0

К сожалению, в Вашей корзине нет ни одного товара.

Купить книгу Хрестоматия по чтению: 4 класс: без сокращений. - Издание  2-е Без указания автора и читать онлайн
Cкачать книгу издательства Феникс Хрестоматия по чтению: 4 класс: без сокращений. - Издание  2-е (автор - Без указания автора в PDF

▲ Скачать PDF ▲
для ознакомления

Бесплатно скачать книгу издательства Феникс "Хрестоматия по чтению: 4 класс: без сокращений. - Издание 2-е Без указания автора" для ознакомления. The book can be ready to download as PDF.

Внимание! Если купить книгу (оплатить!) "Хрестоматия по чтению: 4 класс: без…" сегодня — в четверг (03.12.2020), то она будет отправлена в субботу (05.12.2020)
Сегодня Вы можете купить книгу со скидкой 13 руб. по специальной низкой цене.

Все отзывы (рецензии) на книгу

Оставьте свой отзыв, он будет первым. Спасибо.
> 5000 руб. – cкидка 5%
> 10000 руб. – cкидка 7%
> 20000 руб. – cкидка 10% БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА мелкооптовых заказов.
Тел. +7-928-622-87-04

Хрестоматия по чтению: 4 класс: без сокращений. - Издание 2-е Без указания автора

awaiting...
Название книги Хрестоматия по чтению: 4 класс: без сокращений. - Издание 2-е
ФИО автора
Год публикации 2021
Издательство Феникс
Раздел каталог Учебники и учебные пособия по гуманитарным, естественно- научным, общественным дисциплинам
Серия книги Школьная программа по чтению
ISBN 978-5-222-34116-2
Артикул 978-5-222-34116-2
Количество страниц 319 страниц
Тип переплета цел.
Полиграфический формат издания 60*90/16
Вес книги 442 г
Книг в наличии 926

Аннотация к книге "Хрестоматия по чтению: 4 класс: без сокращений. - Издание 2-е" (Авт. Без указания автора)

Хрестоматии для начальных классов включают в себя произведения, входящие во все программы по чтению, утверждённые Министерством просвещения РФ. Это полное собрание основных программных произведений по чтению для 1, 2, 3 и 4 классов, которые приводятся без сокращений. В книгу «Хрестоматия по чтению: 4 класс» вошли произведения отечественных классиков: А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, И.С. Тургенева, В.Г. Короленко, А.П. Чехова, Л.Н. Толстого. Издание адресовано младшим школьникам, предназначено для подготовки к урокам и самостоятельного чтения дома.

Читать книгу онлайн...

В целях ознакомления представлены отдельные главы и разделы издания, которые Вы можете прочитать онлайн прямо на нашем сайте, а также скачать и распечатать PDF-файл.

Способы доставки
Сроки отправки заказов
Способы оплаты

Другие книги автора Без указания автора


Другие книги серии "Школьная программа по чтению"


Другие книги раздела "Учебники и учебные пособия по гуманитарным, естественно- научным, общественным дисциплинам"

Читать онлайн выдержки из книги "Хрестоматия по чтению: 4 класс: без сокращений. - Издание 2-е" (Авт. Без указания автора)

