0

К сожалению, в Вашей корзине нет ни одного товара.

▼ ▼ Почитать книгу онлайн можно внизу страницы ▼ ▼
Купить книгу Ночевала тучка золотая и читать онлайн
Cкачать книгу издательства Феникс Ночевала тучка золотая (автор -  в PDF

▲ Скачать PDF ▲
для ознакомления

Бесплатно скачать книгу издательства Феникс "Ночевала тучка золотая " для ознакомления. The book can be ready to download as PDF.

Внимание! Если купить книгу (оплатить!) "Ночевала тучка золотая" сегодня — во вторник (09.08.2022), то она будет отправлена в четверг (11.08.2022)
Сегодня Вы можете купить книгу со скидкой 0 руб. по специальной низкой цене.

Все отзывы (рецензии) на книгу

Оставьте свой отзыв, он будет первым. Спасибо.
> 5000 руб. – cкидка 5%
> 10000 руб. – cкидка 7%
> 20000 руб. – cкидка 10% БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА мелкооптовых заказов.
Тел. +7-928-622-87-04

Ночевала тучка золотая

awaiting...
Название книги Ночевала тучка золотая
Год публикации 2022
Издательство АСТ
Раздел каталог Развивающая и познавательная литература для дошкольников
ISBN 978-5-17-122459-2
Артикул P_9785171224592
Количество страниц 288 страниц
Тип переплета цел.
Полиграфический формат издания -
Вес книги 880 г
Книг в наличии 7

Аннотация к книге "Ночевала тучка золотая" (Авт. )

Книга из серии 'Школьное чтение' \'Повесть \"Ночевала тучка золотая\" читают в школе, хотя она открывает те стороны жизни, которые от детей обычно скрывают. Детдом Анатолия Приставкина отнюдь не благостное заведение, какими сейчас представляют военные детские дома. Национальная ненависть, оказывается, тоже родилась не вчера, во время чеченской войны. Современные дети должны знать об этом. Так же, как и о том, что мир держится на доброте, любви и самопожертвовании.
\rДля среднего школьного возраста.\'

Читать книгу онлайн...

К сожалению, для этого издания чтение онлайн недоступно...

Способы доставки
Сроки отправки заказов
Способы оплаты

Другие книги серии "Школьное чтение"


Другие книги раздела "Развивающая и познавательная литература для дошкольников"

Читать онлайн выдержки из книги "Ночевала тучка золотая" (Авт. )

