j Рассказы и стихи про школу (с иллюстрациями). Автор Без указания автора / Купить книгу, доставка почтой, скачать бесплатно, читать онлайн, низкие цены со скидкой, ISBN 978-5-04-175711-3

{{common_error}}
СКИДКИ! При заказе книг на сумму от 1500 руб. – скидка 50% от стоимости доставки в пункты выдачи BoxBerry и CDEK,
при заказе книг на сумму от 3000 руб. — скидка 80% от стоимости доставки в пункты выдачи BoxBerry и CDEK.

Рассказы и стихи про школу (с иллюстрациями). (Без указания автора)Купить книгу, доставка почтой, скачать бесплатно, читать онлайн, низкие цены со скидкой, ISBN 978-5-04-175711-3

Рассказы и стихи про школу (с иллюстрациями)
Название книги Рассказы и стихи про школу (с иллюстрациями)
Автор Без указания автора
Год публикации 2023
Издательство Эксмо
Раздел каталога Развивающая и познавательная литература для дошкольников (ID = 173)
Серия книги Книги для внеклассного чтения
ISBN 978-5-04-175711-3
EAN13 9785041757113
Артикул P_9785041757113
Количество страниц 208
Тип переплета цел.
Формат -
Вес, г 680

Посмотрите, пожалуйста, возможно, уже вышло следующее издание этой книги и оно здесь представлено:

Аннотация к книге "Рассказы и стихи про школу (с иллюстрациями)"
автор Без указания автора

Книга из серии 'Книги для внеклассного чтения'

Читать онлайн выдержки из книги "Рассказы и стихи про школу (с иллюстрациями)"
(Автор Без указания автора)

К сожалению, посмотреть онлайн и прочитать отрывки из этого издания на нашем сайте сейчас невозможно, а также недоступно скачивание и распечка PDF-файл.

До книги"Рассказы и стихи про школу (с иллюстрациями)"
Вы также смотрели...

Другие книги серии "Книги для внеклассного чтения"

Другие книги раздела "Развивающая и познавательная литература для дошкольников"

Читать онлайн выдержки из книги "Рассказы и стихи про школу (с иллюстрациями)" (Автор Без указания автора)

Виктор Драгунский
ЧТО ЛЮБИТ МИШКА
Один раз мы с Мишкой вошли в зал, где у нас бывают уроки пения. Борис Сергеевич си
— О! Какие люди! Сидят, как два воробья на веточке! Ну, так что скажете?
Я спросил:
— Это вы что играли, Борис Сергеевич?
Он ответил:
— Это Шопен. Я его очень люблю.
Я сказал:
— Конечно, раз вы учитель пения, вот вы и лю
Он сказал:
— Это не песенка. Хотя я и песенки люблю, но это не песенка. То, что я играл, называется гораздо боль
Я сказал:
— Каким же? Словом-то?
Он серьёзно и ясно ответил:
— Му-зы-ка. Шопен — великий композитор. Он сочинил чудесную музыку. А я люблю музыку больше всего на свете.
Тут он посмотрел на меня внимательно и сказал:
— Ну, а ты что любишь? Больше всего на свете?
Я ответил:
— Я много чего люблю.
И я рассказал ему, что я люблю. И про собаку, и про строганье, и про слонёнка, и про красных ка
Он выслушал меня внимательно, у него было задумчивое лицо, когда он слушал, а потом он сказал:
— Ишь! А я и не знал. Честно говоря, ты ведь ещё маленький, ты не обижайся, а смотри-ка — любишь как много! Целый мир.
Тут в разговор вмешался Мишка. Он надулся и сказал:
— А я ещё больше Дениски люблю разных раз
Борис Сергеевич рассмеялся:
— Очень интересно! Ну-ка, поведай тайну своей души. Теперь твоя очередь, принимай эстафету! Итак, начинай! Что же ты любишь?