Серия
«Школьная программа по чтению»
ХРЕСТОМАТИЯ
по чтению
4 класс
без сокращений
Издание 2-е
Ростов-на-Дону «Феникс» 2021
УДК 371.1
ББК 84(2=411.2)я7
КТК 440
Х91
Х91 Хрестоматия по чтению : 4 класс : без сокращений. — Изд. 2-е. — Ростов н/Д : Феникс, 2021. — 319 с. — (Школьная программа по чтению).
ISBN 978-5-222-34116-2
УДК 371.1
ББК 84(2=411.2)я7
ISBN 978-5-222-34116-2
© Оформление: ООО «Феникс», 2020
© Иллюстрация: Екатерина Буслаева, 2020
Содержание
А.С. Пушкин
Песнь вторая 25
Песнь третия 42
Песнь четвёртая 58
Песнь пятая 70
Песнь шестая 88
Эпилог 100
Н.В. Гоголь
Заколдованное место 102
И.С. Тургенев
В.Г. Короленко
Дети подземелья 155
I.Развалины 155
II.Проблематические натуры 165
III.Я и мой отец 186
IV.Я приобретаю новое знакомство193
V.Знакомство продолжается 204
VI.Среди «серых камней»210
VII.На сцену является пан Тыбурций 217
VIII.Осенью 227
IX.Кукла 235
Заключение 245
А.П. Чехов
Хирургия 247
Хамелеон 252
Злоумышленник 257
Толстый и тонкий 262
Лошадиная фамилия 266
Налим 271
Пересолил 278
Л.Н. Толстой
Кавказский пленник 285
g^O 4 Ci
А.С. Пушкин
Руслан и Людмила
Посвящение
Д
ля вас, души моей царицы, эд^Д Красавицы, для вас одних
Времён минувших небылицы, В часы досугов золотых, Под шёпот старины болтливой, Рукою верной я писал;
Примите ж вы мой труд игривый! Ничьих не требуя похвал, Счастлив уж я надеждой сладкой, Что дева с трепетом любви Посмотрит, может быть украдкой,
На песни грешные мои.
У лукоморья дуб зелёный; Златая цепь на дубе том: И днём и ночью кот учёный Всё ходит по цепи кругом; Идёт направо — песнь заводит, Налево — сказку говорит.
Там чудеса: там леший бродит, Русалка на ветвях сидит;
Там на неведомых дорожках Следы невиданных зверей;
Избушка там на курьих ножках Стоит без окон, без дверей;
Там лес и дол видений полны;
Там о заре прихлынут волны На брег песчаный и пустой, И тридцать витязей прекрасных Чредой из вод выходят ясных, И с ними дядька их морской;
Там королевич мимоходом Пленяет грозного царя;
Там в облаках перед народом Через леса, через моря Колдун несёт богатыря;
В темнице там царевна тужит, А бурый волк ей верно служит;
Там ступа с Бабою-ягой
Идёт, бредёт сама собой;
Там царь Кащей над златом чахнет; Там русский дух... там Русью пахнет! И там я был, и мёд я пил;
У моря видел дуб зелёный; Под ним сидел, и кот учёный Свои мне сказки говорил. Одну я помню: сказку эту Поведаю теперь я свету...
G^O 6 Cj2—
Песнь первая
Дела давно минувших дней, Преданья старины глубокой.
В толпе могучих сыновей, С друзьями, в гриднице1 высокой Владимир-солнце пировал; Меньшую дочь он выдавал За князя храброго Руслана И мёд из тяжкого стакана За их здоровье выпивал. Не скоро ели предки наши, Не скоро двигались кругом Ковши, серебряные чаши С кипящим пивом и вином. Они веселье в сердце лили, Шипела пена по краям, Их важно чашники носили И низко кланялись гостям.
Слилися речи в шум невнятный; Жужжит гостей весёлый круг;
Но вдруг раздался глас приятный И звонких гуслей беглый звук; Все смолкли, слушают Баяна: И славит сладостный певец
1 Гридница — помещение при княжеском дворце в Древней Руси.
И.С. Тургенев
Муму
одной из отдалённых улиц Москвы, в сером доме с белыми колоннами, антресолью и покривившимся балконом, жила некогда барыня, вдова, окружённая многочисленною
дворней. Сыновья её служили в Петербурге, дочери вышли замуж; она выезжала редко и уединённо доживала последние годы своей скупой и скучающей старости. День её, нерадостный и ненастный, давно прошёл; но и вечер её был чернее ночи.
Из числа всей её челяди самым замечательным лицом был дворник Герасим, мужчина двенадцати вершков роста1, сложенный богатырём и глухонемой от рожденья. Барыня взяла его из деревни, где он жил один, в небольшой избушке, отдельно от братьев, и считался едва ли не самым исправным тягловым мужиком. Одарённый необычайной силой, он работал за четверых — дело спорилось в его руках, и весело было смотреть на него, когда он либо пахал и, налегая огромными ладонями на соху, казалось, один, без помощи лошадёнки, взрезывал упругую грудь земли, либо о Петров день так сокрушительно действовал косой, что хоть бы молодой берёзовый лесок смахивать с корней
1 Двенадцать вершков — около 2 метров.
114 Gb^>
долой, либо проворно и безостановочно молотил трёхаршинным цепом, и как рычаг опускались и поднимались продолговатые и твёрдые мышцы его плечей. Постоянное безмолвие придавало торжественную важность его неистомной работе. Славный он был мужик, и не будь его несчастье, всякая девка охотно пошла бы за него замуж... Но вот Герасима привезли в Москву, купили ему сапоги, сшили кафтан на лето, на зиму тулуп, дали ему в руки метлу и лопату и определили его дворником.
