0

К сожалению, в Вашей корзине нет ни одного товара.

Купить книгу Легкие пьесы для фортепиано, звучащие сложно. Ноты для заржавевших пианистов. - Издание  2-е Шарова М. и читать онлайн
Cкачать книгу издательства Феникс Легкие пьесы для фортепиано, звучащие сложно. Ноты для "заржавевших" пианистов. - Издание  2-е (автор - Шарова М. в PDF

▲ Скачать PDF ▲
для ознакомления

Бесплатно скачать книгу издательства Феникс "Легкие пьесы для фортепиано, звучащие сложно. Ноты для заржавевших пианистов. - Издание 2-е Шарова М." для ознакомления. The book can be ready to download as PDF.

Внимание! Если купить книгу (оплатить!) "Легкие пьесы для фортепиано, звучащие сложно. Ноты для "заржавевших"…" сегодня — в субботу (28.11.2020), то она будет отправлена во вторник (01.12.2020)
Сегодня Вы можете купить книгу со скидкой 12 руб. по специальной низкой цене.

Все отзывы (рецензии) на книгу

Оставьте свой отзыв, он будет первым. Спасибо.
> 5000 руб. – cкидка 5%
> 10000 руб. – cкидка 7%
> 20000 руб. – cкидка 10% БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА мелкооптовых заказов.
Тел. +7-928-622-87-04

Легкие пьесы для фортепиано, звучащие сложно. Ноты для "заржавевших" пианистов. - Издание 2-е Шарова М.

awaiting...
Название книги Легкие пьесы для фортепиано, звучащие сложно. Ноты для "заржавевших" пианистов. - Издание 2-е
ФИО автора
Год публикации 2021
Издательство Феникс
Раздел каталог Литература для музыкальных школ. Нотные издания
Серия книги Музыкальная б-ка
ISBN 979-0-66003-698-3
Артикул 979-0-66003-698-3
Количество страниц 56 страниц
Тип переплета мяг.+лакировка*
Полиграфический формат издания 60*84/8
Вес книги 140 г
Книг в наличии 1161

Аннотация к книге "Легкие пьесы для фортепиано, звучащие сложно. Ноты для "заржавевших" пианистов. - Издание 2-е" (Авт. Шарова М.)

Профессиональный педагог, музыкальный блогер и автор образовательного сайта «Что играть?» Мария Шарова преподает фортепиано во Франции, много работает со взрослыми любителями и делится музыкой, с помощью которой ей удается мотивировать учащихся, а также интересными заметками и смешными случаями из своей практики. Все больше любителей музыки возвращаются к игре на фортепиано после многолетнего перерыва, а кто-то только начинает играть. А если ваша профессия совсем не творческая? Что ожидает взрослых любителей на уроке с учителем? Как избежать ошибок, если занимаешься самостоятельно? Что играть, чтобы было эффектно, но доступно? На электронике или сразу на пианино? Ответы — в этом сборнике, где наряду с произведениями выдающихся композиторов приведены занимательные истории из будней учителя музыки. Вы заглянете за кулисы уроков фортепиано для взрослых и сами захотите играть на пианино — кто-то снова, а кто-то впервые. Сборник предназначен также и для преподавателей, родителей, находящихс

Читать книгу онлайн...

В целях ознакомления представлены отдельные главы и разделы издания, которые Вы можете прочитать онлайн прямо на нашем сайте, а также скачать и распечатать PDF-файл.

Способы доставки
Сроки отправки заказов
Способы оплаты

Другие книги серии "Музыкальная б-ка"


Другие книги раздела "Литература для музыкальных школ. Нотные издания"

Читать онлайн выдержки из книги "Легкие пьесы для фортепиано, звучащие сложно. Ноты для "заржавевших" пианистов. - Издание 2-е" (Авт. Шарова М.)