Мишка поёрзал на подоконнике, потом откашлял
— Я люблю булки, плюшки, батоны и кекс! Я люблю хлеб, и торт, и пирожные, и пряники, хоть тульские, хоть медовые, хоть глазурованные. Сушки люблю тоже, и баранки, бублики, пирожки с мясом, повидлом, капустой и с рисом.
Я горячо люблю пельмени, и особенно ватрушки, если они свежие, но чёрствые тоже ничего. Можно овсяное печенье и ванильные сухари.
А ещё я люблю кильки, сайру, судака в марина
Варёную колбасу люблю прямо безумно, если докторская — на спор, что съем целое кило! И сто
Люблю вареники с творогом, творог солёный, сладкий, кислый; люблю яблоки, тёртые с сахаром, а то яблоки одни самостоятельно, а если яблоки очи
Люблю печёнку, котлеты, селёдку, фасолевый суп, зелёный горошек, варёное мясо, ириски, сахар, чай, джем, боржом, газировку с сиропом, яйца всмят
намазать картофельным пюре или пшённой кашей. Так... Ну, про халву говорить не буду — какой дурак не любит халвы? А ещё я люблю утятину, гусятину и индятину. Ах, да! Я всей душой люблю мороже
Мишка обвёл глазами потолок и перевёл дыхание. Видно, он уже здорово устал. Но Борис Сергеевич пристально смотрел на него, и Мишка поехал дальше.
Он бормотал:
— Крыжовник, морковку, кету, горбушу, репу, борщ, пельмени, хотя пельмени я уже говорил, бульон, бананы, хурму, компот, сосиски, колбасу, хотя колбасу тоже говорил.
Мишка выдохся и замолчал. По его глазам было видно, что он ждёт, когда Борис Сергеевич его похва
Первый не выдержал Борис Сергеевич.
— Что ж, Миша, — сказал он, — ты многое лю
Тут Мишка весь встрепенулся и покраснел.
— Ой, — сказал он смущённо, — чуть не забыл! Ещё — котят! И бабушку!
НЕЗАВИСИМЫЙ ГОРБУШКА
Недели две тому назад у нас в школе был огром
— Прекратите шум! Здесь не цирк. Здесь школа. Лучше давайте подумаем, как мы встретим нашего гостя.
Мы сейчас же стали поднимать руки и предлагать.
Мы галдели все вместе, каждый своё:
— Надо ему цветы подарить!
— Назначить его почётным пионером!
— Лучше подарить ему подушечку для иголок!
— Сняться с ним на карточку!
— Ерунда! Его нужно угостить хорошенько!
— Чай с хлебом, с маслом и сосисками!
— Идея! Как войдёт, так сразу громовое ура!
— Верно! И салют из пугачей! Сто один залп!
— Да! Дверь открывается, а мы трах-трабабах!
— Ночь в Крыму — всё в дыму!
— Шик-блеск!
— А я говорю, лучше подушечку для иголок!
— Плевать он хотел на твою подушечку! Что он, ненормальный, что ли?
— От дурака слышу!
— Подарить надо моего кота Ваську. Шесть кило чистого весу!
— Нет, дудки. Подари кота кому-нибудь другому.
— Да его никто не берёт!
— Подушечку для иголок!
— Пузырькова! Ты забудешь когда-нибудь про свои подушечки?
— Качать его надо!
— А если он тяжёлый?
— Позвать восьмой класс на помощь!
Мы так долго ещё обсуждали, и в конце концов Раиса Ивановна сказала:
— В общем, ясно. Букет цветов — раз. Апло
— Правильно, — сказали мы, — договорились, всё в порядке.
И тут встал маленький Петька Горбушкин. Он под
— Раиса Ивановна, Горбушкин хочет что-то ска
Она сказала:
— Ну что же, Горбушкин, выкладывай!
