j Мартин Иден /м/. Автор Лондон / Купить книгу, доставка почтой, скачать бесплатно, читать онлайн, низкие цены со скидкой, ISBN 978-5-17-087985-4

Внимание! Ближайшая дата отправки заказов в интернет-магазине -
30 мая 2024.
{{common_error}}
СКИДКИ! При заказе книг на сумму от 1500 руб. – скидка 50% от стоимости доставки в пункты выдачи BoxBerry и CDEK,
при заказе книг на сумму от 3000 руб. — скидка 80% от стоимости доставки в пункты выдачи BoxBerry и CDEK.

Мартин Иден /м/. (Лондон)Купить книгу, доставка почтой, скачать бесплатно, читать онлайн, низкие цены со скидкой, ISBN 978-5-17-087985-4

Мартин Иден /м/
Название книги Мартин Иден /м/
Автор Лондон
Год публикации 2023
Издательство АСТ
Раздел каталога Историческая и приключенческая литература (ID = 163)
Серия книги мЭксклюзивная классика
ISBN 978-5-17-087985-4
EAN13 9785170879854
Артикул P_9785170879854
Количество страниц 448
Тип переплета мяг.
Формат -
Вес, г 1280

Посмотрите, пожалуйста, возможно, уже вышло следующее издание этой книги и оно здесь представлено:

Аннотация к книге "Мартин Иден /м/"
автор Лондон

Книга из серии 'мЭксклюзивная классика' '\"Мартин Иден\" — самый известный роман Джека Лондона, впервые напечатанный в 1908-1909 гг.
Во многом автобиографическая книга о человеке, который \"сделал себя сам\", выбравшись из самых низов, добился признания. Любовь к девушке из высшего общества побуждает героя заняться самообразованием. Он становится писателем, но все издательства отказывают ему в публикации.
И как это часто бывает в жизни, пройдя сквозь лишения и унижения, получив отказ от любимой девушки, он наконец становится знаменитым. Но ни слава, ни деньги, ни успех, ни даже возвращение его возлюбленной не могут уберечь Мартина от разочарования в этой насквозь фальшивой жизни.'

Читать онлайн выдержки из книги "Мартин Иден /м/"
(Автор Лондон)

К сожалению, посмотреть онлайн и прочитать отрывки из этого издания на нашем сайте сейчас невозможно, а также недоступно скачивание и распечка PDF-файл.

До книги"Мартин Иден /м/"
Вы также смотрели...

Другие книги серии "мЭксклюзивная классика"

Другие книги раздела "Историческая и приключенческая литература"

Читать онлайн выдержки из книги "Мартин Иден /м/" (Автор Лондон)

ДЖЕК ЛОНДОН
МАРТИН ИДЕН
ИЗДАТЕЛЬСТВО ACT МОСКВА
Жар души сохранить бы до конца дней! Хмелем мечты упиваться упрямо!
И ком глины — жилище души моей — Да не рухнет в пыль опустелым храмом
Глава 1
Он отпер дверь своим ключом и вошел, а следом, в смущении сдернув кепку, шагнул молодой парень. Что-то в его грубой одежде сразу выдавало моряка, и в просторном холле, где они оказались, он был явно не к месту. Он не знал, куда девать кепку, стал было засовывать ее в карман пиджака, но тот, другой, ото
Парень враскачку шел за тем, другим, невольно расставляя ноги, словно этот ровный пол то, кренясь, взмывал на волне, то ухал вниз. Шел вперевалку, и большие комнаты становились тесными, и страх его брал, как бы не задеть широкими плечами дверной косяк, не скинуть какую-нибудь дорогую вещицу с низкой каминной полки. Он шарахался то вправо, то влево и лишь умножал опасности, что мерещились ему на каждом шагу. Между роялем и столом посреди ком
перед роялем. Он приметил, какая непринужденная походка у того, впереди, и впервые осознал, что сам ходит совсем не как все прочие люди. И на миг усты
— Обождите, Артур, дружище, — сказал он, пы
— Ничего-ничего, — ободряюще сказал Артур. — Незачем нас бояться. Мы самые обыкновенные люди. Э, да мне письмо!
Он отошел к столу, вскрыл конверт и принялся читать, давая гостю опомниться. И гость понял и в душе поблагодарил хозяина. Был у него дар понима
сивого убранства этой комнаты. Ничто не ускольз
Его внимание приковала картина, писанная мас
Он оглянулся на приятеля, читающего письмо, и увидел на столе книги. В глазах тотчас вспыхнула тоскливая зависть и жадность, точно у голодного при виде пищи. Враскачку он двинулся к столу и вот уже любовно перебирает книги. Скользит глазами по на
за стихотворением, и забыл, где он, и щеки у него разгорелись. Дважды он закрывал книгу и, придержи
— Руфь, это мистер Иден.