Серия «Музыкальная библиотека»
Ноты для «заржавевших» пианистов
Издание второе
Ростов-на-Дону «Феникс» 2021
УДК 786
ББК 85.954.2
КТК861
Ш26
Шарова, Мария.
Ш26 Легкие пьесы для фортепиано, звучащие сложно. Ноты для «заржавевших» пианистов / Мария Шарова. — Изд. 2-е. — Ростов н/Д: Феникс, 2021. — 56 с. — (Музыкальная библиотека).
ISMN 979-0-66003-698-3
УДК 786
ББК 85.954.2
Нотное издание
Мария Павловна Шарова
Легкие пьесы для фортепиано, звучащие сложно
Ноты для «заржавевших» пианистов
ISMN 979-0-66003-698-3
Шарова М., 2020
СОДЕРЖАНИЕ
Испанские фолии (Алессандро Скарлатти,
Сольфеджио (Карл Филипп Эммануил Бах, Н.220)16
3.Любимые фразы моих взрослых пианистов18
Скерцо (Антон Диабелли, Сонатина соч. 151 № 1, II часть)20
4.Пони или лошадь? «Клава» против пианино21
Багатель (Людвиг ван Бетховен, 11 Багателей, соч. 119 № 9)23
5.О бедной «Элизе»24
Прелюдия (Иоганн Себастьян Бах BWV 999)27
6.Занимательное сольфеджио для подростков29
Тара нтел л а (Фридрих Бургмюллер,
25 легких этюдов для фортепиано, соч. 100 № 20)32
7.Мои шопенисты34
Вальс (Фридерик Шопен, посмертное сочинение)37
8.Ругань за роялем: штрафуем рублем!39
Порхающие листья (Стефан Геллер,
30прогрессивных этюдов, соч. 46 №11)42
9.«Рога и копыта» фортепианной педагогики43
Гносьенна № 1 (Эрик Сати, Три Гносьенны)45
10.Спокойно, без паники. Учимся играть на публике47
Полонез (Фридерик Шопен, B.I, графине Виктории Скарбек)51
Осенняя песня (Феликс Мендельсон, 6 дуэтов, соч. 63 № 4)53
ОТ АВТОРА
Что играть? Этот, казалось бы, простой вопрос встал передо мной в первый же год преподавания фортепиано во Франции, куда я переехала после учебы в консерватории. Ответа на него у меня, дипломированного специалиста, тогда не было. Не было ни привычных фортепианных хрестоматий, ни интенсивного ритма занятий, ни непререкаемого статуса учителя, ни ответственного отношения родителей к занятиям музыкой — многие помнят, как в детстве мамы сидели с нами часами за пианино. Я столкнулась с небывалым в моей прежней жизни отношением к дополнительному образованию как собственно к дополнительному, не требующему подвига или волевого акта.
Все больше детей занимаются в частных студиях, школах искусств и на дому по схеме все включена фортепиано и сольфеджио в одном уроке. Все больше взрослых желают научиться играть, несмотря на возраст. Можно ли начать играть на фортепиано в «пожилом» возрасте? Имеет ли смысл возобновлять занятия после долгого перерыва? С такими вопросами обращаются пришедшие в мой класс взрослые любители музыки. Игра на музыкальном инструменте сродни изучению иностранного языка, требующая к тому же физической координации. Поэтому в фортепиано «пожилой» возраст приходит годам к восемнадцати, когда мы в определенной мере чувствуем навсегда упущенное время. Руки задубели; плечи и спина, на которых мы тащим проблемы повседневной жизни, безнадежно зажаты. Нам может элементарно не хватать ловкости пальцев, моторики, реактивности; не хватает и свободного времени, которое можно было бы провести за инструментом после полного забот дня. Мы не готовы ни морально, ни физически пройти через все традиционные этапы обучения с гаммами и этюдами. Впервые сев за фортепиано в 30 лет, мы вряд ли однажды сможем сыграть «КЭлизе» Бетховена от начала до конца в подлинном варианте, то есть бегло, виртуозно и вместе с тем красиво. Немалый пласт фортепианной музыки останется недоступен. Но в порыве энтузиазма мы бросаем вызов физическим возможностям, и наше счастье, если слух и чувство ритма даны природой.
В пику энтузиазму моих взрослых учащихся всегда выступали «отягчающие обстоятельства». Вот что включал в себя их образ жизни:
—до 20 лет — интенсивная учеба, нередко совмещаемая с работой;
—после 25 лет — напряженная профессиональная деятельность, высокая занятость на работе;
—после 30 лет — семья и дети; беременность, после которой занятия прерываются на годы;
—культурные походы, встречи с друзьями, поездки к старшему поколению в выходные;