И Горбушкин начал. Он сначала немножко запел, вот так: «А-а-а...» А потом начал говорить:
— Ав. Авв. Аввв.
Он не смог с собою справиться. Он, наверное, волновался.
И мы терпеливо ждали, когда у него пройдёт.
Дело в том, что наш Горбушкин заикался. С самого первого класса. И он не как-нибудь скромненько так заикался, нет, он был чемпионом заикания. Горбуш
А потом вдруг сразу он переходил на вторую ступеньку и начинал говорить первый слог нужного слова. Например, если он хотел сказать «Здравствуй
И потом ему надоедало, и он соскакивал уже на третью ступеньку, и быстро, потряхивая головой, как будто желая избавиться от заикания, как от на
— Здравствуйте, Раиса Ивановна! Забыл дома те
Но это заикание у него получалось только в осо
— Аааа... Ав а ва-тех-тех-тех — автограф надо у него попросить?
Это значит, Горбушка хотел попросить писателя, что
— Молодец, Горбушка, правильная мысль!
И после этого мы стали ждать писателя. Некото
— Дорогие ребята, сегодня у нас в гостях ваш лю
И не успела она произнести его фамилию, как мы захлопали изо всех сил, а он улыбнулся и сразу стал такой симпатичный и весёлый, что мы ещё громче захлопали и не выдержали и завопили, а некоторые даже стали подпрыгивать на одном месте, а другие
их стали успокаивать, и успокаивали обеими руками, а те не захотели успокаиваться и стали отбиваться. Я, например, здорово съездил Лёвке по затылку, а за
Наконец Раиса Ивановна хлопнула по столу, и мы стали затихать. И когда стало совсем тихо, наш писа
— Ззздра... Зззздра... Здра...
Мы просто остолбенели. Что это такое? Он заика
— Ребята, я хотел вас предупредить, что когда я чем-нибудь взволнован или тронут, я начинаю не
Вот как он её отбрил. Она вся надулась, стала красная и опустила голову. А я встал и сказал:
— Михал Михалыч, не обращайте на Пузырькову внимания. Пожалуйста, не стесняйтесь. Заикайтесь сколько угодно.
И весь класс опять захлопал, а писатель улыбнул
сам придумал, и вот он здесь, живой, с нами, вправду, наяву!!!
Вот он сидит, улыбается, и можно потрогать его руками, и он не рассердится, потому что добрые не сердятся на детей. И он всё ещё читал, и ребята даже визжали, а я просто не знал, что мне делать от удовольствия. И это продолжалось долго, навер
И тогда писатель остановился и сказал:
— Ну, вот на этом разрешите закончить. Желаю вам всем здоровья и веселья. Я надеюсь, что мы с вами подружились? Да?
Конечно, мы опять заорали, завопили и заголоси
— Спа! Си! Бо! Спа! Си! Бо!
И тут какая-то девчонка подарила ему цветы и со
— Пппа... Ппппа... Ппа...
И мы поняли, что он опять тронут и волнуется. Мы сейчас же притихли, чтобы услышать, что он нам ска
— Ппа. Ппа. Ппа.
Горбушка, наверное, тоже волновался. Писатель глянул на него краешком глаза, но не обратил внима
ния. Он хотел успокоиться и что-то нам сказать. Но ему не удавалось успокоиться, как он ни старался, и поэто
А Горбушка что, хуже, что ли? Он тоже тянул своё: «Ппа. ппа. ппа.»
Тогда писатель разозлился и сказал:
— Ты чего, мальчик, дразнишься? Это некрасиво.
А Горбушка быстро ответил:
— Я и не думаю дразниться.
Он протянул писателю книжку и жалобно сказал:
— Пппа. ппа. ппа.
У писателя глаза прямо сверкнули. Я подумал, что он сейчас, чего доброго, убьёт нашего Горбушку. Он сказал:
— А ты зачем заикаешься? Это я заикаюсь, а не ты. Не путай, пожалуйста!