Он закрыл книгу, заложил указательным пальцем и, еще прежде чем обернулся, ощутил радостное вол
А потом он обернулся и увидел девушку. И вихрь призрачных картин растаял. Он увидел бледное воз
душное создание с облаком золотистых волос и оду
том всех заслонила нелепая чудовищная толпа — не
— Присядьте, мистер Иден, — говорила меж тем девушка. — Я давно хотела с вами познакомиться, с тех самых пор, как Артур нам рассказал. Вы поступи
Он протестующе махнул рукой, пробормотал, мол, чего он такого особенного сделал, всяк на его месте поступил бы так же. Она заметила, что рука, которой он махнул, покрыта свежими подживающими ссади
Отмахиваясь и бормоча, мол, ничего такого он не сделал, он подчинился ей, решил, надо где-то сесть. Успел восхититься непринужденностью, с ка
Иден проводил его тоскующими глазами. Один на один в комнате с этим бледным неземным создани
— У вас шрам на шее, мистер Иден, — заговорила девушка. — Как это случилось? Наверно, вы пере
— Один мексиканец полоснул, — ответил он, об
Сказал он скупо, а перед глазами возникло кра
— Мексиканец чуть не откусил мне нос, — только и сказал он в заключение.
— О-о! — выдохнула она чуть слышно, будто из
Тут и его опалило жаром, сквозь загар на щеках слегка проступила краска смущения, ему же показа
Оба молчали, разговор, едва начавшись, чуть не оборвался. Потом она сделала еще одну попытку, спросила про шрам на щеке. И еще не договорила, а он уже сообразил, что она старается говорить на по
— Случай такой вышел, — сказал он, потрогав щеку. — Ночью дело было, вдруг заштормило, сорва
— О-о! — произнесла она на сей раз так, будто все поняла, хотя на самом деле это была для нее китайская грамота, и она представления не имела ни что такое «гик», ни что такое «схлопотал».
— Этот парень, Свинберн, — начал он, желая переменить разговор, как задумал, но коверкая имя.
— Кто?
— Свинберн, — повторил он с той же ошибкой. — Поэт.
— Суинберн, — поправила Руфь.
— Вот-вот, он самый, — пробормотал Мартин, вновь залившись краской. — Он давно умер?
— Да разве он умер? Я не слыхала. — Она посмот
— В глаза его не видал, — был ответ. — Прочитал вот его стихи из той книжки на столе, перед тем как вам войти. А вам его стихи нравятся?
И она подхватила эту тему, заговорила быстро, не
ности, о дурном, коварном, таинственном соблазне; инстинкты же ее победно звенели, понуждая пере
— Да, так вот... да, о чем же я? — Она оборвала на полуслове и тотчас весело рассмеялась над своей за
— Вы говорили, этому. Суинберну не удалось стать великим поэтом, потому как. а дальше не до
— Да. благодарю вас, — сказала Руфь. — Суин
— А по мне, здорово это, что я прочел, — неуве
— И в этой книге, которую вы читали, многие строки вполне можно опустить, — строго, настави
— Видать, не попались они мне, — объяснил Мар
Он запнулся, неловко замолчал. Он был смущен, мучительно сознавал, что не умеет высказать свою мысль. В прочитанном он почувствовал огромность жизни, жар ее и свет, но как передать это словами? Не смог он выразить свои чувства — и представился себе матросом, что оказался темной ночью на чужом корабле и никак не разберется ощупью в незнакомом такелаже. Ладно, решил он, все в его руках, надо будет освоиться с этим новым окружением. Не случалось еще такого, чтоб он с чем-то не совладал, была бы охота, а теперь самое время захотеть выучиться гово
— А вот Лонгфелло... — говорила она.
— Ага, этого я читал, — перебил он, спеша вы
Она кивнула и улыбнулась, и он как-то ощутил, что улыбнулась она снисходительно. жалостливо
— Прошу прощения, мисс, зря я встрял. Сдается мне, я тут мало чего смыслю. Не по моей это части. А только добьюсь я, будет по моей части.
Прозвучало это угрожающе. В голосе слышалась непреклонность, глаза сверкали, лицо стало жестче. Руфи показалось, у него выпятился подбородок, при
— Я думаю, вы добьетесь, это будет по... по ва
Ее взгляд на миг задержался на его мускулистой шее, бронзовой от загара, с грубыми жилами, прямо бычьей, здоровье и сила переливались в нем через край. И хотя он смущенно краснел и робел, ее снова потянуло к нему. Нескромная мысль внезапно по
— Верно, я не хилый, — сказал он. — Меня с ко
Надо мне сориентироваться. Может, укажете, куда держать путь? Вы-то откуда узнали все это, про что рассказывали?