—занятия спортом, чтение...
Любовь к музыке не являлась поводом поступиться остальным, а знакомый мне на тот момент педагогический репертуар не соответствовал ни возможностям занимающихся для удовольствия, ни количеству свободного времени в их распоряжении.
Взрослые любители, сюда же отнесем старших подростков, неудовлетворены сборниками для детей, хотя именно они полезны для развития чтения с листа и техники. Если игнорировать этот фактор, мы рискуем мотивацией наших учащихся. Мотивация, внутреннее желание отличают взрослых от детей и являются их основным топливом. После 30,40, 50 лет вы уже профессионал в своем деле. Если вас не пугает вновь стать в определенном смысле учеником— в моем сборнике вы найдете интересные идеи, которые, возможно, помогут вам продолжить играть самостоятельно или даже решиться на занятия с учителем.
В книге я собрала часть своих любимых пьес для фортепиано, счастливо сочетающих удобство для рук, несложный разбор, легко запоминаемые структуры и красивое, насыщенное, а иногда и виртуозное звучание. Кому будет полезен сборник? «Заржавевшим» пианистам, не игравшим много лет после окончания музыкальной школы. Начинающим любителям после первого года занятий с преподавателем, жадным до доступного, красивого репертуара. Родителям и учителям музыки в поиске несложной эффектной программы на фортепианный конкурс, концерт или урок учащемуся студии, детской школы искусств (ДШИ), детской музыкальной школы (ДМШ), перспективному ребенку на вырост.
Несколько слов — о так называемых легких пьесах и несложном разборе. Конечно, ничего легкого не существует по умолчанию. Возможность играть ту ил и иную музыку зависит от индивидуальных навыков чтения с листа; от уровня самих пьес, которые технически неравнозначны. Те, кто начал играть на фортепиано недавно, предпочтут небольшие пьесы Бетховена и Сати, чтобы осуществить вожделенный переход от простых песен к композиторскому творчеству. Если за плечами музыкальная школа и неплохой технический багаж — на выбор будут пьесы Баха, Шопена, Бургмюллера. Если же не можем определиться со своим уровнем, чувствуем, что ни рыба ни мясо, пробуем решительно все.
Заниматься самостоятельно или искать учителя? При самостоятельных занятиях помним вот о чем: несмотря на высокую мотивацию, иногда на неделе нам не удастся позаниматься вовсе, в силу обстоятельств или усталости. Восстанавливать забытое — дело мучительное. Опустятся самые ловкие руки, и любое желание сойдет на нет. Именно поэтому я горячо рекомендую занятия с преподавателем в среднем один раз в неделю; ничто так не дисциплинирует, как фиксированный дедлайн, срок сдачи работы. Преподаватель сделает пьесы доступными, грамотно объяснит их гармоническую структуру и практически вложит их нам в руки. Описанные в некоторых главах упражнения желательно также играть под контролем профессионала во избежание травм, зажимов, неправильного выучивания.
Помните также, что взятые не по уровню подготовки пьесы могут стать мучением и для нас, и для слушателей. И это еще не все. После разучивания и работы над техникой все силы бросайте на поиск выразительности, работайте над оттенками, направлением фраз. Красота и музыкальность игры будут зависеть от правильно поставленных движений рук, опять же с помощью учителя.
В подвижных виртуозных пьесах Баха, Бургмюллера, Диабелли или Скарлатти преподаватель научит правильно работать с метрономом. Дело это нелегкое, но благодарное; несмотря на свой надоедливый скверный характер, метроном — не враг наш, а лучший друг. Следуя за биением его механического сердца, вскоре мы не только избавимся от многих ошибок, но и, сами того не замечая, выучим пьесу наизусть.
Если встретились сложные фразы, требующие ловкости и быстрой реакции, не следует раз за разом проигрывать пьесу целиком, а лучше вычленить трудные места и проработать их отдельно. В любом виде работы нужно добиться результата на уроке, чтобы затем мы сами смогли повторить это дома.
