0

К сожалению, в Вашей корзине нет ни одного товара.

▼ ▼ Почитать книгу онлайн можно внизу страницы ▼ ▼
Купить книгу Кысь /м/ и читать онлайн
Cкачать книгу издательства Феникс Кысь /м/ (автор -  в PDF

▲ Скачать PDF ▲
для ознакомления

Бесплатно скачать книгу издательства Феникс "Кысь /м/ " для ознакомления. The book can be ready to download as PDF.

Внимание! Если купить книгу (оплатить!) "Кысь /м/" сегодня — в пятницу (12.08.2022), то она будет отправлена во вторник (16.08.2022)
Сегодня Вы можете купить книгу со скидкой 0 руб. по специальной низкой цене.

Все отзывы (рецензии) на книгу

Оставьте свой отзыв, он будет первым. Спасибо.
> 5000 руб. – cкидка 5%
> 10000 руб. – cкидка 7%
> 20000 руб. – cкидка 10% БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА мелкооптовых заказов.
Тел. +7-928-622-87-04

Кысь /м/

awaiting...
Название книги Кысь /м/
Год публикации 2022
Издательство АСТ
Раздел каталог Историческая и приключенческая литература
ISBN 978-5-17-091191-2
Артикул P_9785170911912
Количество страниц 352 страниц
Тип переплета мяг.
Полиграфический формат издания -
Вес книги 1040 г
Книг в наличии 4

Аннотация к книге "Кысь /м/" (Авт. )

Книга из серии 'мЭксклюзивная классика' \'Татьяна Толстая — прозаик, публицист, телеведущая (\"Школа злословия\"), лауреат Премии им. Белкина (\"Легкие миры\"). Автор сборников рассказов \"На золотом крыльце сидели…\", \"День\", \"Ночь\", \"Изюм\", \"Легкие миры\", \"Невидимая дева\" и др.
Роман \"Кысь\" был удостоен премии \"Триумф\" и вошел в шорт-лист премии \"Русский Букер\".\'

Читать книгу онлайн...

К сожалению, для этого издания чтение онлайн недоступно...

Способы доставки
Сроки отправки заказов
Способы оплаты

Другие книги серии "мЭксклюзивная классика"


Другие книги раздела "Историческая и приключенческая литература"

Читать онлайн выдержки из книги "Кысь /м/" (Авт. )