— В школе, вероятно, и вообще училась, — от
— Несмышленышем и я в школу ходил, — возра
— Да, но я имею в виду среднюю школу, и лекции, и университет.
— В университете учились? — откровенно изумил
— И сейчас учусь. Слушаю специальный курс английской филологии.
Что такое «английская филология», он не знал, подумал, и тут он невежда, и принялся спрашивать дальше:
— Стало быть, сколько мне надо учиться, чтоб дойти до университета?
Она улыбнулась, одобряя такую тягу к знаниям.
— Это зависит от того, сколько вы учились до сих пор, — сказала она. — В старшие классы вы не ходи
— Нет, в седьмой уже не пошел, — ответил он. — Но из класса в класс переходил с отличием.
И тут же обозлился на себя за похвальбу и так яростно вцепился в ручку кресла, даже кончикам пальцев стало больно. И в эту минуту в дверях появи
входят в лондонские театры такие вот важные раз
Глава 2
До столовой он добирался точно в страшном сне. Останавливался, спотыкался, его шатало, кидало из стороны в сторону, казалось, ему вовек не дойти. Но наконец он все-таки вступил в столовую, и его по
Он обвел глазами стол. Напротив сидели Артур с братом Норманом. Ее братья, напомнил он себе, и они сразу показались ему славными ребятами. Как любят друг друга в этой семье! Ему вновь представи
Он радовался, что здесь нет мистера Морза. Ему и так нелегко знакомиться с этим семейством — с ней, с ее матерью, с братом Норманом. Артура он уже кое- как знал. А знакомиться еще с отцом — это уж было бы слишком. Казалось, никогда еще он так тяжко не ра
никали в сознании смутные планы. А еще, когда он украдкой взглядывал на сидящего напротив Нормана или на кого-нибудь другого, проверяя, каким ножом или вилкой надо сейчас орудовать, черты каждого за
Он маялся этими сомнениями всю первую поло
верил, что брат Руфи способен на такое предательство, да еще после того, как он этого брата вызволил из препаршивой заварушки. И он сидел за столом в смя
Никогда еще жизнь не возносила его так высоко, и он старался оставаться в тени, слушал, наблюдал, радовался и сдержанно, односложно отвечал: «Да, мисс» и «Нет, мисс» — ей и «Да, мэм» и «Нет, мэм» — ее матери. Отвечая ее братьям, он обуздывал себя, — по моряцкой привычке с языка готово было слететь «Да, сэр», «Нет, сэр». Так не годится, это все равно что признать, будто ты их ниже, а если хочешь ее завое
гордость, он сиял и таял от восторга. Он культурный человек, вот так-то, он обедает за одним столом с людьми, о каких прежде только читал в книжках. Он и сам будто герой книжки, разгуливает по печатным страницам одетых в переплеты томов.
Но пока он сидел там — вовсе не дикарь, каким описал его Артур, а кроткая овечка, — он упрямо ду
И когда за плечом у него опять возник докучливый слуга и, прервав его раздумья, настойчиво что-то предложил, Мартин сказал коротко, резко:
— Пау.
За столом все тотчас выжидательно насторожи
— Это по-канакски «хватит», само сорвалось. Пи
Он уловил любопытство в задумчивом взгляде Руфи, устремленном на его руки, и, войдя во вкус объ
— Я только-только сошел на берег с одного ти
— Да нет, я не об этом думала, — в свою очередь, поспешила объяснить Руфь. — У вас кисти кажутся не по росту маленькими.
Щеки его вспыхнули. Он решил, она обличила еще один его изъян.
— Да, — с досадой согласился он. — Слабоваты они у меня. Руки, плечи — ничего, как видно, сили
И сразу пожалел о сказанном. Стал сам себе про
— Какой вы молодец, что пришли на помощь Ар
А он понял, что она сказала это по доброте, горя
— Чепуха! — сказал он. — Тут бы всякий за парня вступился. Эти бандюги перли на рожон, Артур-то к ним не лез. Они на него накинулись, а уж я — на них, накостылял будь здоров. Тогда и шкуру на руках обо
Он замолк с открытым ртом, едва не выдав, ка
— А это чего такое «триг»?
— Тригонометрия, — сказал Норман. — Высший раздел матики.
— А матика это чего? — последовал новый во
— Математика... арифметика, — последовал ответ.