Тут Горбушка протрещал с каким-то даже отчая
— Я тоже заикаюсь. Ещё не хуже вас! Ппа. ппа. ппа.
Я подумал, что без меня они, того гляди, перессо
— Михал Михалыч, — сказал я, — это наш Гор
Горбушка сейчас же постарался и взял себя в руки:
— Пожалуйста, надпишите мне вашу книжку на память, мы её очень любим!
— Вот и всё! — сказал я. — Молодец, Горбушка! Видите, Михал Михалыч, вот он что хотел сказать, он славный, а заикается он совершенно независимо.
Тут писатель засмеялся и сказал:
— Давай свою книжку!
Взял и написал на первой странице: «Независи
— Ппо... ппо... ппозвольте сказать вам, что я вас очень люблю и я желаю вам всего-всего хорошего! До свидания! — И ушёл.
СЛАВА ИВАНА КОЗЛОВСКОГО
Уменя в табеле одни пятёрки. Только по чисто
А так у меня одни пятёрки. Только по пению трой
— Тяните гласные, друзья, тяните гласные!..
Тогда мы стали тянуть гласные, но Борис Сергее
— Настоящий кошачий концерт! Давайте-ка зай
Это значит с каждым отдельно.
И Борис Сергеевич вызвал Мишу.
Миша подошёл к роялю и что-то такое прошептал Борису Сергеевичу.
Тогда Борис Сергеевич начал играть, а Миша ти
Как на тоненький ледок
Выпал беленький снежок...
Ну и смешно же пищал Мишка! Так пищит наш котёнок Мурзик, когда я его засовываю в чайник. Разве ж так поют? Почти ничего не слышно. Я просто не мог выдержать и рассмеялся.
Тогда Борис Сергеевич поставил Мише пятёрку и поглядел на меня. Он сказал:
— Ну-ка, хохотун, выходи!
Я быстро выбежал к роялю.
— Ну-с, что вы будете исполнять? — вежливо спросил Борис Сергеевич.
Я сказал:
— Песня гражданской войны — «Веди ж, Будён
Борис Сергеевич тряхнул головой и заиграл, но я его сразу остановил:
— Играйте, пожалуйста, погромче! — сказал я.
Борис Сергеевич сказал:
— Тебя не будет слышно.
Но я сказал:
— Будет. Ещё как!
Борис Сергеевич заиграл, а я набрал побольше воздуха да как гряну во всю мочь свою любимую:
Высоко в небе ясном
Вьётся алый стяг...
Мне очень нравится эта песня. Так и вижу синее- синее небо, жарко, кони стучат копытами, у них кра
Тут я даже зажмурился от восторга и закричал что было сил:
Мы мчимся на конях туда, Где виден враг!
И в битве упоительной.
Я хорошо орал, наверно, было слышно на другой улице:
Лавиною стремительной!
Мы мчимся вперёд!.. Ура!.. Красные всегда побе
Я нажал себе кулаками на живот, вышло ещё громче, и я чуть не лопнул:
Мы вррезалися в Крым!
Тут я остановился, потому что я был весь потный и у меня дрожали колени.
А Борис Сергеевич хоть и играл, но весь как-то склонился к роялю, и у него тоже тряслись плечи.
Я сказал:
— Ну как?
— Чудовищно! — похвалил Борис Сергеевич.
— Хорошая песня, правда? — спросил я.
— Хорошая, — сказал Борис Сергеевич и закрыл платком глаза.
— Только жаль, вы очень тихо играли, Борис Сер
— Ладно, я учту, — сказал Борис Сергеевич. — А ты не заметил, что я играл одно, а ты пел немножко по-другому?
— Нет, — сказал я, — я этого не заметил! Да это и не важно. Просто надо было погромче играть.
— Ну что ж, — сказал Борис Сергеевич, — раз ты ничего не заметил, поставим тебе пока тройку. За прилежание.
