j Тарас Бульба. Автор Гоголь / Купить книгу, доставка почтой, скачать бесплатно, читать онлайн, низкие цены со скидкой, ISBN 978-5-04-173154-0

Внимание! Ближайшая дата отправки заказов в интернет-магазине -
30 мая 2024.
{{common_error}}
СКИДКИ! При заказе книг на сумму от 1500 руб. – скидка 50% от стоимости доставки в пункты выдачи BoxBerry и CDEK,
при заказе книг на сумму от 3000 руб. — скидка 80% от стоимости доставки в пункты выдачи BoxBerry и CDEK.

Тарас Бульба. (Гоголь)Купить книгу, доставка почтой, скачать бесплатно, читать онлайн, низкие цены со скидкой, ISBN 978-5-04-173154-0

Тарас Бульба
Название книги Тарас Бульба
Автор Гоголь
Год публикации 2022
Издательство Эксмо
Раздел каталога Историческая и приключенческая литература (ID = 163)
Серия книги Яркие страницы
ISBN 978-5-04-173154-0
EAN13 9785041731540
Артикул P_9785041731540
Количество страниц 288
Тип переплета цел.
Формат -
Вес, г 880

Посмотрите, пожалуйста, возможно, уже вышло следующее издание этой книги и оно здесь представлено:

Аннотация к книге "Тарас Бульба"
автор Гоголь

Книга из серии 'Яркие страницы'

Читать онлайн выдержки из книги "Тарас Бульба"
(Автор Гоголь)

К сожалению, посмотреть онлайн и прочитать отрывки из этого издания на нашем сайте сейчас невозможно, а также недоступно скачивание и распечка PDF-файл.

До книги"Тарас Бульба"
Вы также смотрели...

Другие книги серии "Яркие страницы"

Другие книги раздела "Историческая и приключенческая литература"

Читать онлайн выдержки из книги "Тарас Бульба" (Автор Гоголь)