Мартин кивнул. Ему приоткрылись беспредель
они обозначали, обратилась в красочную картину. Мартин увидел зелень листвы и прогалины в лесу — то в мягком полумраке, то искрящиеся на солнце. Из
Мерцающее видение было разъято на части, рас
Он рассказывал, а Руфь не сводила с него изум
пор она всегда жила в холоде, думалось ей. Хотелось прислониться к этому горящему ярким пламенем не
Позднее, за фортепьяно, она играла для него, на
В какую-то минуту ему подумалось, уж не хочет ли она оттолкнуть его этой музыкой. Он ощутил ее не
дух, уже не прикованный к земле; и в нем и вокруг разливалось ослепительное сияние; а потом все окру
Мартин был точно арфа: все, что он в жизни узнал и что стало его сознанием, было струнами, а нахлы
цвет, сияние, а воображение, разыгрываясь, дерзко воплощало их в нечто возвышенное, волшебное. Про
И Руфь, глянув через плечо, увидела отблески этого на его лице. Лицо преобразилось, огромные глаза сияли на нем, и сквозь завесу звуков созерцали трепетный пульс жизни, исполинские видения, соз
— Самый замечательный день в жизни. Я... это... не привык я к такому... — Он беспомощно оглядел
ся. — К таким вот людям, к домам... В новинку мне это... и нравится.
— Надеюсь, вы еще навестите нас, — говорила Руфь, пока он прощался с братьями.
Он нахлобучил кепку, смущенно, враскачку шаг
— Ну, что ты о нем скажешь? — тотчас спросил Артур.
— Необыкновенно интересен. Будто свежим ве
— Двадцать. почти двадцать один. Я его сегодня спрашивал. Мне-то казалось, он много старше.
«А я на три года старше», — думала она, целуя братьев и желая им спокойной ночи.
Глава 3
Мартин Иден спускался по ступеням, а рука сама сунулась в карман пиджака. Вынырнула с коричневой рисовой бумагой и щепоткой мексиканского табаку, искусно свернула цигарку. Он глубоко затянулся и медленно, неспешно выдохнул клуб дыма.
— Черт побери! — громко сказал он с благоговей
Наконец-то он встретил Женщину — он не часто думал об этом прежде, не склонен он был думать о женщинах, но такую ждал и смутно надеялся рано
или поздно встретить. Сидел с ней рядом за столом. Жал ей руку, глядел ей в глаза и на миг увидал в них прекрасную душу... но нет, не прекраснее глаз, в ко
И тотчас возникло честолюбивое желание тоже достичь вечной жизни. Он и воды-то этой девушке
поднести не достоин, это уж точно; неслыханная уда
Он шел шатаясь, точно пьяный, и лихорадочно бормотал:
— Черт подери! Черт подери!
Полицейский на углу с подозрением уставился на него, потом распознал моряцкую походку.
— Где набрался-то? — резко спросил он.
Мартин Иден спустился с небес на землю. Натура у него была подвижная, он быстро ко всему приспо
ятельствам. Услыхав окрик полицейского, мгновенно очнулся, стал самым обыкновенным матросом.
— Вот ловко! — со смехом отозвался он. — Вслух говорю, а самому невдомек.
— Еще немного и запоешь, — определил поли
— Не, нипочем. Дайте-ка огоньку, сяду сейчас на трамвай и домой.
Он закурил, попрощался и пошел своей дорогой.
— Надо же! — тихонько воскликнул он. — Этот обалдуй решил, что я пьяный. — Он улыбнулся про себя и задумался. — И верно, пьяный я, — прибавил он. — Вот не думал, чтоб поглядеть на женское лицо и такое с тобой сделается.
На Телеграф-авеню он сел на трамвай, идущий в Беркли. В вагоне полно было юнцов и молодых лю
про жизнь по книгам, а он-то жил вовсю, по-настоя
Трамвай пересекал местность, отделявшую Окленд от Беркли, дома здесь были редки, и Мартин глядел в оба, чтоб не прозевать знакомый двухэтажный до
Он нашарил дверную ручку и вошел в освещен
лись ноги в поношенных домашних туфлях. Оторвав
— Ну, чего еще? — резко спросил Мартин. — Выкладывай.
— Эту дверь красили только на прошлой неде
Мартин собрался было ответить, да раздумал — что толку связываться. Не задерживаясь взглядом на подлом, мерзком человечишке, он посмотрел на ли
— Призрак, что ль, увидел?
Мартин очнулся, посмотрел в ехидные, свирепые, трусливые глаза-бусинки, и перед ним, как на экране, возникли эти же глаза, когда Хиггинботем продаст что-нибудь внизу, в лавке, — подобострастные, само
— Да, — ответил Мартин. — Увидел призрак. Спо
Он пошел из комнаты, споткнулся о распоров
— Не хлопай дверью, — остерег Хиггинботем.
Мартина бросило в жар, но он сдержался и без стука притворил за собой дверь.
Хиггинботем с торжеством поглядел на жену.
— Напился, — хрипло прошептал он. — Говорил я тебе, малый напьется.
Она покорно кивнула.
— Глаза у него очень блестели, — согласилась она, — и воротничка нету, а уходил в воротничке. Но может, и всего-то выпил стаканчик-другой.
