просто-таки детсадовской неопытности она по
Решено. Она промолчит. Но как уничтожить следы того, что с ней сделали?
Что-то стягивало левое запястье, больно давило. Аль
Даже слезы на глазах от радости выступили. Альбина открыла тугую «молнию» — какое счастье, что она такая
тугая! — и как на чудо уставилась на скомканный носовой платок. Была бы еще вода...
Воду она вскоре нашла — нюхом, не иначе, будто и впрямь обрела на время особое, животное чутье. Нашла лужу — большую, чуть зацветшую. Плюнув на санитарию и гигиену, обмыла тухловатой водой свои раны. Даже если завтра начнется заражение крови, это будет завтра, а зна
Убедившись, что ни на платье, ни на коже нет следов крови (кроме ссадин, конечно, но это ладно, отовраться нетрудно), Альбина с трепетом открыла кошелек. Самое главное — раздобыть новые трусики: у тети Гали глаз как рентген. Если не найдется на них денег, можно сразу ве
К счастью, искать не пришлось: кошелек не был пуст. Альбина с новым приступом слез возблагодарила судьбу, а та, словно раскаявшись, принялась старательно загла
Правда, как ни молила она судьбу, чтобы тети Гали там не было, на такой подвиг оказались не способны даже вы
— Где ты шляешься, интересно знать? Лучше бы ужин приготовила! — и скрылась в большой комнате, откуда тот
Альбина сообразила, что тетушка, скорее всего, на
и пойти в полицию. И слава богу! Не то нудная выволочка затянулась бы до ночи... нет, до двадцати сорока: сегодня как раз любимый тетушкин сериал!
Не чуя под собой ног, Альбина прокралась в ванную и еще раз, уже по-настоящему, вымылась. Под душем ее опять начало трясти, а когда вернулась к себе в комнату и погляделась в зеркало, увидела, что глаза распухли и по
Их смыло, вернее, стерло время. Да и сама Альбина так старалась забыть! Запрещала себе даже думать об этом! А теперь вдруг воспоминания всплыли. нашли время, не
А между тем они с Катюшкой уже сидели в машине. Альбина даже не заметила, как это произошло. «Форд» двигался плавно и стремительно, несмотря на то, что во
Кого же он все-таки ждал, этот парень? Сомнения опять вернулись, и настроение, конечно, испортилось.
«Прекрати, — попыталась пристыдить себя Альбина, — да разве можно чувствовать себя счастливой или несчаст
Стало еще тоскливее. Это все из-за того, что Альби
Катюшка совсем другая! Она со счета собьется, попро
убеждать Альбину, будто незнакомец торчит перед витри
— Ты слышишь, Алёк? — обернулась в этот момент Катюшка, сверкая антрацитовыми глазищами. — Мы ре
Нате вам! Они уже познакомились! Наиль... странное имя. Наверное, татарское. Звучит мягко, но как-то. за
Глупости. Очень милое имя. Тем более что Катюшка сойдет с дистанции еще в Измайлове.
Путь до Измайлова показался Альбине особенно долог, но когда Катюшка наконец вышла, на прощание скорчив Альбине поощрительную гримасу и сладко улыбнувшись Наилю, в автомобиле воцарилась неловкая тишина.
В стотысячный, наверное, раз Альбина позавидовала Катюшкиной легкости в общении с людьми. Она не со
Вот и сейчас. Нет чтобы мило болтать, перепархивая от глупости к глупости, подобно Катюшке, — сидит букой! Он тоже хорош, конечно: мог бы обернуться, поговорить с девушкой, если уж предложил подвезти. Или жалеет, что предложил? Печалится об упорхнувшей Катюшке? Нет, молчание становится просто неприличным!
— Наиль — это.
— Алёк — это.
Они заговорили разом — разом осеклись и засмеялись.
— Говорите, говорите!
— Нет, вы.
— Алёк — это значит Алла? Или Алина?
— Альбина.
— О, как красиво! Никогда не встречал девушки с та
— Белая.
— Белая... — повторил Наиль. — Чистая. Скромная...
— Нет, просто — белая, — смутилась Альбина от этого более чем смелого синонимического ряда. Скорее, если уж на то пошло, бесцветная!
Ну вот, опять она сама себя топчет. Крепко же вбиты в голову уроки мамани и тетушки!
— Вы такая тихая, молчаливая, — проговорил Наиль, полуобернувшись к ней и искоса поглядывая на дорогу. — Я даже не ожидал. Думал, что все девушки-манекенщицы смелые, острые на язык, вроде вашей подружки. Как толь
Альбина несколько опешила, уловив в его голосе нотки явного неодобрения. Хотя да — у них-то, у мусульман, небось до сих пор такая работа женщины считается неприличной.
— Это, собственно, не моя была инициатива, — про
— Но я ведь разглядел, — справедливо заметил Наиль и снова отвернулся к рулю.
Альбина с досадой смотрела на скользкую дорогу До чего же некстати этот гололед! Требует всего внимания во
— Вам, собственно, куда? — спросил Наиль, когда промелькнул перекресток с бурлящими выходами из метро и ярко освещенной коробкой Щелковского автовокзала.