Николай Гоголь
Тарас Бульба
Москва
2023
УДК 821.161.1-31
ББК 84(2Рос=Рус)1-44
Г58
Художественное оформление Степана Костецкого
Гоголь, Николай Васильевич.
Г58 Тарас Бульба : повести / Николай Гоголь. — Моск
Ш’А 978-5-04-173154-0
«Миргород» Н.В. Гоголя по праву считается шедевром русской литературы. Вошедшие в его состав повести «Тарас Бульба», «Старосветские помещики». «Вий», «Как поссорил
УДК 821.161.1-31
ББК 84(2Рос=Рус)1-44
Ы?\ 978-5-04-173154-0
© Оформление.
ООО «Издательство «Эксмо», 2023
Миргород нарочито неве
География Зябловского
Хотя в Миргороде пекутся бублики из черного теста, но довольно вкусны.
Из записок одного путешественника
Часть первая
Старосветские помещики
Яочень люблю скромную жизнь тех уединенных владетелей отдаленных деревень, которых в Мало
и яхонтовым морем слив, покрытых свинцовым матом; развесистый клен, в тени которого разостлан для отды
Я до сих пор не могу позабыть двух старичков про
жилище и увижу кучу развалившихся хат, заглохший пруд, заросший ров на том месте, где стоял низенький домик, — и ничего более. Грустно! мне заранее груст
Афанасий Иванович Товстогуб и жена его Пульхе
Нельзя было глядеть без участия на их взаимную любовь. Они никогда не говорили друг другу ты, но всегда вы: вы, Афанасий Иванович; вы, Пульхерия Ивановна. «Это вы продавили стул, Афанасий Ива
Все эти давние, необыкновенные происшествия заменились спокойною и уединенною жизнию, теми дремлющими и вместе какими-то гармоническими грезами, которые ощущаете вы, сидя на деревенском балконе, обращенном в сад, когда прекрасный дождь роскошно шумит, хлопая по древесным листьям, сте
Он всегда слушал с приятною улыбкою гостей, приезжавших к нему, иногда и сам говорил, но боль
му времени или порицаниями нового. Он, напротив, расспрашивая вас, показывал большое любопытство и участие к обстоятельствам вашей собственной жиз
Комнаты домика, в котором жили наши старички, были маленькие, низенькие, какие обыкновенно встре
ни один паркет в богатом доме, лениво подметаемый невыспавшимся господином в ливрее.
Комната Пульхерии Ивановны была вся уставле
Но самое замечательное в доме — были поющие двери. Как только наставало утро, пение дверей раз
Стулья в комнате были деревянные, массивные, какими обыкновенно отличается старина; они были
все с высокими выточенными спинками, в натураль
Девичья была набита молодыми и немолодыми девушками в полосатых исподницах, которым ино
Афанасий Иванович очень мало занимался хо
Хозяйство Пульхерии Ивановны состояло в беспре
В хлебопашество и прочие хозяйственные статьи вне двора Пульхерия Ивановна мало имела возмож
служившие еще в милиции, трогались с своего места, воздух наполнялся странными звуками, так что вдруг были слышны и флейта, и бубны, и барабан; каждый гвоздик и железная скобка звенели до того, что возле самых мельниц было слышно, как пани выезжала со двора, хотя это расстояние было не менее двух верст. Пульхерия Ивановна не могла не заметить страшного опустошения в лесу и потери тех дубов, которые она еще в детстве знавала столетними.
— Отчего это у тебя, Ничипор, — сказала она, об
— Отчего редки? — говаривал обыкновенно при
Пульхерия Ивановна совершенно удовлетворялась этим ответом и, приехавши домой, давала повеление удвоить только стражу в саду около шпанских вишен и больших зимних дуль.
Эти достойные правители, приказчик и войт, наш
ку, то есть к шинку, сколько ни крали гости, флегма
Оба старичка, по старинному обычаю старосвет
После этого Афанасий Иванович возвращался в по
— А что, Пульхерия Ивановна, может быть, пора закусить чего-нибудь?
— Чего же бы теперь, Афанасий Иванович, заку
— Пожалуй, хоть и рыжиков, или пирожков, — от
За час до обеда Афанасий Иванович закушивал снова, выпивал старинную серебряную чарку водки,
заедал грибками, разными сушеными рыбками и про
— Мне кажется, как будто эта каша, — говаривал обыкновенно Афанасий Иванович, — немного приго
— Нет, Афанасий Иванович; вы положите поболь
— Пожалуй, — говорил Афанасий Иванович, под
После обеда Афанасий Иванович шел отдохнуть один часик, после чего Пульхерия Ивановна приноси
— Вот попробуйте, Афанасий Иванович, какой хо