— Да его ноги не держат, — заявил супруг. — Я-то видел. Идет — спотыкается. Сама слыхала, в коридо
— Наверно, об Алисину коляску споткнулся, — сказала она. — В темноте не видать.
В душе Хиггинботема поднимался гнев, и голос он тоже возвысил. Весь день в лавке он был тише воды, ниже травы, дожидаясь вечера, когда среди до
— Говорят тебе, твой драгоценный братец пришел пьяный.
Он чеканил слова холодно, резко, безжалостно, точно штамповальная машина. Жена вздохнула и про
— Говорят тебе, сидит это в нем, от папаши уна
Жена со вздохом кивнула и продолжала шить. Оба не сомневались, что Мартин вернулся пьяный. Не способные воспринять красоту, они не распознали в
блестящих глазах и пылающих щеках примет первой юношеской любви.
— Прекрасный пример подает детям, — вдруг фыркнул Хиггинботем, нарушив молчание, его злила безответность жены. Иногда ему хотелось даже, чтобы она больше ему перечила. — Если еще раз придет вы
И опять жена только вздохнула, горестно покача
— А за последнюю неделю он заплатил? — метнул он поверх газетного листа.
Она кивнула, потом прибавила:
— Кой-какие деньжата у него еще есть.
— А когда опять в море?
— Видать, когда спустит все заработанное, — от
— Нечего ему, голодранцу, задирать нос, — фыр
— Он чего-то говорил, мол, какая-то шхуна гото
— Захотел бы остепениться, я б его взял возчи
На лице жены отразились тревога и недоумение.
— Сегодня вечером ушел. Нанялся к Карузерам. Они будут ему платить больше, мне это не по карману.
— Говорила я тебе, уйдет он, — воскликнула жена. — Ты мало ему платил, он больше стоит.
— Потише у меня, — взъелся Хиггинботем. — Ты
— Мне все равно. — Она шмыгнула носом. — Том был хороший парнишка.
Супруг свирепо поглядел на нее. Совсем от рук отбилась.
— Не был бы твой братец бездельником, я взял бы его возчиком, — проворчал он.
— За стол и жилье он платит, — возразила она. — И он мне брат, и ничего тебе пока что не задолжал, какое у тебя право бесперечь к нему цепляться. Я ведь тоже не бесчувственная, хоть и прожила с тобой семь лет.
— А сказала ему, пускай бросает читать за полночь, не то будешь брать с него за газ? — спросил Хиггин- ботем.
Жена не ответила. Бунтарский дух ее сник, задав
— Ну, скажешь завтра, только и делов, — продол
— Так ведь завтра у меня стирка, — слабо воз
— Тогда встань пораньше и сперва постирай. Я до десяти не выеду.
Он злобно зашуршал газетой и опять принялся читать.
Глава 4
Мартин Иден, у которого от стычки с зятем все кипело внутри, ощупью пробрался по темному кори
«Руфь!» Он и помыслить не мог, что обыкновен
в нем что-то, пробуждающее любовь в женских серд
Он порывисто поднялся и попробовал разглядеть себя в грязном зеркале над умывальником. Провел по зеркалу полотенцем и опять стал себя рассматривать, долго, внимательно. Впервые в жизни он посмотрел на себя по-настоящему. Глаза у него были зоркие, но до этой самой минуты замечали лишь вечно измен
Интересно, видна ли душа в этих серо-стальных глазах, часто совсем голубых, вдвойне зорких оттого,
что привыкли всматриваться в соленые дали озарен
Рот был бы совсем как у херувима, если бы не одна особенность его полных чувственных губ: в минуту напряжения он крепко их сжимает. Порою стиснет в ниточку — и рот становится суровый, непреклонный, даже аскетический. У него губы бойца и любовника. Того, кто способен упиваться сладостью жизни, а мо
ровные, решил Мартин, разглядывая их. И, разгля
Он все не опускал руку, потирая большим пальцем мозолистую ладонь и разглядывая ее — грязь будто въелась в самую плоть, никакой щеткой не отдерешь. А какая ладонь у нее! Вспомнил и чуть не захлебнулся восторгом. Точно лепесток розы, подумал он; прохлад
вый идол вырос перед ним на стене, надменный и могущественный. Сам он работал с детства, кажется, даже первые воспоминания связаны с работой, и все его родные работали ради куска хлеба. Вот Гертруда. Руки ее загрубели от бесконечной домашней работы и то и дело распухают от стирки, багровеют, точно ва
Горько усмехнувшись, он опять сел на кровать и наконец снял башмаки. Дурак. Опьянел от женского лица, от нежных белых ручек. А потом у него перед глазами, на грязной штукатурке стены, вдруг возник
пугливо и неистово рванувшееся из детства к зрело
Он взял со стула книги — Браунинга и Суинбер
— Мартин Иден, завтра первым делом пойдешь в библиотеку и почитаешь, как полагается вести себя в обществе. Понятно?