Крепко не полюбилось ему сначала его новое житьё. С детства привык он к полевым работам, к деревенскому быту. Отчуждённый несчастьем своим от сообщества людей, он вырос немой и могучий, как дерево растёт на плодородной земле... Переселённый в город, он не понимал, что с ним такое деется, — скучал и недоумевал, как недоумевает молодой, здоровый бык, которого только что взяли с нивы, где сочная трава росла ему по брюхо, — взяли, поставили на вагон железной дороги — и вот, обдавая его тучное тело то дымом с искрами, то волнистым паром, мчат его теперь, мчат со стуком и визгом, а куда мчат — бог весть!
Занятия Герасима по новой его должности казались ему шуткой после тяжких крестьянских работ; в полчаса всё у него было готово, и он опять то останавливался посреди двора и глядел, разинув рот, на всех проходящих, как бы желая добиться от них решения загадочного своего положения, то вдруг уходил куда-нибудь в уголок и, далеко швырнув метлу и лопату, бросался на землю лицом и целые часы лежал на груди неподвижно,
G^O 115
как пойманный зверь. Но ко всему привыкает человек, и Герасим привык наконец к городскому житью. Дела у него было немного; вся обязанность его состояла в том, чтобы двор содержать в чистоте, два раза в день привезти бочку с водой, натаскать и наколоть дров для кухни и дома, да чужих не пускать и по ночам караулить. И надо сказать, усердно исполнял он свою обязанность: на дворе у него никогда ни щепок не валялось, ни сору; застрянет ли в грязную пору где-нибудь с бочкой отданная под его начальство разбитая кляча-водовозка, он только двинет плечом — и не только телегу, самоё лошадь спихнёт с места; дрова ли примется он колоть, топор так и звенит у него, как стекло, и летят во все стороны осколки и поленья; а что насчёт чужих, так после того, как он однажды ночью, поймав двух воров, стукнул их друг о дружку лбами, да так стукнул, что хоть в полицию их потом не води, все в околотке1 очень стали уважать его; даже днём проходившие, вовсе уже не мошенники, а просто незнакомые люди при виде грозного дворника отмахивались и кричали на него, как будто он мог слышать их крики. Со всей остальной челядью Герасим находился в отношениях не то чтобы приятельских — они его побаивались, — а коротких: он считал их за своих. Они с ним объяснялись знаками, и он их понимал, в точности исполнял все приказания, но права свои тоже знал, и уже никто не смел садиться на его место
в застолице.
1 Околоток — округ, окрестность.
116 G^O
Вообще Герасим был нрава строгого и серьёзного, любил во всём порядок; даже петухи при нём не смели драться, — а то беда! Увидит, тотчас схватит за ноги, повертит раз десять на воздухе колесом и бросит врозь. На дворе у барыни водились тоже гуси; но гусь, известно, птица важная и рассудительная; Герасим чувствовал к ним уважение, ходил за ними и кормил их; он сам смахивал на степенного гусака.
Ему отвели над кухней каморку; он устроил её себе сам, по своему вкусу, соорудил в ней кровать из дубовых досок на четырёх чурбанах, — истинно богатырскую кровать; сто пудов можно было положить на неё — не погнулась бы; под кроватью находился дюжий сундук; в уголку стоял столик такого же крепкого свойства, а возле столика — стул на трёх ножках, да такой прочный и приземистый, что сам Герасим, бывало, поднимет его, уронит и ухмыльнётся. Каморка запиралась на замок, напоминавший своим видом калач, только чёрный; ключ от этого замка Герасим всегда носил с собой на пояске. Он не любил, чтобы к нему ходили.
Так прошёл год, по окончании которого с Герасимом случилось небольшое происшествие.
Старая барыня, у которой он жил в дворниках, во всём следовала древним обычаям и прислугу держала многочисленную; в доме у ней находились не только прачки, швеи, столяры, портные и портнихи, — был даже один шорник, он же считался ветеринарным врачом и лекарем для людей, был
домашний лекарь для госпожи, был, наконец, один башмачник, по имени Капитон Климов, пьяница горький. Климов почитал себя существом обиженным и не оценённым по достоинству, человеком образованным и столичным, которому не в Москве бы жить, без дела, в каком-то захолустье, и если пил, как он сам выражался с расстановкой и стуча себя в грудь, то пил уже именно с горя. Вот зашла однажды о нём речь у барыни с её главным дворецким, Гаврилой, человеком, которому, судя по одним его жёлтым глазкам и утиному носу, сама судьба, казалось, определила быть начальствующим лицом. Барыня сожалела об испорченной нравственности Капитона, которого накануне только что отыскали где-то на улице.
— А что, Гаврила, — заговорила вдруг она, — не женить ли нам его, как ты думаешь? Может, он остепенится.
— Отчего же не женить-с! Можно-с, — ответил Гаврила, — и очень даже будет хорошо-с.
— Да; только кто за него пойдёт?
— Конечно-с. А впрочем, как вам будет угод- но-с. Всё же он, так сказать, на что-нибудь может быть потребен; из десятка его не выкинешь.
— Кажется, ему Татьяна нравится?
Гаврила хотел было что-то возразить, да сжал губы.
— Да!.. пусть посватает Татьяну, — решила барыня, с удовольствием понюхивая табачок, — слышишь?
ХРЕСТОМАТИЯ ПО ЧТЕНИЮ
4 КЛАСС БЕЗ СОКРАЩЕНИЙ