Как тройку?! Я даже опешил. Как же это может быть? Тройка — это очень мало! Мишка так тихо пел и то получил пятёрку...
Я сказал:
— Борис Сергеевич, когда я немножко отдохну, я ещё громче смогу, вы не думайте. Это я сегодня плохо завтракал. А то я так могу спеть, что тут у всех уши позаложит. Я знаю ещё одну песню. Когда я её дома пою, все соседи прибегают, спрашивают, что случилось.
— Это какая же? — спросил Борис Сергеевич.
— Жалостливая, — сказал я и завёл:
Я вас любил:
Любовь ещё, быть может.
Но Борис Сергеевич поспешно сказал:
— Ну хорошо, хорошо, всё это мы обсудим в сле
И тут раздался звонок.
Мама встретила меня в раздевалке. Когда мы со
— Ну, — сказал он, улыбаясь, — возможно, ваш мальчик будет Лобачевским, может быть, Менделе
Мама ужасно покраснела и сказала:
— Ну, это мы ещё увидим!
А когда мы шли домой, я всё думал:
«Неужели Козловский поёт громче меня?»
ПОЖАР ВО ФЛИГЕЛЕ, ИЛИ ПОДВИГ ВО ЛЬДАХ
Мы с Мишкой так заигрались в хоккей, что совсем забыли, на каком мы находимся свете, и когда спросили одного проходящего дяденьку, который час, он нам сказал:
— Ровно два.
Мы с Мишкой прямо за голову схватились. Два часа! Каких-нибудь пять минут поиграли, а уже два часа! Ведь это же ужас! Мы же в школу опоздали! Я подхватил портфель и закричал:
— Бегом давай, Мишка!
И мы полетели, как молнии. Но очень скоро устали и пошли шагом.
Мишка сказал:
— Не торопись, теперь уже всё равно опоздали.
Я говорю:
— Ох, влетит... Родителей вызовут! Ведь без ува
Мишка говорит:
— Надо её придумать. Уважительную эту причи
Я говорю:
— Давай скажем, что у нас зубы заболели и что мы ходили их вырывать.
Но Мишка только фыркнул:
— У обоих сразу заболели, да? Хором заболе
Я говорю:
— Что же делать? Прямо не знаю. Ой, вызовут на совет и родителей пригласят!.. Слушай, знаешь что? Надо придумать что-нибудь интересное и хра
Мишка говорит:
— Это как?
А я:
— Ну, например, выдумаем, что где-нибудь был пожар, а мы как будто ребёнка из этого пожара вы
Мишка обрадовался:
— Ага, понял! Можно про пожар выдумать, а то ещё лучше сказать, как будто лёд на пруду про
— Ну да, — говорю я, — правильно! Но пожар всё-таки лучше!
— Ну нет, — говорит Мишка, — именно что лоп
И мы с ним ещё немножко поспорили, что инте
— Ты где это так оборвался, Мишка? У тебя весь воротник без пуговиц. Нельзя таким чучелом в класс являться. Всё равно уж ты опоздал, давай хоть пуго- вицы-то пришью! Вон у меня их целая коробка. А ты, Дениска, иди в класс, нечего тебе тут торчать!
Я сказал Мишке:
— Ты поскорее тут шевелись, а то мне одному, что ли, отдуваться?
Но тётя Паша шуганула меня:
— Иди, иди, а он за тобой! Марш!
И вот я тихонько приоткрыл дверь нашего класса, просунул голову, и вижу весь класс, и слышу, как Раи
— «Птенцы пищат...»
А у доски стоит Валерка и выписывает корявыми буквами:
«Пценцы пестчат.»
Я не выдержал и рассмеялся, а Раиса Ивановна подняла глаза и увидела меня. Я сразу сказал:
— Можно войти, Раиса Иванна?
