0

К сожалению, в Вашей корзине нет ни одного товара.

Купить книгу Удобство иметь хвост: новеллы и эссе Джером К. и читать онлайн
Cкачать книгу издательства Феникс Удобство иметь хвост: новеллы и эссе (автор - Джером К. в PDF

▲ Скачать PDF ▲
для ознакомления

Бесплатно скачать книгу издательства Феникс "Удобство иметь хвост: новеллы и эссе Джером К." для ознакомления. The book can be ready to download as PDF.

Внимание! Ближайшая дата отправки заказов - 13 июля 2020.
Сегодня Вы можете купить книгу со скидкой 8 руб. по специальной низкой цене.

Все отзывы (рецензии) на книгу

Оставьте свой отзыв, он будет первым. Спасибо.
> 5000 руб. – cкидка 5%
> 10000 руб. – cкидка 7%
> 20000 руб. – cкидка 10% БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА мелкооптовых заказов.
Тел. +7-928-622-87-04
Внимание! Ближайшая дата отправки заказов - 13 июля 2020.

Удобство иметь хвост: новеллы и эссе Джером К.

awaiting...
Название книги Удобство иметь хвост: новеллы и эссе
ФИО автора
Год публикации 2019
Издательство Феникс
Раздел каталог Проза. Сборники произведений разных жанров
Серия книги Школьная программа по чте
ISBN 978-5-222-32138-6
Артикул O0105508
Количество страниц 137 страниц
Тип переплета мяг.*
Полиграфический формат издания 60*90/16
Вес книги 139 г
Книг в наличии 7294

Аннотация к книге "Удобство иметь хвост: новеллы и эссе" (Авт. Джером К.)

Джером Клапка Джером/Jerome Klapka Jerome (1859–1927) — британский писатель-юморист, драматург. Джером родился в промышленном английском городе Уолсолл, графство Стаффордшир, четвёртым ребёнком в семье торговца скобяными изделиями Джерома Клэпа (Клапка — дань памяти герою Венгерской революции Дьёрдю Клапке). В 14 лет юный Джером был вынужден бросить учёбу — отец умер банкротом, и мальчик стал главным добытчиком семьи. Четыре года он работал на London and North Western Railway, собирая вдоль железных дорог выпавший уголь. Затем подался в актёры; был учителем, упаковщиком, секретарём адвоката, но не мог найти своего места. Однако именно неудачное актёрство, позже с юмором описанное в новелле «На сцене и за сценой», принесло ему первый успех и хороший гонорар. Сборник рассказов «Праздные мысли праздного человека» закрепил статус. Спустя два года, в 1888-м, Джером женился, и медовый месяц новобрачные провели на реке Темзе, в небольшой лодке. Вернувшись, Джером вдохновенно взялся за рукоп

Читать книгу онлайн...

В целях ознакомления представлены отдельные главы и разделы издания, которые Вы можете прочитать онлайн прямо на нашем сайте, а также скачать и распечатать PDF-файл.

Способы доставки
Сроки отправки заказов
Способы оплаты

Другие книги серии "Школьная программа по чте"


Другие книги раздела "Проза. Сборники произведений разных жанров"

Читать онлайн выдержки из книги "Удобство иметь хвост: новеллы и эссе" (Авт. Джером К.)

