j Прокляты и убиты. Автор Астафьев / Купить книгу, доставка почтой, скачать бесплатно, читать онлайн, низкие цены со скидкой, ISBN 978-5-17-112574-5

Внимание! Ближайшая дата отправки заказов в интернет-магазине -
30 мая 2024.
{{common_error}}
СКИДКИ! При заказе книг на сумму от 1500 руб. – скидка 50% от стоимости доставки в пункты выдачи BoxBerry и CDEK,
при заказе книг на сумму от 3000 руб. — скидка 80% от стоимости доставки в пункты выдачи BoxBerry и CDEK.

Прокляты и убиты. (Астафьев)Купить книгу, доставка почтой, скачать бесплатно, читать онлайн, низкие цены со скидкой, ISBN 978-5-17-112574-5

Прокляты и убиты
{{price}}
НА СКЛАДЕ в наличии, шт. {{in_stock}}
Название книги Прокляты и убиты
Автор Астафьев
Год публикации 2024
Издательство АСТ
Раздел каталога Историческая и приключенческая литература (ID = 163)
Серия книги мЭксклюзивная классика
ISBN 978-5-17-112574-5
EAN13 9785171125745
Артикул P_9785171125745
Количество страниц 896
Тип переплета мяг. м
Формат -
Вес, г 2400

Аннотация к книге "Прокляты и убиты"
автор Астафьев

Книга из серии 'мЭксклюзивная классика'

Читать онлайн выдержки из книги "Прокляты и убиты"
(Автор Астафьев)

К сожалению, посмотреть онлайн и прочитать отрывки из этого издания на нашем сайте сейчас невозможно, а также недоступно скачивание и распечка PDF-файл.

До книги"Прокляты и убиты"
Вы также смотрели...

Другие книги серии "мЭксклюзивная классика"

Другие книги раздела "Историческая и приключенческая литература"

Читать онлайн выдержки из книги "Прокляты и убиты" (Автор Астафьев)

