0

К сожалению, в Вашей корзине нет ни одного товара.

Купить книгу Принцессами не рождаются, или Секреты воспитания девочек Царенко Н. и читать онлайн
Cкачать книгу издательства Феникс Принцессами не рождаются, или Секреты воспитания девочек (автор - Царенко Н. в PDF

▲ Скачать PDF ▲
для ознакомления

Бесплатно скачать книгу издательства Феникс "Принцессами не рождаются, или Секреты воспитания девочек Царенко Н." для ознакомления. The book can be ready to download as PDF.

Внимание! Если купить книгу (оплатить!) "Принцессами не рождаются, или Секреты…" сегодня — во вторник (04.08.2020), то она будет отправлена в четверг (06.08.2020)
Сегодня Вы можете купить книгу со скидкой 7 руб. по специальной низкой цене.

Все отзывы (рецензии) на книгу

Оставьте свой отзыв, он будет первым. Спасибо.
> 5000 руб. – cкидка 5%
> 10000 руб. – cкидка 7%
> 20000 руб. – cкидка 10% БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА мелкооптовых заказов.
Тел. +7-928-622-87-04

Принцессами не рождаются, или Секреты воспитания девочек Царенко Н.

awaiting...
Название книги Принцессами не рождаются, или Секреты воспитания девочек
ФИО автора
Год публикации 2020
Издательство Феникс
Раздел каталог Книги для родителей по семейному воспитанию, педагогике семейного воспитания
Серия книги Психол.практикум
ISBN 978-5-222-31537-8
Артикул O0114109
Количество страниц 173 страниц
Тип переплета матовая+лакировка
Полиграфический формат издания 70*100/16
Вес книги 310 г
Книг в наличии 1761

Аннотация к книге "Принцессами не рождаются, или Секреты воспитания девочек" (Авт. Царенко Н.)

Все, что есть в нас (и хорошего, и плохого), мы вынесли из родительской семьи. Гены отца и матери определяют не только цвет волос и глаз дочери. Наследство, которое она получит от родителей, куда обширнее: сумма «достижений» всего рода, модель взаимоотношений в семье, отношение к девочке мамы и папы - все это определяет, насколько счастливой, женственной, успешной и «конкурентоспособной» вырастет дочка. Именно об этом и пойдет речь в данной книге - а вовсе не о том, как научить ее готовить и вышивать (поскольку ответ на подобные вопросы всегда один: собственным примером).

Читать книгу онлайн...

В целях ознакомления представлены отдельные главы и разделы издания, которые Вы можете прочитать онлайн прямо на нашем сайте, а также скачать и распечатать PDF-файл.

Способы доставки
Сроки отправки заказов
Способы оплаты

Другие книги автора Царенко Н.


Другие книги серии "Психол.практикум"


Другие книги раздела "Книги для родителей по семейному воспитанию, педагогике семейного воспитания"

Читать онлайн выдержки из книги "Принцессами не рождаются, или Секреты воспитания девочек" (Авт. Царенко Н.)