Он погасил свет, и под тяжестью его тела заскри
— И еще надо бросить ругаться, дружище, надо бросить ругаться, — сказал он вслух.
Он задремал, потом заснул, и такие ему снились диковинные сны, какие может увидеть разве что ку
Глава 5
Наутро он проснулся и после радужных снов очу
услыхал хлюпанье воды, резкий окрик, громкую за
— Элфрид, поди сюда, — позвал он плачущего малыша и полез в карман брюк за деньгами, он держал их небрежно и тратил с той же легкостью, с какой жил. Сунул мальчонке монету в двадцать пять центов, при
— А теперь беги, купи леденцов, да смотри по
Гертруда подняла разгоряченное лицо от корыта и глянула на него.
— Хватило бы и пятицентовика. Всегда ты так, не знаешь цену деньгам. Теперь малый объестся, живот заболит.
— Ничего, сестренка, — весело возразил Мар
Быть бы с сестрой поласковее, хорошая она и по- своему его любит. Но с годами она все больше стано
— Поди позавтракай, — буркнула она, хотя в душе была довольна. Из всего бродячего выводка братьев Мартин всегда был ее любимцем. И прибавила, вдруг
ощутив, как что-то дрогнуло в ее сердце: — Дай-ка я поцелую тебя.
Большим и указательным пальцем она сняла сте
— Завтрак в духовке, — поспешно сказала она. — Джим, должно, уж встал. Я спозаранку на ногах, стир
Мартин пошел на кухню, а сердце щемило, рас
она — прохлада и нежность. Должно быть, она и це
На кухне он застал Джима, второго квартиранта, тот лениво ел овсяную кашу и смотрел скучливо, от
— Чего не ешь? — спросил он, когда Мартин уны
Мартин покачал головой. Все, что вокруг, угнета
— А я напился, — беспокойно хихикнув, похва
Мартин кивком подтвердил, что слушает — так уж он был устроен — выслушивал всякого, кто бы с ним ни заговорил, — и налил себе чашку чуть тепло
— В Лотос-клуб на танцы пойдешь вечером? — спросил Джим. — Пиво будет, а если нагрянет компа
Он скривился, попытался смыть мерзкий вкус глотком кофе.
— Ты Джулию знаешь?
Мартин покачал головой.
— Подружка моя, — объяснил Джим, — пальчи
— У тебя ни одной не переманил, — равнодушно ответил Мартин. Надо ж как-то досидеть за завтраком.
— Ну да, не переманил, — вскинулся Джим. — А Мэгги?
— Ничего у меня с ней не было. Даже и не танце
— Во-во, того раза и хватило! — воскликнул Джим. — Станцевал ты с ней да поглядел на нее — крышка. Оно конечно, у тебя на уме ничего такого не было, а она мне сразу от ворот поворот. Больше и не глядит на меня. Знай все про тебя спрашивает. Ты б только захотел, она б тебе живо свиданье назначила.
— Так ведь я не хотел.
— А все едино. Где уж мне с тобой тягаться. — Джим посмотрел на него с восхищением. — И чем это ты их зацепляешь, Март?
— Не сохну по ним, вот чем, — был ответ.
— Прикидываешься, мол, тебе до них и дела нет? — жадно допытывался Джим.
Мартин призадумался, ответил не сразу:
— Пожалуй, и так можно, да сдается, оно по- другому. Мне и правда нет до них дела... почти что. А ты прикинься, глядишь, и подействует.
— Эх, не был ты вчера на танцульке в гараже Рай
— Ездил в Окленд, — ответил Мартин.
— Представление глядел?
Мартин отодвинул тарелку и встал.
— Вечером на танцах будешь? — крикнул вдогон
— Нет, навряд ли, — ответил Мартин.
Он спустился по лестнице и вышел на улицу, спе
Он поколебался, в какую читальню пойти, в Берклийскую или Оклендскую, и порешил в Окленд
тут распоряжалась, — сказала ему, что справочный отдел наверху. Он не сообразил спросить совета у че
Так он бродил там и разглядывал набитые мудро
нии и про судовладельцев, и те и другие над капита
Наступил полдень, а там день стал клониться к вечеру. Мартин забыл про еду, он рылся в книгах о правилах приличия, ведь не только о том, какое новое дело выбрать, думал он, он ломал голову и над совсем простым и определенным вопросом. Если познако
— Нашли, что вам было нужно? — спросил чело
— Да, сэр, — ответил он. — Хорошая у вас библио
Тот кивнул.
— Приходите почаще, будем вам рады. Вы мо
— Да, сэр, — ответил он. — Еще приду.