Серия
«Школьная программа по чтению»
Джером К. Джером
Удобство иметь хвост Новеллы и эссе
Ростов-на-Дону «Феникс» 2019
УДК 821.111-3
ББК 84(4Вел) КТК611
Д40
Джером К. Джером.
Д40 Удобство иметь хвост: новеллы и эссе / Джером К. Джером ; пер. с англ. 3. Журавской, Л. Мурахиной-Аксёновой. — Ростов н/Д: Феникс, 2019. — 138 с. — (Школьная программа по чтению).
ISBN 978-5-222-32138-6
Часы1
Есть два вида часов. Одни, которые всегда врут и знают это и кичатся этим; другие, которые всегда ходят верно, — кроме тех случаев, когда вы им доверяетесь, а тогда они подводят вас так, как даже трудно ожидать от часов в цивилизованной стране.
Помню, как одни часы этого последнего типа, висевшие у нас в столовой, когда я был ребёнком, однажды зимой подняли нас всех в три часа ночи. Без десяти минут четыре мы уже кончали завтракать, а в начале шестого я пришёл в школу, сидел на крыльце и горько плакал, думая, что пришёл конец света: всё кругом словно вымерло.
Человек, который способен жить в од
ном доме с такими часами, не подвергаясь риску погубить свою душу, хотя бы раз в месяц высказывая им напрямик своё мнение о них, либо может конкурировать с Иовом — старая, известная фирма, — либо не знает достаточно бранных слов, чтобы стоило начинать ругаться.
Мечта всей жизни у часов этого типа — соблазнить вас ввериться им и попробовать попасть по ним на поезд. Несколько недель подряд они будут идти безукоризненно — настолько, что, если вы заметите несоответствие между ними и солнцем, вы будете скорее склонны думать, что что-нибудь неладно с солнцем, чем что часы нужно отдать в починку. Вы убеждены, что, если б эти часы ушли вперёд хотя бы на четверть секунды или отстали бы на одну восьмую мгновения, это разбило бы им сердце и они бы умерли от горя.
С этой детской верой в безупречную точность их хода вы, в одно прекрасное утро, собираете вокруг себя всё своё семейство, целуете детей, обтирая после этого рот, запачканный вареньем, тычете пальцем в глаз малютки, обещаете не забыть заказать угля, машете зонтиком, посылая последний нежный привет, и отправляетесь на вокзал.
Я лично никогда не мог решить, что досаднее: мчаться две мили что есть духу и, добежав до станции, убедиться, что до отхода поезда остаётся ещё три четверти часа, или же всё время идти не торопясь, поболтаться у кассы, беседуя с каким-нибудь местным идиотом, затем, с развальцем, не спеша, выйти на платформу и — увидеть поезд, уходящий у вас из-под самого носа.
Часы второго типа — обыкновенные, то есть часы, которые всегда идут неправильно, — сравнительно безобидны. Вы заводите их в определённое время и раза два в неделю передвигаете стрелки, чтобы «отрегулировать» ход (с таким же успехом вы могли бы попытаться «регулировать» времяпрепровождение лондонской уличной кошки). Но всё это вы проделываете не из эгоистических побуждений, а, так сказать, из чувства долга по отношению к самим часам, — из потребности сознавать, что, что бы ни случилось, вы-то уж во всяком случае сделали всё от вас зависящее и никто не имеет права вас винить.
Вам и в голову не приходит ждать от них благодарности, и потому вы не испытываете разочарований. Вы спрашиваете, который час. Горничная отвечает:
— Часы в столовой показывают четверть третьего.
Но вы не поддаетесь обману. Вы знаете, что на самом деле теперь десятый час вечера; и, припоминая, что четыре часа назад — курьёзный факт! — эти же самые часы шли всего на сорок минут вперёд, кротко дивитесь, как они с тех пор сумели зайти так далеко, и поражаетесь их энергии.
Я сам обладатель часов, которые по своей независимости, разнообразию настроений и легкомысленному нежеланию считаться с условностями могут дать несколько очков вперёд любому из приборов, предназначенных для измерения времени. Просто как часы они оставляют желать многого, но как живая, самодействующая загадка — полны интереса и разнообразия.
Один мой знакомый утверждал, что его часы ни для кого не годны, кроме как для него, так как он — единственный, кто умеет понимать их указания. Он уверял, что часы эти превосходные и на них можно вполне положиться, надо только знать их, изучить систему их хода. Постороннего же человека они легко могут ввести в заблуждение.