Нотам сопутствуют занимательные истории из моей педагогической практики. Мой опыт поможет взрослым любителям и учителям — я очень надеюсь на это — расслабиться и с легким сердцем приступить к уроку: садясь за пианино, нам важно знать, что мы не одни. Слова и выражения в описании пьес выбраны с учетом восприятия любителей и могут отличаться от терминологии, принятой в музыковедении.
Вы можете просмотреть видеозаписи с исполнением всех представленных пьес на моем канале YouTube.com/c/MashaSharovaPiano. За другими хорошими нотами и разборами я приглашаю вас на сайт «Что играть?» (). Там же вы сможете оставить отзыв об этой книге. Романс Феликса Мендельсона «Осенняя песня» в моей транскрипции публикуется впервые в подарок читателям.
1. НАШИ ТАКИЕ ДАЛЕКИЕ ОТ ФОРТЕПИАНО ПРОФЕССИИ
Однажды в канун Рождества на мою электронную почту пришло письмо от Андрея, пианиста-любителя. Когда-то я выслала ему обработки музыки к фильмам и предложила в ответ показать мне видео своей игры. Содержание письма было настолько неожиданным, что я попросила разрешения автора поделиться им с моими взрослыми учениками.
«Добрый день, Мария! Прежде всего хочу извиниться за то, что не прислал видео, которое вы просили (у меня уже вполне неплохо получалось), и сказать спасибо за ноты. Я работаю в море на супертанкере, и совмещать такую не совсем обычную работу с игрой на фортепиано для меня трудновато. Получается по четыре месяца без практики. Правда, сейчас планирую взять клавиатуру... Я сам не знал, что танкер станет моей работой. Мне предлагали после музыкальной школы учиться дальше — я закончил с красным дипломом, и сестра тоже; но выбор сделан. А Вам спасибо за вдохновение, хочется стремиться играть так же. Сразу вспоминаю учительницу по специальности в ДМШ, где я учился с сестрой; она даже приходила к нам домой, когда мы болели, лишь бы мы не пропускали занятия. С меня видео, когда приеду домой; я сейчас в море и Новый год буду отмечать в Индийском океане. С наступившим Рождеством и наступающим Новым годом!»
С тех пор я не устаю цитировать письмо Андрея сомневающимся, ведь у нас всегда наготове масса оправданий и предлогов, почему мы никак не можем сесть за пианино: уже поздно начинать; ничего не выйдет; некогда купить клавиатуру; как-нибудь потом, когда подрастут дети, квартира станет шире, работы будет меньше, а времени больше. На фоне письма Андрея наши отговорки меркнут.
А еще, начав работать со взрослыми, я поняла, насколько ошибочным было мое представление о профессиях пианистов-любителей. Стереотип гуманитария, дополняющего свою жизнь занятиями музыкой, исчез. В моем классе наряду с преподавателями, юристами, бухгалтерами, журналисткой и даже пастором занимались химик, фармацевт, железнодорожник, медсестра, повар. Последний новоприбывший, Самюэль, — тренер по баскетболу, высоченный мужчина с коленями, каку Рахманинова, которые по легенде не помещались под рояль. Самюэль давно смотрел на фортепиано как на недоступный ему по роду деятельности объект, но мечтал научиться играть любимые песни. Работа в профессиональной команде, плотный тренировочный график не позволяли ему даже помыслить в этом направлении. К сорока годам он получил хорошее место главного тренера в команде одного из парижских университетов и, проходя мимо нашей школы, решил, что пора.
Ох, как непросто приспособить огромные ручищи баскетболиста к клавишам инструмента. На первых уроках Самюэль чувствовал себя рядом с пианино, как
слон в посудной лавке. Для разрядки обстановки я рассказала ему и о коленях Рахманинова, и о пальцах великого Ференца Листа, средний из которых достигал тринадцати сантиметров, и о том, как профессиональные пианисты это расхлебывают, пытаясь сыграть его музыку. К июню Самюэль уже подготовил маленькую пьесу, но с мелкими движениями пальцев нам с ним по-прежнему приходится трудно.