Серия «Психологический практикум»
Наталья Царенко
Принцессами не рождаются,
или Секреты воспитания девочек
Ростов-на-Дону
Е Н И К С
2020
УДК 37.0 ББК 74.90 КТК480
Ц18
Царенко, Наталья.
Ц18 Принцессами не рождаются, или Секреты воспитания девочек / Наталья Царенко. — Ростов н/Д : Феникс, 2020. —173 с. — (Психологический практикум).
ISBN 978-5-222-31537-8
ОГЛАВЛЕНИЕ
ГЛАВА 1. КАРУСЕЛЬ ПОКОЛЕНИЙ
Гендерные стереотипы воспитания21
Семейные сценарии26
Кто они — наши дочери?33
ГЛАВА 2. ДОЧКИ-МАТЕРИ61
Чему учиться у собственной матери и как делиться
полученным с дочкой68
Альтернатива идеалу «Я отдала тебе всю жизнь» — достаточно хорошая мать74
Амбивалентность: о любви инелюбви77
В ответе за все: «Потому что мама меня никогда не любила!»98
ГЛАВА 3. ПАПА - ГЛАВНЫЙ МУЖЧИНА В ЖИЗНИ
108
Зачем нужны отцы108
Модель на всю жизнь113
Комплекс Электры115
О приятии и неприятии121
ГЛАВА 4. ОХ УЖ ЭТОТ ПЕРЕХОДНЫЙ ВОЗРАСТ134
Что и как рассказывать девочкам
о половом созревании и сексе?147
Сексуальное насилие: факторы риска155
Ранние беременности и браки -
тенденция времени или ошибка общества? 161
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ.
КАК ОТПУСТИТЬ ДОЧКУ В ЕЕ СОБСТВЕННУЮЖИЗНЬ?167
Любить, понимать и прощать171
Литература172
ГЛАВА 1
КАРУСЕЛЬ ПОКОЛЕНИЙ
Прежде я думала, дочь — это так, между прочим, мол, важнее, что у меня есть сыновья, но я ошибалась. Ты мне доставляешь совсем особенное удовольствие, Мэгги, от сыновей мне такого не получить.
Колин Маккалоу. «Поющие в терновнике»
Все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит.
Антуан де Сент-Экзюпери. «Маленький принц»
Современная семья — какая она?
Давно прошли те времена, когда семья представляла собой именно то, что в самом слове зашифровано: то есть семь «Я», что означало сообщество из бабушек, дедушек, отца, матери и самого ребенка (причем и количество детей в доме позволяло трактовать эту формулу как мама + папа + множество детей). В настоящее время и детей в семье не больше одного-двух, и старшие поколения преимущественно не живут вместе с младшими, таким образом, семья наших дней — это так называемая семья нуклеарная, где есть только ядро — папа, мама и ребенок (в лучшем случае два).
Прежняя «многолюдная» и «скученная» форма семьи имела как плюсы, так и минусы. К минусам традиционно относились нарушения личностных границ всех поколений, невозможность для младших полноценно выполнять функции взрослых в семье, невозможность нарушить семейный сценарий и прочие «прелести жизни», вплоть до домостроя.
Но были и плюсы, в особенности для женской половины: возможность перенять традиции и хозяйственные секреты от старших, возможность освободить время матери для малышей, передав хлопоты по хозяйству дочерям, тетям, бабушкам, — и одновременно шанс для дочерей повзрослеть, взяв на себя ответственность за часть семейного быта. И даже такие простые в то время и искусственно усложненные в наши дни вещи, как роды и уход за новорожденным ребенком, не были для молодой женщины тайной за семью печатями, которой нужно обучаться на специальных курсах: женская половина семьи заменяла и лекторов, и доул, и акушерок, и «учениц», причем с постоянной сменой этих ролей.
Однако современный городской быт слишком мало подходит для семей такого формата. Индустриальному обществу, и тем более обществу потребления, необходимы небольшие семьи — они более управляемы, мобильны, ими легче манипулировать. В то же время маленькие семьи меньше связаны устоями, менее нагружены стереотипами предыдущих поколений, и потому из маленькой, нуклеарной, семьи «стартануть» на социальном лифте гораздо легче. Уже в послевоенные годы XX века молодые люди стали уезжать в города — получать образование, работать. Государство отреагировало соответственно: бум «хрущевок» был рассчитан именно на формат «молодая семья», присутствие старших поколений в новых условиях не предусматривалось. И связи стали постепенно разрываться.
Городских семей это коснулось чуть позже и не так резко, так как легче было сохранять семейные связи даже в случае раздельного проживания: молодые постоянно ходили или ездили в гости к родителям, да и экономически очень часто были зависимы от них чуть ли не до сорока лет. Но тем не менее сам уклад городской жизни, в которой слишком много суеты и слишком мало времени друг для друга, постепенно делал свое
дело, и поколения дистанцировались. Впрочем, учитывая нагрузку родителей на работе, внуки проводили с бабушками и дедушками довольно много времени. Типичной была ситуация, когда внуков отправляли к бабушкам на все лето, не менее типичными были случаи, когда бабушки-дедушки фактически заменяли родителей, выращивая младшее поколение.
С одной стороны, это было хорошо. Удобно родителям, которые могли посвятить себя работе и разгрузить быт — хотя бы частично. Радостно старшему поколению, поскольку это давало им возможность почувствовать себя востребованными и в какой-то мере — главами семейных кланов. Уже не так, как раньше, в патриархальных семьях, но все же это старшинство и авторитет.
Отрицательные стороны такого расклада также были вполне предсказуемы: когда во главе семьи фактически остается старшее поколение, среднее остается не у дел. Старшие больше зарабатывают на жизнь, ведут дом, воспитывают внуков... а матери и отцы остаются в роли вечных подростков. Прав у них, конечно, больше, чем у младшего поколения. Обязанностей вроде бы тоже. Но вот стимула жить своим умом, полагаясь на свои силы и ресурсы, нет. Права окончательного голоса, даже в воспитании собственных детей, тоже нет. Даже жилья своего зачастую нет.