Издательство АСТ
А.И. ПРИСТАВКИН
Ночевала тучка золотая
Повесть
Москва Издательство АСТ 2020
УДК 821.161.1-31
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
П77
Серийное оформление и дизайн обложки А. Фереза
Рисунок на обложке Ю. Николаева
Приставкин, Анатолий Игнатьевич.
П77 Ночевала тучка золотая : [повесть] / Пристав- кин А.И. — Москва : Издательство АСТ, 2020. — 288 с.
ISBN 978-5-17-122460-8 (Классика для школьников)
ISBN 978-5-17-122459-2 (Школьное чтение)
Повесть «Ночевала тучка золотая» читают в школе, хотя она открывает те стороны жизни, которые от детей обычно скрывают. Детдом Анатолия Приставкина отнюдь не благостное заведение, какими сейчас представляют во
Для среднего школьного возраста.
УДК 821.161.1-31
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
© Приставкин А.И., наследники, 2020
© Николаев Ю.Ф., ил. на обл., 2020
© ООО «Издательство АСТ», 2020
Посвящаю эту повесть всем ее друзьям, кто принял как свое лич
1
Это слово возникло само по себе, как рождается в поле ветер.
Возникло, прошелестело, пронеслось по ближним и дальним закоулкам детдома: «Кавказ! Кавказ!» Что за Кавказ? Откуда он взялся? Право, никто не мог бы толком объяснить.
Да и что за странная фантазия в грязненьком Подмосковье говорить о каком-то Кавказе, о котором лишь по школьным чтениям вслух (учебников-то не было!) известно детдомовской шантрапе, что он суще
Был еще Печорин, из лишних людей, тоже ездил по Кавказу.
Да вот еще папиросы! Один из Кузьмёнышей их углядел у раненого подполковника из санитарного поезда, застрявшего на станции в Томилине.
На фоне изломанных белоснежных гор скачет, ска
Усатый подполковник с перевязанной головой, молодой красавец, поглядывал на прехорошенькую медсестричку, выскочившую посмотреть станцию, и постукивал многозначительно ногтем по картонной крышечке папирос, не заметив, что рядом, открыв от изумления рот и затаив дыхание, воззрился на драго
Искал корочку хлебную, оставшуюся от раненых, чтобы подобрать, а увидел: «КАЗБЕК»!
Ну, а при чем тут Кавказ? Слух о нем?
Вовсе ни при чем.
И непонятно, как родилось это остроконечное, сверкнувшее блестящей ледяной гранью словцо там, где ему невозможно было родиться: среди детдомов
Самой заветной, да и несбыточной мечтой любого из них было хоть раз проникнуть в святая святых дет
А назначали туда, как Господь Бог назначал бы, скажем, в рай! Самых избранных, самых удачливых, а можно определить и так: счастливейших на земле!
В их число Кузьмёныши не входили.
И не было в мыслях, что доведется войти. Это был удел блатяг, тех из них, кто, сбежав от милиции, цар
Проникнуть в хлеборезку, но не как те, избран
И — вдохнуть, не грудью, животом вдохнуть опья
И все. Все!
Ни о каких там крошечках, которые не могут не оставаться после сваленных, после хрупко трущихся шершавыми боками бухариков, не мечталось. Пусть их соберут, пусть насладятся избранные! Это по праву принадлежит им!
Но, как ни притирайся к обитым железом дверям хлеборезки, это не могло заменить той фантасмагори
Проскочить же законным путем за эту дверь им и вовсе не светило. Это было из области отвлеченной фантастики, братья же были реалисты. Хотя кон
И вот до чего эта мечта зимой сорок четвертого года довела Кольку и Сашку: проникнуть в хлеборезку, в царство хлеба любым путем. Любым.
В эти особенно тоскливые месяцы, когда мерзлой картофелины добыть невозможно, не то что крошки хлеба, ходить мимо домика, мимо железных дверей не было сил. Ходить и знать, почти картинно пред
Слюна накипала во рту. Схватывало живот. В го
Вот тогда и жить снова станет возможным. Тогда вера будет. Раз хлебушко горой лежит, значит, мир существует... И можно терпеть, и молчать, и жить дальше.
От маленькой же паечки, даже с добавком, прико
Однажды глупая учительница стала читать вслух отрывок из Толстого, а там стареющий Кутузов во время войны ест цыпленка, с неохотой ест, чуть ли не с отвращением разжевывая жесткое крылышко.
Ребятам такая сцена показалась уж очень фан
С тех пор как прогнали главного детдомовского урку Сыча, много разных крупных и мелких блатяг прошло через Томилино, через детдом, свивая вдали от родимой милиции тут на зиму свою полумалину.