Обычно мои взрослые любители приходят на урок вечером после работы, и им бывает сложно перестроиться. Мыслями они все еще у себя в офисе или в текущих делах. Катрин — агент по недвижимости. Однажды она настолько не смогла перестроиться, что в бухгалтерии выписала чек об оплате уроков на сумму в 250000 евро и настаивала, чтобы бухгалтер его принял, искренне не понимая просьбы переделать. «Катрин, — всплеснула руками я, — это же стоимость квартиры!» Лишь в этот момент Катрин поняла свою ошибку и рассмеялась: весь день она подписывала документы о купле-продаже. Три лишних ноля из чека были убраны, и мы смогли с освободившейся головой сесть за рояль.
* * *
Впервые увидев «Испанские фолио» Алессандро Скарлатти во французском сборнике, я сразу поняла: красивая пьеса, легкая в разборе, звучащая мелодично и сложно — вот что нужно моим взрослым любителям! Немедленно захотелось рассказать о пьесе широкому кругу читателей; так возникла идея образовательного блога «Что играть?» для пианистов в поиске интересного репертуара.
Фолия — старинный испанский танец с особой гармонической структурой. На его основе выдающимися композиторами разных времен написано много хорошей музыки в форме вариаций. Если мы прилежно занимаемся фортепиано более года, пьеса Скарлатти поможет перейти на новый уровень: музыкально и технически «Фолии» открывают двери в более крупный репертуар. Мы также познакомимся с формой вариаций, одной из самых увлекательных в фортепиано. Для моих коллег пьеса станет отличным решением в тупиковой ситуации многолетних занятий без особого прогресса у некоторых учащихся.
«Испанские фолии» (тональность ре минор) представляют собой четыре вариации. Грамотно объяснить гармоническую структуру пьесы поможет преподаватель. Технические трудности меняются со спецификой каждой вариации.
В первой вариации (I) необходима ровная игра восьмых в арпеджио. Сначала проучим правую руку аккордами, то есть проиграем потри ноты каждого такта одновременно. Аккорды помогут нам увидеть общие ноты, похожие структуры, связать такты друг с другом, выверить направление руки между тактами.
Красивая фразировка и ровность игры возможны лишь при правильном движении запястья. Добиваемся, чтобы каждый такт был сыгран на одном плавном его движении; следим, чтобы не было тряски руки на каждую восьмую ноту.
Типичная ошибка правой руки при игре первой вариации — боязнь менять пальцы; у моих учащихся бывает, что во всех арпеджио участвует исключительно
третий палец, тогда как он должен меняться со вторым, следуя изменению интервалов в арпеджио. Аргумент «мне удобнее не менять пальцы» с негодованием отметаем, если желаем двигаться вперед в фортепианной технике.
В левой руке не забываем удерживать бас (половинную с точкой) до окончания такта.
Во второй вариации (II) выполнение предыдущих задач усложняется нисходящими и восходящими октавными и квинтовыми скачками в левой руке.
В третьей вариации (III), самой сложной, по принципу контраста мелодия доверена левой руке: это танцевальные мотивы, уложенные в ритм «четыре восьмые — четверть». Солирующая левая рука требует выделения звуком на фоне аккордов правой руки, а также правильной фразировки: направление фраз в левой происходит от восьмых к четверти, а не наоборот.
Типичные ошибки при игре этой вариации следующие:
—полностью залигованная левая рука (ноты играются непрерывным звуком), намертво присосавшаяся к клавишам в страхе потерять ноты в широких интервалах. Четверть необходимо снимать (прерывать звук), не залиговывая со следующими за ней восьмыми: внимательно следуем за лигами, выписанными в нотах;
—громкое тяжелое звучание аккордов правой руки, за которыми не слышно мелодии в левой. Работаем над весом обеих рук, чтобы добиться звукового различия, стереофоничности в пользу левой руки;