— Да вы не верьте, Пульхерия Ивановна, что он красный в средине, — говорил Афанасий Иванович, принимая порядочный ломоть, — бывает что и крас
Но арбуз немедленно исчезал. После этого Афана
сылал за Пульхерией Ивановной или сам отправлялся к ней и говорил:
— Чего бы такого поесть мне, Пульхерия Ива
— Чего же бы такого? — говорила Пульхерия Ива
— И то добре, — отвечал Афанасий Иванович.
— Или, может быть, вы съели бы киселику?
— И то хорошо, — отвечал Афанасий Иванович. После чего всё это немедленно было приносимо и, как водится, съедаемо.
Перед ужином Афанасий Иванович еще кое-чего закушивал. В половине десятого садились ужинать. После ужина тотчас отправлялись опять спать, и все
Тогда Пульхерия Ивановна спрашивала:
— Чего вы стонете, Афанасий Иванович?
— Бог его знает, Пульхерия Ивановна, так как буд
— А не лучше ли вам чего-нибудь съесть, Афана
— Не знаю, будет ли оно хорошо, Пульхерия Ива
— Кислого молочка или жиденького узвару с суше
— Пожалуй, разве так только, попробовать, — го
Сонная девка отправлялась рыться по шкафам, и Афанасий Иванович съедал тарелочку; после чего он обыкновенно говорил:
— Теперь так как будто сделалось легче.
Иногда, если было ясное время и в комнатах до
— А что, Пульхерия Ивановна, — говорил он, — если бы вдруг загорелся дом наш, куда бы мы делись?
— Вот это Боже сохрани! — говорила Пульхерия Ивановна, крестясь.
— Ну, да положим, что дом наш сгорел, куда бы мы перешли тогда?
— Бог знает что вы говорите, Афанасий Иванович! как можно, чтобы дом мог сгореть: Бог этого не по
— Ну, а если бы сгорел?
— Ну, тогда бы мы перешли в кухню. Вы бы заняли на время ту комнатку, которую занимает ключница.
— А если бы и кухня сгорела?
— Вот еще! Бог сохранит от такого попущения, чтобы вдруг и дом, и кухня сгорели! Ну, тогда в кладо
— А если бы и кладовая сгорела?
— Бог знает что вы говорите! я и слушать вас не хочу! Грех это говорить, и Бог наказывает за такие речи.
Но Афанасий Иванович, довольный тем, что под
Но интереснее всего казались для меня старички в то время, когда бывали у них гости. Тогда все в их доме принимало другой вид. Эти добрые люди, мож
— Как можно такою позднею порою отправляться в такую дальнюю дорогу! — всегда говорила Пульхерия Ивановна (гость обыкновенно жил в трех или в четы
— Конечно, — говорил Афанасий Иванович, — не
— Пусть Бог милует от разбойников! — говорила Пульхерия Ивановна. — И к чему рассказывать эдакое на ночь. Разбойники не разбойники, а время темное, не годится совсем ехать. Да и ваш кучер, я знаю вашего кучера, он такой тендитный да маленький, его всякая кобыла побьет; да притом теперь он уже, верно, на
И гость должен был непременно остаться; но, впрочем, вечер в низенькой теплой комнате, радуш
и мастерски изготовленного, бывает для него награ
— Я сам думаю пойти на войну; почему ж я не могу идти на войну?
— Вот уже и пошел! — прерывала Пульхерия Ива
— Что ж, — говорил Афанасий Иванович, — и я его застрелю.
— Вот слушайте только, что он говорит! — подхва
— Что ж, — говорил Афанасий Иванович, — я ку
— Это всё выдумки. Так вот вдруг придет в голо
таки неприятно слушать. Вот этакое он всегда говорит, иной раз слушаешь, слушаешь, да и страшно станет.
Но Афанасий Иванович, довольный тем, что не
Пульхерия Ивановна для меня была занимательнее всего тогда, когда подводила гостя к закуске.
— Вот это, — говорила она, снимая пробку с гра
После этого такой перечет следовал и другим гра
— Вот это грибки с чебрецом! это с гвоздиками и волошскими орехами; солить их выучила меня тур- кеня, в то время, когда еще турки были у нас в плену. Такая была добрая туркеня, и незаметно совсем, что
тере цвет, так этот цвет взять и хвостиками разостлать вверх. А вот это пирожки! это пирожки с сыром! это с урдою! а вот это те, которые Афанасий Иванович очень любит, с капустою и гречневою кашею.
— Да, — прибавлял Афанасий Иванович, — я их очень люблю; они мягкие и немножко кисленькие.
Вообще Пульхерия Ивановна была чрезвычайно в духе, когда бывали у них гости. Добрая старушка! Она вся была отдана гостям. Я любил бывать у них, и хо
Добрые старички! Но повествование мое прибли
У Пульхерии Ивановны была серенькая кошечка, которая всегда почти лежала, свернувшись клубком, у ее ног. Пульхерия Ивановна иногда ее гладила и ще