И спускаясь по лестнице, с недоумением спросил себя: «А как это он прознал, что я моряк?»
И весь первый квартал шел скованно, прямо, неуклюже, а потом задумался, забылся и зашагал, как всегда, свободно, враскачку.
Глава 6
Ужасное нетерпенье, сродни голоду, обуяло Мар
Он читал уйму книг, и они лишь обостряли его беспокойство. Каждая страница каждой книги была щелкой, позволявшей заглянуть в царство знаний. Чтение разжигало аппетит, и голод усиливался. При
вым словом. Он купил толковый словарь, что нанес
Подойти к дому Руфи днем Мартин не решался, зато вечерами рыскал вокруг, точно вор, украдкой по
В одном отношении с ним произошел нравствен
точку для ногтей и догадался, для чего она. Он купил ее, а продавец, поглядев на его ногти, предложил ему еще и пилку для ногтей, так что он завел еще одну туалетную принадлежность. В библиотеке ему попа
Но перемены коснулись не только внешнего вида, они шли глубже. Он еще курил, но больше не пил. Прежде ему казалось, выпивка — самое что ни на есть мужское занятие, и он гордился, что голова у него крепкая и уж почти все собутыльники валяются под столом, а он все не хмелеет. Теперь же, встретив кого- нибудь из товарищей по плаванию, а в Сан-Франциско их было немало, он, как и раньше, угощал их, и они его угощали, но для себя он заказывал кружку легко
пьяным страстям. Мартину крепкие напитки были теперь ни к чему. Он был пьян по-иному, глубже, — пьянила Руфь, она зажгла в нем любовь и на миг дала приобщиться к жизни возвышенной и вечной; пья
Как-то вечером он наудачу пошел в театр — вдруг она тоже там — и действительно углядел ее с галерки. Она шла по проходу партера с Артуром и каким-то молодым человеком в очках, с курчавой гривой, при виде которого в Мартине мигом вспыхнули и опасе
Он ни за что бы их не обидел за кокетство. Оно не польстило ему, он даже почувствовал себя унижен
Он встал раньше, чем занавес опустился в послед
— Привет! — сказал он.
Это вышло само собой — сколько раз все так и начиналось при подобных случайных встречах. Да и как было не сказать. Присущая ему широта натуры, терпимость и доброжелательность не дали бы поску
с черноглазой. Теперь-то он не был неловким, и язык не прилипал к гортани. Он чувствовал себя в своей тарелке, распрекрасно шутил, сыпал жаргонными словечками, острил — все как и положено поначалу при таких вот знакомствах и быстротечных романах. На углу, где почти весь людской поток двинулся пря
— Постой, Билл! Куда помчался? Чего это ты вдруг — решил, что ль, избавиться от нас?
Он со смехом остановился и обернулся к ним. Видно было, как позади них под фонарями движется толпа. А здесь темнее, и можно незамеченным уви
— Как ее звать? — спросил он ту, что хихикала, кивнув на черноглазую.
— У ней спроси, — прыснула она в ответ.
— Так как же? — повернувшись к черноглазой, спросил он.
— А ты сам еще не назвался, — возразила она.
— А ты не спрашивала. — Мартин улыбнулся. — Зато сразу попала в точку. Я и есть Билл, право слово.
— Прямо уж! — Она глянула ему в глаза горячо, призывно. — Ну, по-честному, как тебя?
И опять заглянула в глаза. Вся извечная женская суть красноречиво выразилась в этом взгляде. И он без труда разгадал ее, и уже знал наверняка, что, едва он пойдет в наступление, она начнет застенчиво, мяг
игру, знал таких девчонок как свои пять пальцев. До
— Билл, — ответил Мартин и кивнул в подтверж
— Не разыгрываешь? — допытывалась она.
— Никакой он не Билл, — встряла ее подруга.
— А ты почем знаешь? — спросил он. — Ты же меня раньше в глаза не видала.
— А мне и так видать, заливаешь, — был ответ.
— По-честному, Билл, как тебя звать-то? — спро
— Сойдет хоть Билл, — признался он.
Она игриво ткнула его в плечо.
— Я ж знала, врешь, а все одно, ты славный па
Он поймал ее зовущую руку и ощутил на ладони знакомые рубцы и меты.
— Когда с консервного ушла? — спросил он.
— А ты почем знаешь? Да он мысли угадывает! — в один голос воскликнули девушки.
Он вел с ними бессмысленный разговор, обычный между теми, кто не умеет мыслить, а перед его вну
дым человеком в очках, и сердце у него упало. Так долго ждал он этой минуты. Он успел заметить что-то светлое, пушистое, что укрывало ее царственную го
— Проснись, Билл! Чего это с тобой?
— Что ты говоришь? — спросил он.
— Да ничего, — ответила темноглазая, вскинув голову. — Я только сказала...