В неизменности оставалось одно: сильные пожи
За корочку попадали в рабство на месяц, на два.
Передняя корочка, та, что поджаристей, черней, толще, слаще, стоила двух месяцев, на буханке она была бы верхней, да ведь речь идет о пайке, крохот
А кто не помнил, что Васька Сморчок, ровесник Кузьмёнышей, тоже лет одиннадцати, до приезда родственника-солдата как-то за заднюю корочку при
Кузьмёныши в тяжкие времена тоже продавались. Но продавались всегда вдвоем.
Если бы, конечно, сложить двух Кузьмёнышей в одного человека, то не было бы во всем Томилин
Но знали Кузьмёныши и так свое преимущество.
В четыре руки тащить легче, чем в две; в четыре ноги удирать быстрей. А уж четыре глаза куда вос
Пока два глаза заняты делом, другие два сторожат за обоих. Да успевают еще следить, чтобы у самого не тяпнули бы чего, одежду, матрац исподнизу, когда спишь да видишь свои картинки из жизни хлебо
А уж комбинаций всяких из двух Кузьмёнышей не счесть! Попался, скажем, кто-то из них на рынке, тащат в кутузку. Один из братьев ноет, вопит, на жа
Глаза увидят, руки захапают, ноги унесут...
Но ведь где-то, в каком-то котелке все это должно заранее свариться. Без надежного плана: как, где и что стырить, — трудно прожить!
Две головы Кузьмёнышей варили по-разному.
Сашка, как человек миросозерцательный, спокой
Колька, оборотистый, хваткий, практичный, со скоростью молнии соображал, как эти идеи вопло
Если бы Сашка, к примеру, произнес, почесывая белобрысую макушку, а не слетать ли им, скажем, на
Луну, там жмыху полно, Колька не сказал бы сразу: «Нет». Он сперва обмозговал бы это дельце с Луной, на каком дирижабле туда слетать, а потом бы спро
Но, бывало, Сашка мечтательно посмотрит на Кольку, а тот, как радио, выловит в эфире Сашкину мысль. И тут же скумекает, как ее осуществить.
Золотая у Сашки башка, не башка, а Дворец Со
А Кузьмёныши первые в другом. Они первые по
Когда революцию в Питере делали, небось — кроме почты и телеграфа да вокзала — и хлеборезку не забыли приступом взять!
Шли мимо хлеборезки братья, не первый раз кстати. Но уж больно невтерпеж в этот день было! Хотя такие прогулки свои мученья добавляли.
«Ох, как жрать-то охота. Хоть дверь грызи! Хоть землю мерзлую под порогом ешь!» — так вслух произ- неслось. Сашка произнес, и вдруг его осенило. Зачем ее есть, если. Если ее. Да, да! Вот именно! Если ее копать надо!
Копать! Ну конечно, копать!
Он не сказал, он лишь посмотрел на Кольку. А тот в мгновение принял сигнал, и, вертанув головой, все оценил, и прокрутил варианты. Но опять же ничего не произнес вслух, только глаза хищно блеснули.
Кто испытал, тот поверит: нет на свете изобрета
Не молвив ни словца (кругом живоглоты разнесут, и кранты тогда любой, самой гениальной Сашкиной идее), братья направились прямиком к ближайшему
сарайчику, отстоящему от детдома метров на сто, а от хлеборезки метров на двадцать. Сарайчик находился у хлеборезки как раз за спиной.
В сарае братья огляделись. Одновременно по
Сашка спросил шепотом:
— А не далеко?
— А откуда ближе? — в свою очередь спросил Колька.
Оба понимали, что ближе неоткуда.
Сломать замок куда проще. Меньше труда, меньше времени надо. Сил-то оставались крохи. Но было уже, пытались сбивать замок с хлеборезки, не одним Кузь- мёнышам приходила такая светлая отгадка в голову! И дирекция повесила на дверях замок амбарный! Полпуда весом!
Его разве что гранатой сорвать можно. Впереди танка повесь — ни один вражеский снаряд тот танк не прошибет.
Окошко же после того неудачного случая зареше
И насчет автогена Колька соображал, он карбид приметил в одном месте. Да ведь не подтащишь, не зажжешь, глаз кругом много.
Только под землей чужих глаз нет!
Другой же вариант — совсем отказаться от хлебо
Ни магазин, ни рынок, ни тем более частные дома не годились сейчас для добычи съестного. Хотя такие варианты носились роем в голове Сашки. Беда, что Колька не видел путей их реального воплощения.
В магазинчике сторож всю ночь, злой старикашка. Не пьет, не спит, ему дня хватает. Не сторож — со
В домах же вокруг, которых не счесть, беженцев полно. А жрать как раз наоборот. Сами смотрят, где бы что урвать.