ТОЛСТАЯ вв»а@ввкаааа KbICb
Издательство ACT МОСКВА
УДК 821.161.1-31
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
Т52
Оформление переплета Екатерины Ферез
Толстая, Татьяна Никитична.
Т52 Кысь / Татьяна Толстая. — Москва : Издатель
ISBN 978-5-17-091191-2
Татьяна Толстая — прозаик, публицист, телеведу
Роман «Кысь» был удостоен премии «Триумф» и во
УДК 821.161.1-31
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
ISBN 978-5-17-091191-2
© Татьяна Толстая
© ООО «Издательство АСТ»
A3
Бенедикт натянул валенки, потопал ногами, что
И мясца поесть бы неплохо. А то все мыши да мыши — приелись уже.
Если мясо черного зайца как следует вымочить, да проварить в семи водах, да на недельку-другую на солнышко выставить, да упарить в печи, — оно, глядишь, и не ядовитое.
Понятно, если самочка попадется. Потому как са
не знали, ели и самцов с голодухи. А теперь дозна
Бенедикт вздохнул: на работу пора; запахнул зи
На семи холмах раскинулся городок Федор-Кузь- мичск, родная сторонка, и шел Бенедикт, поскрипы
А глазами так и ворочает, так и ворочает. И зубы скалит. И озирается...
Ай, ну их к лешему, перерожденцев этих, лучше от них подальше. Страшные они, и не поймешь, то ли они люди, то ли нет: лицо вроде как у человека, ту
ют. И на каждой ноге по валенку. Они, говорят, еще до Взрыва жили, перерожденцы-то. А все может быть.
Морозец нынче, изо рта парок пыхает, и борода вся заиндевевши. А все равно благодать! Избы сто
Бенедикт подумал об огнецах, вспомнил матуш
На семи холмах лежит городок Федор-Кузьмичск, а вокруг городка — поля необозримые, земли неве
дут в избу, а иной раз для смеху поставят ему миску пустую, ложку в руку вторнут: ешь; он будто и ест, из пустой-то миски, и зачерпывает, и в рот несет, и жует, а после словно хлебом посудину обтирает, а хлеба-то в руке и нет; ну, родня, ясно, со смеху давится. Такой сам ничего делать не может, даже оправиться не умеет: каждый раз ему заново пока
Вот чего кысь-то делает.
На запад тоже не ходи. Там даже вроде бы и до
На юг нельзя. Там чеченцы. Сначала всё степи, степи — глаза вывалятся смотреть, — а за степями чеченцы. Посреди городка стоит дозорная башня с четырьмя окнами, и во все четыре окна смотрят стражи. Чеченцев высматривают. Не столько они,
конечно, смотрят, сколько болотную ржавь покури
Раз так двое с юга подступили к городку: старик со старухой. Мы в горшки колотим, топочем, кри
— Мы, голубчики, с юга. Вторую неделю идем, совсем обезножели. Пришли менять сыромятные ремешки, может, у вас товар какой.
А какой у нас товар? Сами мышей едим. «Мыши — наша опора», так и Федор Кузьмич, сла
Ну, из себя они, как мы, обычные: старик седой, в лаптях, старушка в платочке, глазки голубенькие, на голове — рожки. А сказки у них были долгие да печальные: хоть Бенедикт тогда мал был да глуп, но слушал во все уши.
Будто лежит на юге лазоревое море, а на море на том — остров, а на острове — терем, а стоит в нем золотая лежанка. На лежанке девушка, один волос золотой, другой серебряный, один золотой,
другой серебряный. Вот она свою косу расплетает, все расплетает, а как расплетет — тут и миру конец.
Наши слушали-слушали, потом:
— Что, дескать, значит слово такое: «золотой», и что — «серебряный»?
А они:
— «Золотой» — это вроде как огонь, а «серебря
Наши:
— А, ясно. Ну, еще расскажите.
А чеченцы:
— Есть большая река, отсюда пешего ходу три года. В той реке живет рыба — голубое перо. Го
Наши:
— А не слыхать, отчего зима бывает и отчего лето?
Старуха говорит:
— А не слыхивали, милые, врать не буду, не слы
Но старик головой покрутил.
— Нет, — говорит, — на все доложно быть свое объяснение из природы. Мне, — говорит, — один прохожий человек разъяснял. На севере стоит де
рода за кушак заткнута. Вот как к зиме дело, как куры в стаи собьются да на юг двинутся, так мороз за дело принимается: с ветки на ветку перепрыгива
Наши голубчики говорят:
— Да, это правильно. Это так, должно быть. А ты вот, дедуля, неужто не боишься по дорогам ходить? Как же ночью-то? Не встречал ли лешего?
— Ой, встречал! — говорит чеченец. — Совсем близко видел, вот как вас, к примеру. Вот слушайте. Захотелось моей старухе огнецов покушать. Прине
— Как один? — опешили наши.
— А вот так! — похвастался чуженин. — Ну, слушайте дальше. Иду я себе, иду, а тут стемнело. Не то чтобы очень, а так, серенько стало. Иду это я на цыпочках, чтобы огнецов не спугнуть, вдруг: шу-шу-шу! Что такое. Посмотрел — никого. Опять иду. Тут опять: шу-шу-шу. Будто кто по листьям ладонью водит. Я оглянулся — опять никого. Еще шаг шагнул. И вдруг он прямо передо мной. Вот только что ничего не было, и вот уж он тут. Вот — руку протяни. И ведь небольшой такой. Может, мне по пояс али по титьки будет. Весь будто из ста
Тут детишки, которые слушали, просят:
— Расскажи, дедушка, какую еще нечисть в лесу видать.
Налили старику квасу яичного, он и начал:
— Был я тогда молодой, горячий. Ничего не бо
— Не врут, не врут! Это наш Федор Кузьмич придумал, слава ему! — кричат наши, а Бенедикт громче всех.
— Федор Кузьмич так Федор Кузьмич. Мы не знаем. Не ученые. Речь не об том. Ничего, я го
— Ну уж это... — наши говорят. — Это уж ты, дед, заврался.
— Правду говорю! Вот и старуха моя не даст сов
— Верно, — старуха говорит. — Было. Ой же я его ругала! Ведро опоганил, сжечь пришлось. А новое ведь пока выдолбишь, пока продубишь да просмолишь, да по три раза просушишь, да ржавью окуришь, да синим песком натрешь, — все-то я ру
— Естественно, — наши говорят.
Старик-то доволен.
— Зато, может, я один такой, — хвастает. — Чтоб вертизубку так близко видеть — вот как вас, к при
А Бенедиктова матушка — она тут же сидела — губы поджала и говорит:
— А конкретную пользу вы из своей силы извле
Старик обиделся.
— Я, голубушка, в молодые-то годы мог на одной ноге отсюда как вон до того пригорка допрыгать! А не пользу. Я, говорю тебе, бывало, как гаркну — солома с крыш валится. У нас все в роду такие. Бога
— Да ладно вам! — шумят наши. — Ты, дедуль, про нечисть обещал.
Но дед, видно, не на шутку обозлился.
— Ничего говорить не буду. Приходят тут слу
— Это точно, — наши на матушку косятся. — Из Прежних. Давай, дедушка, начинай.
Рассказал еще чеченец про страсти лесные, про то, как тропинки различать: которые всамделиш
ная кудель, волшебство и наваждение, — все при
Тут Бенедикт высунулся:
— Дедушка, а кысь видели?..
Посмотрели на него все как на дурака. Помолча
Проводили бесстрашного старика, и опять в го
Нет, мы все больше на восход от городка ходим. Там леса светлые, травы долгие, муравчатые. В тра
Что-то не верится. Ведь это ж каждый забеги и хватай? Это ж сторожей не напасешься? Нас ведь только пусти: все разнесем до щепочки. А сколь
ко народищу передавим? Ведь и в Склад идешь — глазами по сторонам зыркаешь: кому что дали, да сколько, да почему не мне?
А и смотрим зря: больше положенного не уне
Вот идешь из Склада с туесами, поспешаешь к себе в избу, нет-нет да и пощупаешь в туесах-то: все ли мое тут? Может, недоложили чего? Али сзади кто подкрался в переулке да и поживился, цопнул?
А бывает. Шла раз матушка со склада, а выдали ей воронье перо. На перину. А оно же легкое, несешь — будто и нет ничего. Пришла домой, холстину отдер
А объявилось перо у соседа. Отец его тягать: где взял? На торжище. На что сменял? На валенки. У кого? Сосед начал не знать: да я что, да я ничего, да я ржави упился, — что с него возьмешь. Так и отстали.
Ну что в Складе дают? Казенную колбаску из мышатинки, мышиное сальце, муку из хлебеды, перо вот, потом валенки, конечно, ухваты, холст, каменные горшки: по-разному выходит. Иной раз накладут в туесок запселых огнецов, — где-то они там провоняли, так их и выдают. За хорошими ог- нецами самому идти надо.
Вот в аккурат на восход от городка стоят клелевые леса. Клель — самое лучшее дерево. Стволы у нее