— Что?
— Я говорю, хорошо бы ты где ни то откопал приятеля. для нее (показав на подругу), и мы б куда сходили выпили фруктовой воды с мороженым, а то кофе или еще чего.
Мартина вдруг одолела душевная тошнота. Слиш
ворила сила, и он сжал кулаки. Если для него жизнь означает больше, так и потребовать от нее надо боль
— Одно плохо в этой программе, — вслух сказал он. — Свиданье у меня.
В глазах девушки вспыхнуло разочарование.
— Не иначе, больного друга надо навестить, — съехидничала она.
— Нет, настоящее свиданье, как полагается... — Мартин запнулся. — С девушкой.
— Не врешь, нет? — серьезно спросила она.
Он посмотрел ей прямо в глаза:
— Нет, верно говорю. А чего б нам в другой раз не встретиться? Ты так и не сказала, как тебя звать. И живешь где?
— Лиззи, — ответила она, смягчаясь, сжала его локоть, на минуту прильнула к нему. — Лиззи Конно- ли. Живу на углу Пятой и Маркет-стрит.
Он еще немного поболтал с ними и распрощался. И домой пошел не сразу; стоя под деревом, где обычно нес свою вахту, он смотрел на окно и шептал: «У меня свиданье с тобой, Руфь. Только с тобой».
Глава 7
С того вечера, когда он впервые увидел Руфь, он целую неделю просидел над книгами, а пойти к ней все не решался... Не раз бывало — наберется храбро
К концу недели Мартину казалось, прошли сто
они раскраснелись, громко, с жаром о чем-то спори
За несколько часов, что Мартин там пробыл, в голове у него все перепуталось, и он кинулся в биб
ной существенной мысли. Он поднял глаза, и ему по
Зато утешением для него стала поэзия, он без кон
Библиотекарь так часто видел Мартина, что стал привечать его и всякий раз встречал улыбкой и кив
— Послушайте, я у вас хочу кой-что спросить.
Библиотекарь улыбнулся и приготовился слу
— Вот если познакомился с молодой леди и она приглашает заходить, через какое время можно зайти?
Мартин почувствовал, что рубашка стала тесна и прилипла к плечам, даже в пот бросило, так трудно было про это спросить.
— Да, по-моему, когда угодно, — ответил библио
— Да, но... тут одна загвоздка, — возразил Мар
— Тогда зайдите еще раз.
— Не так я вам сказал, — дрогнувшим голосом признался Мартин, решая полностью отдаться на ми
— Нет-нет, что вы, уверяю вас, — возразил тот. — Ваш вопрос несколько выходит за рамки справочно
Мартин поглядел на него с восхищением.
— Вот бы мне навостриться эдак языком чесать, тогда ко дну не пойдешь, — сказал он.
— Прошу прощенья?
— Я говорю, вот бы мне так разговаривать, легко да вежливо, ну, все такое.
— А! — понимающе отозвался тот.
— В какое время лучше идти? Середь дня. не больно близко к обеду или там к чаю? Или вечером? А то в воскресенье?
— Вот вам мой совет, — оживился библиоте
— Так и сделаю, — сказал Мартин, взял книги и пошел к дверям. На полдороге обернулся и спросил: — Когда разговариваешь с молодой леди. ну, хоть с мисс
Лиззи Смит... как надо говорить, «мисс Лиззи» или «мисс Смит»?
— Говорите «мисс Смит», — со знанием дела ска
Так Мартин Иден разрешил эту задачу.
— Приходите в любое время, я всю вторую по
Она сама встретила его на пороге и женским гла
Едва они уселись в гостиной, он почувствовал себя свободнее, куда свободней, чем ожидал. Это благо
было что-то материнское. Такого человека не пожа
Не знала она, что желает его; а для Мартина все было по-другому. Он-то знал, что любит, и желал ее, как не желал никого и ничего за всю свою жизнь. Он любил поэзию за красоту, но с тех пор как познако
Он не сводил с нее глаз и слушал ее, и дерзкие мысли рождались у него в голове. Он вспоминал не
ее губы и жаждал коснуться их. Но не было в этой жажде ничего грубого, приземленного. С беспредель
В глубине сознания все время сидел тот же вопрос, как бы ему помочь, к этому она и клонила, но Мартин ее опередил.
— Может, вы дадите мне один совет? — начал он, и она с такой готовностью кивнула, что сердце Мар
тина заколотилось. — Помните, в тот раз я говорил, не могу я толковать про книги и про всякое другое, не умею? Ну, я после много про это думал. В библио
Да, так к чему я гну-то. В таком вот доме я отро
Возможна доставка книги в , а также в любой другой город страны Почтой России, СДЭК, ОЗОН-доставкой или транспортной компанией.
{{searchData}}
whatsup