—пальцы как бы застревают в полунажатом положении на повторяющихся аккордах в правой руке: не успев подняться и зачерпнуть воздух запястьем, рука снова давит в клавиши. Результат: вместо полноценного трезвучия звучат лишь два, а то и один звук. Мы этого даже не замечаем, так как себя не слушаем и не слышим — настолько в этот момент мозг занят поиском нот в левой руке. В аккордах с повторяющимися нотами добиваемся полного снятия руки (подъема запястья) и лишь затем опускаем кончики пальцев в новый аккорд. Это важнейший момент в технике повторяющихся аккордов, где у неопытных любителей бывают большие проблемы!
Четвертая вариация (/^технически близка первой, и даже партия левой руки повторяется почти полностью. Мелодия правой руки усложнена шестнадцатыми нотами; их по-прежнему необходимо сыграть на одном движении запястья и с ясной артикуляцией.
Примечания к нотам
Мордент (такты 14, 15, 47, 55, 65) — играется в виде трех нот: основная (выписанная в нотах), за которой следует вспомогательная нота на ступень выше, затем возвращение на основную ноту. Выписанные пальцы помогут найти верное решение. Во время игры ноте в левой руке соответствует первая нота мордента из трех. Мордент играется быстро и решительно.
Испанские фолии
(29 партит на тему фолии, IAS 145)
Алессандро Скарлатти (1660-1725)
Moderate [Умеренно]
В процессе занятий я разделяю своих учащихся и в шутку, и всерьез на две условные категории: баховики и шопенисты. Шопенистов большинство среди поздно начавших подростков и взрослых. Примерно ктретьему-четвертому году обучения они неплохо справляются с неторопливой лирикой, но памяти, координации и моторики не всегда хватает для игры музыки Баха, Моцарта, Бетховена. Среди маленьких детей подобное разделение склоняется в сторону баховиков. Маленьким сложно спонтанно чувствовать лирику и выразить ее в игре. Зато на стороне детей — быстрое схватывание, подвижный пока еще ум, свободные руки и плечи, еще не заполненная информационным мусором память.
В ученице Кларе к ее одиннадцати годам я опознала баховика, что не уберегло меня от ошибки доверить ей на первый фортепианный конкурс вальс Шопена, который вы также найдете в сборнике. Кларе было откровенно скучно, она ленилась, до конкурса вальс не дожил. На следующий год я исправилась, и Клара получила диплом, выступив с «Сольфеджио» Карла Филиппа Эммануила Баха (сына великого Иоганна Себастьяна), где с первых минут разбора все стало ясно и просто для нее.
Никто так не радовался успеху девочки, как ее отец, head hunter, так называемый ловец талантов, владелец агентства по подбору персонала. С утра до вечера с ноутбуком в руках он рассматривал резюме, биографии и подбирал лучших кандидатов на должности в серьезных компаниях. Для папы всегда было важно, чтобы дочь занималась музыкой. Однажды он позвонил по объявлению об «уроках фортепиано от русской пианистки». Я в то время только начинала преподавательскую деятельность в новой стране. Клара стала моей первой ученицей и выросла на моих глазах.
Сейчас Кларе пятнадцать, и гордиться ею у меня есть особенный повод. До своих восьми-девяти лет Клара была доброй разбойницей и веселой хулиганкой, на месте не сидела и ленилась. Мы бились боем, чтобы разучить без ошибок четыре такта французской детской попевки «Братец Яков». От отчаяния я была готова отказаться от уроков, но жалко было острый ум и хорошую память, которыми Клара пользоваться не умела. Вопрос был поставлен ребром. Папа перестал говорить дочери, что ничего не понимает в музыке, начал следить за занятиями, сидеть с Кларой вечерами за пианино. Могла ли я тогда подумать, что однажды эта девочка выйдет в финал детского конкурса с виртуозной барочной пьесой!
Вскоре после конкурса отец показал мне одно резюме, полученное его кабинетом. В заключительной рубрике «Дополнительные навыки и хобби» после сертификата такой-то степени по горным лыжам следовало «Финалист CMF 2005, вторая медаль», то есть в детстве кандидат был дипломантом того самого конкурса. Я удивилась упоминанию юношеских фортепианных заслуг в резюме на