— О, еще далеко, — виновато сказала Альбина. — Ули
Наиль фыркнул так насмешливо, что Альбина подави
Итак, он решил доставить ее домой! А потом? Навер
Конечно, можно рискнуть и пригласить Наиля. Нет, лучше не рисковать. Если он хоть раз нарвется на тети- Галину пилораму, как называла Альбина приступы нра
Хорошо, если бы они просто поболтали в машине, а по
Альбину передернуло от отвращения ко всему тому, что крылось для нее в этом интимном понятии.
— Замерзли? — послышался дружелюбный голос Наиля.
Ого! Машина-то уже стоит на улице Красноярской — причем именно возле того дома, в котором живет Альбина. Как он угадал, интересно?
— Пойдемте, — сказал Наиль. — Я вас провожу.
— Да у меня там тетя... — обмирая от стыда, пробор
— Я не напрашиваюсь к вам в гости, — сказал с улыб
— Да ну, я ведь хожу каждый вечер — и ничего.
— Больше не будете! — сказал Наиль с таким подчер
«Больше не будете!» Это что, намек? Она не будет хо
— Ну вот, — озабоченно буркнул Наиль, когда они вступили в пропахшую интенсивной кошачьей жизнью темноту — Я так и знал! Лифт не работает, конечно?
Альбина хихикнула в знак согласия, тяжело опираясь на его руку. Было так невыразимо приятно чувствовать его рядом, так тепло на сердце!
«Если он сейчас меня поцелует, я. я не оттолкну его», — подумала она, чувствуя, как замирает в радостном ожидании сердце.
Боже ты мой! Ей уже двадцать пять, а она даже ни с кем еще не целовалась, не считая тех дураков-одно
Она вспомнила темные, красивые губы Наиля, обрам
— Осторожнее!
Показалось или он крепче прижал к себе ее руку?
Чем выше поднимались, тем реже Альбина спотыка
— Ну, — сказала Альбина, — вот я и дома. Квартира шестнадцать.
Наиль так внимательно оглядел дверь под названным номером, словно решал: менять на ней обивку или не сто
Надежды на поцелуй растаяли при свете, как призра
Альбина исподтишка взглянула на темно-вишневые губы, на длинные ресницы — как у девушки... И так же по-девичьи скромно опущенные. Нет, в самом деле, не Альбине же спрашивать первой: «Мы увидимся завтра?»
Наверху хлопнула дверь, заскрежетал в замке ключ, торопливо зашлепали по ступенькам тапочки.
Альбину точно кипятком ошпарило! Резко отверну
— Вы к кому? — послышался настороженный голос. — Ко мне, что ли?
Альбина удивленно оглянулась.
Тетя Галя! Тетя Галя в халате и тапочках спускается на площадку, опасливо озирая Наиля.
— Привет, — пролепетала Альбина. — Ты откуда? В го
— Она мне ключи оставила цветы поливать, ты что, забыла? — недовольно буркнула тетя Галя. — У нас гости?
Радушное выражение ее лица заставило бы обратиться в бегство даже каменного идола с острова Пасхи — если правда, будто они умеют передвигаться.
— Не беспокойтесь, — приветливо сказал Наиль. — Я только проводил Альбину, а теперь ухожу. Всего хоро
Мелькнула белозубая улыбка, застучали по ступенькам каблуки.
Тетя Галя проводила его взглядом, в котором читалось нескрываемое облегчение, и повернулась к Альбине:
— Кавалер, что ли? На вокзале подобрала? Другого не нашлось во всей Москве?
— Нет, это... знакомый Катюшкин. Они меня подвез
— И что? Боялась заблудиться? Я же тебе сказала, чтоб не водила в дом кого попало!
От раздражения тетя Галя даже не могла попасть клю
Альбина почувствовала, как в глазах предательски за
— Я и не вожу, — шепнула, пытаясь скрыть дрожь го
— Знаем мы таких любезных! — Тетя Галя наконец-то отомкнула дверь. — И скажи на милость, почему это у Ка
Альбина молчком снимала ботинки и шубейку. Серень
ницу? Наверное, в витрине она и правда чем-то поразила его взор, но при ближайшем рассмотрении... особенно по сравнению с Катюшкой. То-то он сбежал быстрее лани!
Альбина прижалась лбом к косяку.
Беда ведь даже не в том, что Наиль смылся. Если совсем честно, не настолько уж он ей и понравился. Хуже другое! Она так измучилась от вечной своей затурканности, что готова завести роман буквально с первым встречным пар
— Лизочек? — зазвенел в комнате оживленный тети-Галин голос. — Слушай, у вас на фирме нет хороше
Альбина слабо качнула головой. Спятила тетя Галя, что ли? Неужели это из-за Наиля ее так разбирает?!
Ладно, лучше не слушать всю эту чепуху. Сейчас под душ, потом спать. Чем скорее уснешь, тем скорее канут в прошлое все беды сегодняшнего дня. А завтра. кто его знает, что будет завтра! Вполне может статься, что глянет завтра Альбина сквозь витрину — и увидит на улице знако
Да, что она виртуозно научилась в жизни делать, так это успокаивать себя несбыточными мечтами!