Был у Кузьмёнышей на примете домик, так его в бытность Сыча старшие почистили.
Правда, стянули невесть чего: тряпки да швейную машинку. Ее долго потом крутила по очереди вот тут, в сарае, шантрапа, пока не отлетела ручка да и все остальное не рассыпалось по частям.
Не о машинке речь. О хлеборезке. Где не весы, не гири, а лишь хлеб — он один заставлял яростно в две головы работать братьев.
И выходило: «В наше время все дороги ведут к хле
Крепость, не хлеборезка. Так известно же, что нет таких крепостей, то есть хлеборезок, которые бы не мог взять голодный детдомовец.
В глухую пору зимы, когда вся шпана, отчаявшись подобрать на станции или на рынке хоть что-нибудь съестное, стыла вокруг печей, притираясь к ним за
От дальней заначки в сарае они начали вскрышные работы, как определил бы опытный строитель, при помощи кривого лома и фанерки.
Вцепившись в лом (вот они — четыре руки!), они поднимали его и опускали с тупым звуком на мерз
На фанерке они относили ее в противоположный угол сарая, пока там не образовалась целая горка. Целый день, такой пуржистый, что снег наискось
несло, залепляя глаза, оттаскивали Кузьмёныши землю подальше в лес. В карманы клали, за пазуху, не в руках же нести. Пока не догадались: сумку хол
В школу ходили теперь по очереди и копали по оче
Тот, кому подходила очередь учиться, два урока от
А вот обед там или ужин, тот по очереди не дадут съесть, схавают моментально шакалы и следа не оста
Никто не спросит, никто не поинтересуется: Сашка шамает или Колька. Тут они едины: Кузьмёныши. Если вдруг один, то вроде бы половинка. Но пооди
Вместе ходят, вместе едят, вместе спать ложатся.
А если бить, то бьют обоих, начиная с того, кто в эту нескладную минуту раньше попадется.
2
Раскоп был в самом разгаре, когда вовсю пошли эти странные слухи о Кавказе.
Беспричинно, но настойчиво в разных концах спальни то тише, то сильней повторялось одно и то же. Будто снимут детдом с их насиженного в Томи
Воспитателей отправят, и дурака повара, и усатую музыкантшу, и директора-инвалида... («Инвалида умственного труда!» — произносилось негромко.)
Всех отвезут, словом.
Судачили много, пережевывали, как прошлогод
Кузьмёныши прислушивались к болтовне в меру, а верили и того меньше. Некогда было. Устремленно, неистово долбили они свои шурфы.
Да и что тут трепать, и дураку понятно: против воли ни одного детдомовца увезти никуда невозможно! Не в клетке же, как Пугачева, их повезут!
Сыпанут голодранцы во все стороны на первом же перегоне, и лови, как воду решетом!
А если бы, к примеру, удалось кого из них угово
Так думали Кузьмёныши и шли долбить.
Один из них железочкой ковырял землю, теперь она пошла рыхлая, сама отваливалась, а другой — в ржавом ведерке оттаскивал породу наружу. К весне уперлись в кирпичный фундамент дома, где помеща
Однажды сидели Кузьмёныши в дальнем конце раскопа.
Темно-красный, с синеватым отливом кирпич ста
В раскопе было не повернуться, сыпалась за ворот земля. Выедала глаза самодельная коптилка в чер
Сперва-то была у них свечечка настоящая, воско
ловато, но хоть что-нибудь. Рассекли надвое да и сже
Теперь коптил тряпочный шнурочек: в стене раскопа был сделан выем — Сашка догадался, — и оттуда мерцал синенько, свету было меньше, чем копоти.
Оба Кузьмёныша сидели отвалившись, потные, чумазые, коленки подогнуты под подбородок.
Сашка спросил вдруг:
— Ну, что Кавказ? Трепятся?
— Трепятся, — отвечал Колька.
— Погонят, да? — Так как Колька не отвечал, Сашка опять спросил: — А тебе не хотелось бы? По
— Куда? — спросил брат.
— На Кавказ!
— А чего там?
— Не .знаю... Интересно.
— Мне интересно вот куда попасть! — И Колька злобно ткнул кулаком в кирпич. Там в метре или двух метрах от кулака, никак не дальше, находилась завет
На столике, исполосованном ножами, пропахшем кисловатым хлебным духом, лежат бухарики: много бухариков серовато-золотистого цвета. Один краше другого. Корочку отломить — и то счастье. Пососешь, проглотишь. А за корочкой и мякиша целый вагон, щипай — да в рот.
Никогда в жизни не приходилось еще Кузьмёны- шам держать целую буханку хлеба в руках! Даже при
Но видеть видели, издалека конечно, как в тол
Сухопарая, без возраста, продавщица хватала кар