— Ах, это ты, Дениска, — сказала Раиса Иванов
Я вошёл в класс и остановился у шкафа. Раиса Ивановна вгляделась в меня и прямо ахнула:
— Что у тебя за вид? Ты почему такой встрёпан
А я ещё ничего не придумал и не могу толком от
— Я, Раиса Иванна, не один... Вдвоём мы, вместе с Мишкой. Вот оно как. Ого!.. Ну и дела. Так и так!.. И так далее.
А Раиса Ивановна:
— Что-что? Ты успокойся, говори помедленней, а то непонятно! Что случилось? Где вы были? Да го
А я совсем не знаю, что говорить. А надо гово
— Мы с Мишкой. Да. Вот. Шли себе и шли. Ни
Тут все в классе рассмеялись и загалдели. Особен
— Тише, — сказала она, — дайте разобраться! Кораблёв! Отвечай, где вы были? Где Миша?
А у меня в голове уже началось какое-то завихре
— Мишка сейчас тётю Пашу к пуговице пришива
Опять шум и смех. А Раиса Ивановна ужасно по
Я взял и брякнул:
— Там пожар был!
И сразу все утихли. А Раиса Ивановна побледнела и говорит:
— Где пожар?
А я:
— Возле нас. Во дворе. Во флигеле. Дым ва
Она встала из-за стола и подошла ко мне. Глаза у неё были серьёзные и счастливые.
Она сказала:
— Как это хорошо! Очень, очень рада, что вы с Мишей такие молодцы! Иди садись. Сядь. Посиди.
И я видел, что она прямо хочет меня погладить или даже поцеловать. И мне от всего этого не очень-то весело стало. И я пошёл потихоньку на своё место,
и весь класс смотрел на меня, как будто я и вправду сотворил что-то особенное. И на душе у меня скребли кошки. Но в это время дверь распахнулась, и на по
— Входи, — сказала она, — входи, Мишук, са
— Ещё как! — говорит Мишка. — Боялся, что вы заругаетесь.
— Ну, раз у тебя уважительная причина, — го
Мишка даже рот разинул. Он, видно, совершенно забыл, о чём мы с ним говорили.
— Ч-ч-челловека? — говорит Мишка и даже заи
Тут я понял, что Мишка сейчас всё испортит. И я решил ему помочь, чтобы натолкнуть его и чтобы он вспомнил, и так ласковенько ему улыбнулся и говорю:
— Ничего не поделаешь. Мишка, брось притво
И сам в это время делаю ему глаза со значением: что я уже всё наврал и чтобы он не подвёл! А этот ду
— Ну зачем ты это!.. Ерунда какая.
И даже покраснел, как настоящий артист. Ай да Мишка! Я прямо не ожидал от него такой прыти. А он сел за парту как ни в чём не бывало и давай тетради раскладывать. И все на него смотрели с ува
— А он вовсе и не тяжёлый был. Кило десять-пят
Раиса Ивановна говорит:
— Кто? Кто не тяжёлый, кило десять-пятнадцать?
А Мишка:
— Да мальчишка этот.
— Какой мальчишка?
А Мишка:
— Да которого мы из-подо льда вытащили.
— Ты что-то путаешь, — говорит Раиса Иванов
А Мишка гнёт своё:
— Как — откуда лёд? Зима, вот и лёд! Все Чистые пруды замёрзли. А мы с Дениской идём, слышим — кто-то из проруби кричит. Барахтается и пищит. Ка
Я уже ничего не мог поделать: Мишка врал как по-писаному, ещё лучше меня. А в классе уже все догадались, что он врёт и что я тоже врал, и после каждого Мишкиного слова все покатывались, а я ему делал знаки, чтобы замолчал и перестал врать, пото
му что он не то врал, что нужно, но куда там! Мишка никаких знаков не замечал и заливался соловьём:
— Ну, тут дедушка его говорит: «Сейчас я вам именные часы подарю за этого мальчишку». А мы говорим: «Не надо, мы скромные ребята!»