Альбина шагнула по коридору — и вздрогнула, когда за спиной закурлыкал звонок.
Она была совсем рядом с дверью, но все-таки тетя Галя, только что болтавшая по телефону в дальней комнате, ока
— Я сама открою!
Сноровисто завертела все ручки большого, сложного, дорогого замка, который ей вдруг вздумалось непонятно зачем заменять.
«Ждет она кого-то, что ли?» — удивилась Альбина.
Тетя Галя славилась своей недоверчивой дотошностью и обычно выпытывала у незнакомых визитеров не только все подробности их занятий, но и родословную чуть не до седьмого колена, прежде чем решалась открыть дверь и впустить Мосгаз, техника из домоуправления, электрика, лифтера, агитатора за нового кандидата в президенты и т.д. и т.п. А теперь даже не спрашивает, кто там!
Дверь приотворилась на длину цепочки, и Альбина так и ахнула, увидев Наиля.
— Вечер добрый, — сказал он со своей серьезной улыбкой. — Извините за вторжение, но у меня в машине кто-то оставил вот это. Не ваше?
Он помахал женской перчаткой.
— Мое! — воскликнула Альбина, испытав мгновенный приступ ужаса оттого, что едва не лишилась одной из не
— Ой, спасибо вам!..
— Да, спасибо, — сдержанно (хорошо, что не воин
Она протянула руку поверх цепочки, однако Наиль спрятал перчатку за спину
— Извините, — сказал с подкупающей задушевно
Тетя Галя хмуро оглянулась. Альбине даже показалось, будто она сейчас без разговоров захлопнет дверь. Но, про
Тяжесть всхлипывала и визжала. Альбина с трудом про- моргалась — и увидела, что это тетя Галя. И еще некоторое время потребовалось ей, чтобы понять: их обеих швырнул к стене удар Наиля.
* * *
Вся деревня вышла из хижин. Но, как и всегда, муж
Герман чуть покосился влево и перехватил насмеш
По рядам пронесся громкий вздох: появилась сегод
Лица дукуни Герман не мог разглядеть под ритуальной раскраской, однако тело у нее было стройное, молодое, упругое.
«Интересно, я с ней спал? — подумал Герман. — А за
Рука Алесана дрогнула рядом с его рукой. Герман мог бы поклясться, что его друг задал себе такой же вопрос — и дал на него столь же самонадеянный ответ.
Дукуни уселась на травяную циновку, скрестив ноги и сложив перед лицом ладони. Было тихо, но постепенно Герман начал различать легкую мелодию свирели и по
Впрочем, с такими штучками Герман уже был знаком. И в сегодняшнем действе это было далеко не главным вол
Дукуни вытянула правую руку и повела вдоль шерен
Вперед вышли шесть молодых людей. Никого из них Герман не узнавал: лица и тела были раскрашены. Только они с Алесаном оказались сегодня избавленными от этой длительной, а порою и болезненной процедуры.
Ни одной нитки не было на телах избранных: сняли даже охотничьи браслеты из обрывков звериных шкур, даже тяжелые кольца-обереги.
Избранные начали танец в кругу: сначала медленно, потом все стремительнее. Дукуни в центре их хоровода танцевала в том же бешеном ритме, и каждое ее движение было исполнено убедительной внутренней силы, которая зачаровывала всех присутствующих.
И вдруг танцоры замерли. Замерли и зрители, с трудом сдерживая возбужденное дыхание. Пульсирующий ритм тамтама вонзался в сердца, тревога подавляла сознание.
Дукуни взяла стоящую радом с ней корзиночку и по
Ее груди прыгали, хвосты зебр плясали на смуглых бедрах, и Герман вдруг ощутил такой мощный разряд же
Однако он отвлекся и упустил момент, когда в руках ду
жением она приложила маску к лицу одного из молодых мужчин. Тот изо всех сил замотал головою, словно про
А здорово перепугался бедолага! От его недавнего воз
Впрочем, эротические чары слетели и с остальных. Все напряженно смотрели на парный танец дукуни и человека в маске, который точно копировал все движения шаман
А визг свирели теперь заглушал тамтам и раздирал уши запредельной высотою звуков.
Внезапно дукуни сорвала маску с человека — и заглу
С человека ли?.. Ничего человеческого не осталось в его лице. Оно стало по-звериному ужасным!
Рухнув на колени, танцор свирепо бил по воздуху скрюченной ладонью. Герман мог бы поклясться, что это когтистая лапа... А голос? Разве это человеческий голос? Это рычание! По коже, лоснящейся от пота, волнами про
«Что происходит? — вспыхнула в сознании испуганная мысль, словно сигнальный огонь, предупреждающий об опасности. — Где я? Где мы все? Нас вовлекли в действо, результат которого невозможно предсказать. Мы оцепе
Он мог думать, мог смотреть — больше ничего. Из всей толпы только двое обладали способностью двигаться: ду- куни и тигр.
«Пасть» тигра приоткрылась. Герман увидел, как уд
Однако та стремительным движением вцепилась в во