— Я не знаю, Пульхерия Ивановна, что вы такого находите в кошке. На что она? Если бы вы имели соба
— Уж молчите, Афанасий Иванович, — говорила Пульхерия Ивановна, — вы любите только говорить и больше ничего. Собака нечистоплотна, собака нага
Впрочем, Афанасию Ивановичу было все равно, что кошки, что собаки; он для того только говорил так, чтобы немножко подшутить над Пульхерией Ива
За садом находился у них большой лес, который был совершенно пощажен предприимчивым приказ
танным голосом. Они подрываются иногда подземным ходом под самые амбары и крадут сало, являются даже в самой кухне, прыгнувши внезапно в растворенное окно, когда заметят, что повар пошел в бурьян. Вооб
а коты были голы как соколы; как бы то ни было, она выпрыгнула в окошко, и никто из дворовых не мог поймать ее.
Задумалась старушка. «Это смерть моя приходила за мною!» — сказала она сама себе, и ничто не могло ее рассеять. Весь день она была скучна. Напрасно Афа
— Что это с вами, Пульхерия Ивановна? Уж не больны ли вы?
— Нет, я не больна, Афанасий Иванович! Я хочу вам объявить одно особенное происшествие: я знаю, что я этим летом умру; смерть моя уже приходила за мною!
Уста Афанасия Ивановича как-то болезненно ис
— Бог знает что вы говорите, Пульхерия Иванов
— Нет, Афанасий Иванович, я не пила персико
И Афанасию Ивановичу сделалось жалко, что он так пошутил над Пульхерией Ивановной, и он смотрел на нее, и слеза повисла на его реснице.
— Я прошу вас, Афанасий Иванович, чтобы вы исполнили мою волю, — сказала Пульхерия Иванов
что оно ей? А вам оно пригодится: из него сошьете се
— Бог знает что вы говорите, Пульхерия Иванов
— Нет, Афанасий Иванович, я уже знаю, когда моя смерть. Вы, однако ж, не горюйте за мною: я уже ста
Но Афанасий Иванович рыдал, как ребенок.
— Грех плакать, Афанасий Иванович! Не грешите и Бога не гневите своею печалью. Я не жалею о том, что умираю. Об одном только жалею я (тяжелый вздох прервал на минуту речь ее): я жалею о том, что не знаю, на кого оставить вас, кто присмотрит за вами, когда я умру. Вы как дитя маленькое: нужно, чтобы любил вас тот, кто будет ухаживать за вами.
При этом на лице ее выразилась такая глубокая, та
— Смотри мне, Явдоха, — говорила она, обращаясь к ключнице, которую нарочно велела позвать, — когда я умру, чтобы ты глядела за паном, чтобы берегла его, как глаза своего, как свое родное дитя. Гляди, чтобы на кухне готовилось то, что он любит. Чтобы белье и пла
не набирай греха на душу. Когда же не будешь за ним присматривать, то не будет тебе счастия на свете. Я са
Бедная старушка! она в то время не думала ни о той великой минуте, которая ее ожидает, ни о душе своей, ни о будущей своей жизни; она думала только о бедном своем спутнике, с которым провела жизнь и которого оставляла сирым и бесприютным. Она с необыкновен
Афанасий Иванович был совершенно поражен. Это так казалось ему дико, что он даже не заплакал. Мут
Покойницу положили на стол, одели в то самое платье, которое она сама назначила, сложили ей ру
кутья, наливки, пироги покрывали их кучами; гости говорили, плакали, глядели на покойницу, рассуждали о ее качествах, смотрели на него, — но он сам на всё это глядел странно. Покойницу понесли наконец, на
Но когда возвратился он домой, когда увидел, что пусто в его комнате, что даже стул, на котором сидела Пульхерия Ивановна, был вынесен, — он рыдал, рыдал сильно, рыдал неутешно, и слезы, как река, лились из его тусклых очей.
Пять лет прошло с того времени. Какого горя не уносит время? Какая страсть уцелеет в неровной битве с ним? Я знал одного человека в цвете юных еще сил, исполненного истинного благородства и достоинств, я знал его влюбленным нежно, страстно, бешено, дерзко, скромно, и при мне, при моих глазах почти, предмет его страсти — нежная, прекрасная, как ангел, — была поражена ненасытною смертию. Я никогда не видал таких ужасных порывов душевного страдания, такой
бешеной, палящей тоски, такого пожирающего отча
По истечении сказанных пяти лет после смерти Пульхерии Ивановны я, будучи в тех местах, заехал в хуторок Афанасия Ивановича, навестить моего ста