Я не выдержал и крикнул:
— Только это был пожар! Мишка перепутал!
А он мне:
— Ты что, рехнулся, что ли? Какой может быть в проруби пожар? Это ты всё позабыл.
А в классе все падают в обморок от хохота, просто помирают. А Раиса Ивановна ка-ак хлопнет по столу! Все сразу замолчали. А Мишка так и остался стоять с открытым ртом.
Раиса Ивановна говорит:
— Как стыдно врать! Какой позор! И я-то их счи
И все ребята сразу перестали на нас смотреть. И в классе было тихо и как-то скучно. И я написал Мишке записку:
«Вот видишь, надо было говорить правду!»
А он прислал ответ:
«Ну конечно! Или говорить правду, или получше сговариваться».
СМЕРТЬ ШПИОНА ГАДЮКИНА
Оказывается, пока я болел, на улице стало совсем тепло и до последних наших каникул осталось два или три дня. Я когда пришёл в школу, все закри
— Дениска пришёл, ура!
И я очень обрадовался, что пришёл, и что все ре
— А у нас будет весенний концерт!
Я сказал:
— Ну да?
Мишка сказал:
— Верно! Мы будем выступать на сцене. И ребята из четвёртого класса нам покажут постановку. Они сами сочинили. Интересная!..
Я сказал:
— А ты, Мишка, будешь выступать?
Он сказал:
— Подрастёшь — узнаешь.
И я стал с нетерпением дожидаться концерта.
Я дома всё это сообщил маме, а потом сказал:
— Я тоже хочу выступать...
Мама улыбнулась и говорит:
— А что ты умеешь делать?
Я сказал:
— Как, мама? Разве ты не знаешь? Я умею гром
Мама открыла шкаф и откуда-то из-за платьев ска
— Ты споёшь в другой раз. Ведь ты болел. Ты просто будешь на этом концерте зрителем. — Она
вышла из-за шкафа. — Это так приятно, быть зри
Я сказал:
— Ладно. Я тогда буду зрителем.
И на другой день я пошёл на концерт. Мама не могла со мной пойти — она дежурила в институ
В нашем большом зале стояли стулья, и была сде
Вдруг занавес открылся, и появилась наша октя- брятская вожатая Люся. Она сказала громким голо
— Начинаем наш весенний концерт! Сейчас уче
Тут все захлопали, и на сцену вышел Мишка. Он довольно смело вышел, дошёл до середины и оста
— Кхм!.. Кхма!.. Кхме!..
Я сказал:
— Ты что, Мишка, поперхнулся?
Он посмотрел на меня, как на незнакомого. Потом поднял глаза в потолок и сказал:
— Стих.
Пройдут года, наступит старость!
Морщины вскочут на лице! Желаю творческих успехов! Чтоб хорошо учились и дальше все!
И Мишка поклонился и полез со сцены. И все ему здорово хлопали, потому что, во-первых, стихи были очень хорошие, а во-вторых, подумать только, Мишка сам их сочинил. Просто молодец!
И тут опять вышла Люся и объявила:
— Выступает Валерий Тагилов, первый класс «В»!
Все опять захлопали ещё сильнее, а Люся постави
стал совсем красный и снова стал разбегаться, но те
...Серебрятся волны, Серебрятся волны.
И Валерка сразу подхватил, и пальцы у него как будто перескочили через какую-то неудобную сту
После этого на сцену выскочили шесть дево
А мальчишки и девчонки ещё топали по сцене сами, без музыки, кто как, и это было очень весе
— Перерыв пятнадцать минут. После перерыва учащиеся четвёртого класса покажут пьесу, которую они сочинили всем коллективом, под названием «Со
И все задвигали стульями и пошли кто куда, а я вытащил из кармана своё грызеное яблоко и начал его догрызать.