В. П. АСТАФЬЕВ
ПРОКЛЯТЫ И УБИТЫ
ИЗДАТЕЛЬСТВО АСТ МОСКВА
УДК 821.161.1-31
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
А91
Серия «Эксклюзив: Русская классика»
Серийное оформление Е. Ферез
Компьютерный дизайн А. Чаругиной
Астафьев, Виктор Петрович.
А91 Прокляты и убиты : [роман] / Виктор Петрович Астафьев. — Москва : Издательство АСТ, 2021. — 896 с. — (Эксклюзив: Русская классика).
ISBN 978-5-17-112574-5
Над романом-эпопеей «Прокляты и убиты» Астафьев работал долго — с 1990 по 1994 г. — и так и не написал за
Необычно уже само название романа, пришедшее из пи
Столь же необычно в этой эпопее все — идея войны как наказания Божия, посланного народу за ужасы революции и отказ от веры; предельный реализм в описаниях солдат
УДК 821.161.1-31
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
ISBN 978-5-17-112574-5
© В.П. Астафьев, наследники, 2018
© ООО «Издательство АСТ», 2021
Книга первая
ЧЕРТОВА ЯМА
Если же друг друга угрызаете и съе
Святой апостол Павел
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Глава первая
Поезд мерзло хрустнул, сжался, взвизгнул и, как бы изнемогши в долгом непрерывном беге, скрипя, постре
Вокруг поезда, спереди и сзади, тоже зябко. Недвиж
Так мог звучать зимний, морозом скованный лес, дышащий в себе, боящийся лишнего, неосторожного движения, глубокого вдоха и выдоха, от которого мо
Но лес нигде не проглядывался, не проступал, лишь угадывался в том месте, где морозная наволочь была осо
Лешка Шестаков, угревшийся на верхней, багажной, полке, недоверчиво сдвинул шапку с уха: во вселен
Когда новобранцев выгоняли из вагонов какие-то равнодушно-злые люди в ношеной военной форме и вы
Лишь приблизившись к сосновому лесу, осадившему теплыми вершинами зимний туман, сперва черно, затем зелено засветившемуся в сером недвижном мире, ново
вослед которому вылетал тот самый жуткий вой, скла
Знакомые по школе нехитрые слова песен, исторгае
И вдруг дужкой железного замка захлестнуло серд
Солдаты, угрюмо несущие на плечах и загорбках вин
бой они шли, на кровавую битву, и не устало бредущее по сосняку войско всаживало в колеблющийся песок стоптанные каблуки старой обуви, а люди, полные мощи и гнева, с лицами, обожженными не стужей, а пламенем битв, и веяло от них великой силой, которую не понять, не объяснить, лишь почувствовать возможно и сразу по
И когда новобранцев ввели в полутемный подвал, где вместо пола на песок были набросаны сосновые ис
Душу Лешки посетило то, что должно поселяться в ка
палкой тех, кто вздумает мочиться в казарме, шариться по котомкам или, тем паче, пить горючку, — он покорно повторил приказание и громче повторил слова старшего сержанта Яшкина, что, если кто нарушит, с тем разговор будет особый.
У сержанта к рукаву шинели была привязана повязка, какие нацепляют людям, стоящим в почетном карауле. Он и назвался старшим караула по карантину. Яшкин уже побывал на фронте, имел орден, в запасном полку он оказался после госпиталя, с маршевой ротой вот-вот снова уйдет на передовую из этой чертовой ямы, чтоб она пропала, провалилась, сгорела в одночасье — так заявил он.
Был Яшкин малоросл, худ, зол. Борода у него почти не росла, реденько торчало что-то на прогнутых непробри- тых санках челюсти, да сорно лепилась редкая поросль под носом, глаза желтые, унылые, кожа под ними мелко сморщенная, на лбу тоже желта. Он грелся, налегши гру
Яшкин прошелся по карантину, обшарил кошачьими глазами лепившихся на нарах новобранцев — многие уже спали, блатняки из золотишных забоев Байкита, Верх- Енисейска, с Тыра-Понта, как они говорили о других, секретных районах, сложив ноги калачом, сидели кру
краю нар лепились тесно, будто ласточки на проводах, уже неделю назад прибывшие новобранцы и терпеливо ждали своего часа. Яшкин знал, чего они ждали, прошел
На нижних нарах, в притемненной глубине, кто-то молился: «Боже милостив, Боже правый, избави меня от лукавого и от соблазна всякого...»
— Отставить! — на всякий случай приказал Яшкин и последовал дальше, отпуская замечания тем, кто чего- то не так и не то делал.
Поскольку все население карантина ничего не делало, то и замечания скоро иссякли.
Яшкин вернулся к штабному месту, к печке, назначив по пути две команды пилить и колоть дрова на улице, сам опять устроился на чурбаке против квадратно про
В казарме было не совсем тепло и не совсем холодно, как и бывает в глубоком земляном подвале. Печка лишь оживляла зажатую в подземелье, тусклую жизнь со спер
Старообрядцы, уткнувшись смятыми бородами друг в дружку, что-то побубнили, посовещались, и один из них, здоровенный, в нелепом картузе без козырька, со
ломоть и, назвав фамилию — Зеленцов, сунул в тут же возникшие руки хлеб, комок мяса и принялся чистить луковицу.
— Сохатина! — раздался голос Зеленцова с нар, ско
— Некурящие мы, — потупился старообрядец.
— И непьющие?
— По святым праздникам коды. Пива...
Лешка протянул кисет Зеленцову, тот закурил, взвесил кисет на руке и, не спросив, отсыпал в горсть табаку. Яшкин неторопливо, безразлично жевал, двигая скоб
Бак, ведра на три объемом, был поставлен на печку, в печке зашипело. К воде потянулись жаждущие с круж
На запах картошки из темных недр казармы являл
— Па-аа-абереги-ы-ы-ысь! — послышалось в казар
Яшкин отодвинулся от устья печки, в дыру натолкали поленья, да так щедро, что торцы их торчали наружу. Печка подумала-подумала, пощелкала, постреляла да и занялась, загудела благодарно, замалинилась с боков. Народ, со всех сторон родственно ее объявший, ел кар
Старообрядец в знатном картузе назвался Колей Рын
Над Колей начали подтрунивать, он добродушно улы
— Я ж тебе, парнишша, говорил: покуль от еды воздер
12 Скипятится, и пей — как рукой сымет.
Весь народ и сержант Яшкин тоже с интересом уста
— Что это? Что за лекарство? — расспрашивал народ, потому что не одному Петьке Мусикову — так звали пар
— Сушеная черемуховая кора с ягодой черемухи, кро
— Брюхо-то зачем? Кому? — веселея, уже дружелюбно спросил Колю Рындина старший сержант Яшкин.
— Кому-кому! Не мне жа! Жэншынам, конешно, что
Народ сдержанно хохотнул, раздвинулся, уступая Коле Рындину место подле главного командира — Яшкина. Петьку Мусикова и еще каких-то дохлых парней почти силком напоили горячим настоем. Петьке сухарей кто- то дал, он ими по-собачьи громко хрустел. Тем време
— Если не уйметесь, на мороз выгоню! — фальцетом звучал Яшкин. — Дрова пилить!
— Я б твою маму, генерал.
— Маму евоную не трожь, она у него целка.
— Х-хэ! Семерых родила и все целкой была!..
— Одного она родила, но зато фартового, гы-гы!..
— Сказал, выгоню!
— Хто это выгонит? Хто? Уж не ты ли, глиста
в обмороке?
— Молчать!
— Стирки* не трожь, генерал! Пасть порву!
— У пасти хозяин есть.
— Сти-ырки не рви, пас-скуда!
Из-под навеса нар на Яшкина метнулся до пояса раз
— Шухер еще раз подымете, тем же финарем...
Блатняки утихли, казарма присмирела. Коля Рындин опасливо поозирался и с уважением воззрился на Зелен
Яшкин приспустил буденновский шлем, на подбо
— Хворат товарищ сержант, — заключил Коля Рын
14
*
Карты.
примать? Каку траву? Баушка Секлетинья сказывала, да не запомнил, балбес.
— Да он с фронта желтый, со зла и перепугу.
— Да но-о!
Дежурные до утра не продержались. Лешка, привалив
— О-ой, мама! Чё это такое? Где я?
Утром карантин плакал, стонал, матерился, исходил истерическими криками — все пухлые мешки новобран
Яшкин пытался выдворить народ на улицу на умыва
Возможна доставка книги в , а также в любой другой город страны Почтой России, СДЭК, ОЗОН-доставкой или транспортной компанией.
{{searchData}}
whatsup