видел сам, как кухарка выдергивала из него палки для затопки печи, тогда как ей нужно было сделать два ша
Когда мы сели за стол, девка завязала Афанасия Ивановича салфеткою, — и очень хорошо сделала, по
ка. Мы иногда ожидали по нескольку минут следую
«Вот это то кушанье, — сказал Афанасий Ивано
«Боже! — думал я, глядя на него, — пять лет все- истребляющего времени — старик уже бесчувствен
дитяти поражал меня в самое сердце. Нет, это не те слезы, на которые обыкновенно так щедры старички, представляющие вам жалкое свое положение и несча
Он не долго после того жил. Я недавно услышал об его смерти. Странно, однако же, то, что обстоя
Вам, без сомнения, когда-нибудь случалось слы
среди непроходимого леса, я бы не так испугался ее, как этой ужасной тишины среди безоблачного дня. Я обыкновенно тогда бежал с величайшим страхом и занимавшимся дыханием из сада, и тогда только успокоивался, когда попадался мне навстречу какой- нибудь человек, вид которого изгонял эту страшную сердечную пустыню.
Он весь покорился своему душевному убеждению, что Пульхерия Ивановна зовет его; он покорился с во
Желание его исполнили и похоронили возле церк
мужики распьянствовались и стали большею частию числиться в бегах. Сам же настоящий владетель, ко
Тарас Бульба
I
Аповоротись-ка, сын! Экой ты смешной ка
Сыновья его только что слезли с коней. Это были два дюжие молодца, еще смотревшие исподлобья, как недавно выпущенные семинаристы. Крепкие, здоро
— Стойте, стойте! Дайте мне разглядеть вас хоро1 Экие свитки! Таких свиток еще и на свете не было. А побеги который-нибудь из вас! я посмотрю, не шлепнется ли он на землю, запу- тавшися в полы.
— Не смейся, не смейся, батьку! — сказал, нако
— Смотри ты, какой пышный! А отчего ж бы не смеяться?
— Да так, хоть ты мне и батько, а как будешь сме
1 Верхняя одежда у южных россиян.
— Ах ты, сякой-такой сын! Как, батька?.. — ска
— Да хоть и батька. За обиду не посмотрю и не ува
— Как же хочешь ты со мною биться? разве на ку
— Да уж на чем бы то ни было.
— Ну, давай на кулаки! — говорил Тарас Бульба, засучив рукава, — посмотрю я, что за человек ты в ку
И отец с сыном, вместо приветствия после давней отлучки, начали насаживать друг другу тумаки и в бо
— Смотрите, добрые люди: одурел старый! совсем спятил с ума! — говорила бледная, худощавая и добрая мать их, стоявшая у порога и не успевшая еще обнять ненаглядных детей своих. — Дети приехали домой, больше году их не видали, а он задумал невесть что: на кулаки биться!
— Да он славно бьется! — говорил Бульба, оста
— Вот еще что выдумал! — говорила мать, обни
лось... (это дитя было двадцати с лишком лет и ровно в сажень ростом). Ему бы теперь нужно опочить и по
— Э, да ты мазунчик, как я вижу! — говорил Буль
— И всего только одну неделю быть им дома? — говорила жалостно, со слезами на глазах, худощавая старуха мать. — И погулять им, бедным, не удастся; не удастся и дому родного узнать, и мне не удастся на
— Полно, полно выть, старуха! Козак не на то, что
Бульба повел сыновей своих в светлицу, откуда проворно выбежали две красивые девки прислужницы в червонных монистах, прибиравшие комнаты. Они, как видно, испугались приезда паничей, не любив
свой женский обычай: вскрикнуть и броситься опро
Бульба по случаю приезда сыновей велел созвать всех сотников и весь полковой чин, кто только был налицо; и когда пришли двое из них и есаул Дмитро Товкач, старый его товарищ, он им тот же час предста
— Ну ж, паны-браты, садись всякий, где кому луч
«Вишь, какой батько! — подумал про себя старший сын, Остап, — все старый, собака, знает, а еще и при
— Я думаю, архимандрит не давал вам и поню
— Нечего, батько, вспоминать, что было, — отве
— Пусть теперь попробует! — сказал Андрий. — Пускай только теперь кто-нибудь зацепит. Вот пусть только подвернется теперь какая-нибудь татарва, будет знать она, что за вещь козацкая сабля!
— Добре, сынку! ей-богу, добре! Да когда на то по
Бедная старушка, привыкшая уже к таким поступ
Бульба был упрям страшно. Это был один из тех ха
Возможна доставка книги в , а также в любой другой город страны Почтой России, СДЭК, ОЗОН-доставкой или транспортной компанией.
{{searchData}}
whatsup