А наша октябрятская вожатая Люся стояла тут же рядом. Вдруг к ней подбежала довольно высокая ры
— Люся, можешь себе представить — Егоров не явился!
Люся всплеснула руками:
— Не может быть! Что же делать? Кто же будет звонить и стрелять?
Девочка сказала:
— Нужно немедленно найти какого-нибудь сооб
Тогда Люся стала глядеть по сторонам и заметила, что я стою и грызу яблоко. Она сразу обрадовалась:
— Вот, — сказала она, — Дениска! Чего же луч
Я подошёл к ним поближе. Рыжая девочка посмо
— А он вправду сообразительный?
Люся говорит:
— По-моему, да!
А рыжая девочка говорит:
— А так, с первого взгляда не скажешь!
Я сказал:
— Можешь успокоиться! Я сообразительный.
Тут они с Люсей засмеялись, и рыжая девочка по
Там стоял мальчик из четвёртого класса, он был в чёрном костюме, и у него были засыпаны мелом волосы, как будто он седой; он держал в руках писто
лет, а рядом с ним стоял другой мальчик, тоже из чет
Я как увидел у мальчика в чёрном костюме писто
— Это настоящий? Вальтер или браунинг?
Но рыжая девочка перебила меня:
— Слушай, Дениска! — сказала она. — Ты бу
И она протянула мне велосипедный звонок. Я взял его.
Девочка сказала:
— Ты позвонишь, как будто это телефон, а этот мальчик снимет трубку, поговорит по телефону и уйдёт со сцены. А ты стой и молчи. Понял?
Я сказал:
— Понял, понял... Чего тут не понять? А пистолет у него настоящий? Парабеллум или какой?
— Погоди ты со своим пистолетом. Именно, что он не настоящий! Слушай: стрелять будешь ты здесь, за сценой. Когда вот этот, с бородой, останется один, он схватит со стола папку и кинется к окну, а этот мальчик, в чёрном костюме, в него прицелится, тогда ты возьми эту досочку и что есть силы стукни по стулу. Вот так, только гораздо сильней!
И рыженькая девочка бахнула по стулу доской. Получилось очень здорово, как настоящий выстрел. Мне понравилось.
— Здорово! — сказал я. — А потом?
— Это всё, — сказала девочка. — Если понял, повтори!
Я всё повторил. Слово в слово.
Она сказала:
— Смотри же, не подведи!
Я сказал:
— Можешь успокоиться. Я не подведу.
И тут раздался наш школьный звонок, как на уроки.
Я положил велосипедный звонок на отопление, прислонил досочку к стулу, а сам стал смотреть в щё
Но тот сказал:
— Этого вы от меня не добьётесь, гражданин Гадюкин!
Тут я сразу вспомнил про звонок и протянул руку к отоплению. Но звонка там не было. Я подумал, что он упал на пол, и наклонился посмотреть. Но его не было и на полу. Я даже весь обомлел. Потом я взглянул на сцену. Там было тихо-тихо. Но потом мальчик в чёрном костюме подумал и снова сказал:
— Да-да! Этого вы от меня не добьётесь, гражда
Я просто не знал, что делать. Где звонок? Он только что был здесь! Не мог же он сам ускакать как лягушка! Может быть, он скатился за отопле
А на сцене бородатый мальчик стал ломать себе пальцы и кричать:
— Я вас пятый раз умоляю! Всё-таки покажите мне план аэродрома!
А мальчик в чёрном костюме повернулся ко мне лицом и заорал страшным голосом:
— Этого вы от меня не добьётесь, гражданин Гадюкин!
И погрозил мне кулаком. И бородатый тоже погро
Я подумал, что они меня убьют. Но ведь не было звонка! Звонка-то не было! Он же потерялся!
Тогда мальчик в чёрном костюме схватился за во
Возможна доставка книги в , а также в любой другой город страны Почтой России, СДЭК, ОЗОН-доставкой или транспортной компанией.
{{searchData}}
whatsup