— Так, например, — объяснял он, — когда они бьют пятнадцать раз, а стрелки показывают двадцать минут двенадцатого, я знаю, что теперь на самом деле без четверти восемь.
Да, где уж случайному наблюдателю разобраться в таких тонкостях!
Но главная прелесть моих часов — именно в неизменной неопределённости их указаний. Они идут без всякой системы и метода: это — чистейшей воды эмоционализм. В один прекрасный день на них нападает шаловливое настроение, и они, как ни в чём не бывало, за одно утро уходят вперёд на три часа; на другой день они изнемогают от усталости и еле тащатся, за каждые четыре часа отстают на два и, наконец, среди дня совсем останавливаются: жизнь им до того опостылела, что они не в состоянии ничего делать; а к вечеру, глядишь, опять повеселели и без всякого завода пошли дальше. Я не люблю распространяться об этих часах, потому что когда я говорю о них только правду, люди уверяют, будто я преувеличиваю.
Когда вы прилагаете все усилия, чтоб говорить только правду, ужасно обидно и досадно, если вам не верят и думают, что вы преувеличиваете. У вас даже появляется желание преувеличить, чтоб дать
Чайники
становлено наукою, что можно снять с огня чайник с бурлящим кипятком и нести куда угодно на голой ладони, не чувствуя при этом никакого неудобства, за исключением впрочем того случая, когда чайнику вздумается опрокинуться и облить вас своим содержимым.
При этом опыте необходимо лишь то, чтобы вода кипела вовсю и чтобы ко дну чайника не прилипла горячая зола; при соблюдении этих двух условий вы не почувствуете ни малейшего ожога.
Объясняется это непонятное на первый взгляд явление как нельзя проще. Весь жар от огня проходит сквозь чайник в воду. Лишь только вода нагревается до степени кипения «белым ключом», чайник (собственно говоря, котелок, в котором у нас кипятится вода для чая) остывает, и вы смело можете нести его вышеуказанным способом.
Что касается лично меня, то я всегда пользуюсь приделанными к таким котелкам ручками, обернув их салфеткой. Однажды я попытался было нести наш чайный котелок «научным» способом; но, по-видимому, мне только показалось, что вода в котелке закипела как следует: дно его оказалось настолько горячим, что я, вскрикнув от боли, уронил его с ладони на пол, причём кипяток разлился по всему ковру, к счастью, никого не задев. Обошлось так благополучно, впрочем, потому, что все присутствовавшие, собравшиеся со специальной целью посмотреть на «научное чудо», вовремя успели отбежать на безопасное расстояние.
Кстати сказать, я всегда находил большую разницу между теорией и практикой; чем это объяснить, я не знаю, поэтому и ограничиваюсь одним констатированием фактов.
Помню, когда я учился плавать, мои учителя уверяли меня, что если я лягу в воде на спину плашмя, вытяну в обе стороны руки и не буду шевелиться, то ни за что не утону, если бы даже захотел. Не знаю, с чего им пришло в голову, что у меня может появиться желание утонуть, но для меня было ясно, что они нашли возможным заподозрить меня в таком безумии, почему и предупредили, чтобы я напрасно не тратил драгоценного времени на попытку осуществить сумасбродный замысел.
Судя по их словам, я мог лежать на воде в описанном положении до тех пор, пока не умру от холода и голода или от старости. Могло случиться только одно: поднимется густой туман, на меня наткнётся лодка или другое более тяжёлое судно и убьёт меня; погрузиться же просто-напросто в воду и утонуть я, по их уверению, не мог. Мне доказали это рисунком на аспидной доске и замысловатыми вычислениями на другой стороне этой доски. Нельзя же было не верить всем этим «научным» данным!
И я поверил. В течение целой недели я ежедневно ходил в школу плавания, ложился на воду в том положении, в каком, по убеждениям моих учителей, никак нельзя утонуть, так как это было бы противно незыблемым законам природы, но каждый раз тут же ключом шёл ко дну.
Возьмём ещё теорию о могуществе человеческого взгляда для усмирения домашних животных и даже диких зверей.
Содержание
Сила привычки23
О модах и ещё кое о чём40
Новая утопия99
Литературно-художественное издание
Джером К. Джером
УДОБСТВО ИМЕТЬ ХВОСТ
НОВЕЛЛЫ И ЭССЕ