И потому хотя такая система и имела свои плюсы в смысле передачи традиций и связи поколений, но были и минусы в виде взаимных обид, несоблюдения границ и трудностей взросления и отделения всех поколений.
Однако последние поколения растут уже в совсем других семьях.
Во-первых, младшие научились отделяться от старших и в территориальном смысле, и в психологическом. Во-вторых, сам институт семьи претерпевает очень серьезные изменения. Это и колоссальное количество разводов, и отказ от заключения официальных браков, и даже отказ от семьи как совместно проживающих взрослых с детьми в принципе: все чаще это либо гостевой брак, либо «семья выходного дня», когда партнеры проживают каждый на своей территории, встречаясь лишь периодически.
Поскольку вступление в повторный союз (и не один) теперь встречается повсеместно, понятие семьи очень сильно видоизменилось: иногда в семейный круг включены дети от предыдущих браков обоих партнеров, родственники по линии бывших супругов, а если они разведены — то и новые супруги бабушек и дедушек с их детьми и внуками...
Словом, система родственных связей в современном мире разветвлена и хаотична — и при этом неглубока. Связей множество, но они поверхностны, люди не живут постоянно вместе и даже видятся нечасто, иногда их родственные связи заключаются лишь в том, что они знают о существовании друг друга и общаются посредством скайпа, социальных сетей или электронной почты. Соответственно меняется и расклад взаимосвязей между поколениями.
Все чаще на традиционные вопросы в школах и садиках насчет «семейных традиций» дети затрудняются ответить, так как не понимают, о чем, собственно, их спросили. Совместных походов за грибами или поездок на дачу уже почти ни у кого в семьях нет, да и воскресного чая с тортом — тоже. Исчезает традиция дарить всем женщинам в доме на 8 Марта что-то сделанное своими руками, потому что женщин этих в лучшем случае две — мама и кошка, к тому же не с кем мастерить подарки, не у кого учиться — разве что в школе классный руководитель проявит инициативу. Исчезает традиция печь пироги по большим праздникам — мамам некогда, да частенько и не умеют они, а бабушки живут далеко. Даже вышивка и вязание постепенно уходят в прошлое, и все по тем же причинам. Исчезают, наконец, и такие кондовые традиции, как выпекание пасхальных куличей, потому что, опять же, секреты утеряны, а «пасочки из магазина тоже вкусные».
Казалось бы — ну и что такого, какая разница? Но на самом деле определенная разница есть. Детям и ста-
рикам важно общество друг друга. Пусть не совместное проживание — это как раз дает больше проблем, чем бонусов, в современном обществе, когда речь уже не идет о выживании и в таком тесном «кучковании» больше нет необходимости. Но вот регулярное общение необходимо безусловно, потому что это знакомит детей с гораздо более широким диапазоном вариантов семейных укладов, диапазоном характеров, дает куда больше поля для общения и изучения человеческой натуры — словом, расширяет горизонты для малышей.
И если какие-то изменения в семейных традициях современного мира окажутся ошибочными, дети все же смогут перенять и альтернативные модели — у старшего поколения, а значит, вариантов построения собственного будущего у них станет больше.
А кроме того, чем больше круг людей, которых можно назвать родными, тем глубже душа ребенка, потому что количество любви не делится, оно только умножается соответственно количеству всех тех, кого хочется любить.
Потому, если вы хотите, чтобы ваши дети выросли людьми гармоничными и не замкнутыми на себе, — не разрывайте связи поколений. Необязательно жить с бабушками и дедушками, но необходимо относиться к ним как минимум с уважением и пониманием. В конце концов точно так же будут относиться ваши дети и внуки к вам, когда придет ваша очередь...
Общество негласного матриархата и место отца в семье
Дамы умеют возводить стройные логические построения, основываясь на ложных посылках и ложных умозаключениях, а потом предъявлять претензии к другим. Очень привлекательная, очень женственная и очень опасная черта.
Э.М. Ремарк. «Тени в раю»
Если вы постараетесь припомнить, кто воспитывал вас в детском саду и учил в средней школе, то с удивлением обнаружите, что это были почти сплошь женщины.
Те, кто принадлежит к поколению родившихся в последней трети XX века, еще могут сказать, что в школе было как минимум несколько учителей-мужчин, а в вузе — и вовсе большинство (если, конечно, вы учились не на филфаке).
Современным же детям с мужским воспитанием повезло меньше. О воспитателях в детсадах мы даже не говорим — это по умолчанию только женщины, но вот уже и в школах мужчин почти не осталось, и даже в технических вузах, кроме самых «продвинутых», соотношение полов как минимум 50x50.
Ни в коем случае не хочу сказать, что женское воспитание чем-то хуже. Я имею в виду другое: мужского воспитания в современном обществе уже почти нет!
Мужчины удалились из образования, потому что дело это неприбыльное, а семьи кормить надо, взятки же брать многим, слава богу, стыдно. А ведь именно мужского воспитания в школах не хватает катастрофически, причем не только мальчикам, как принято считать, но и девочкам — в равной степени.
Однако проблема в том, что мужского воспитания не хватает и дома.
Мужчины в наше время, подчиненное главенству успешности, дома появляются редко (работают ведь) — и в основном тогда, когда дочки уже спят. Потому мама вынужденно берет на себя все функции: и пожалеть, и наказать, и погулять, и сказку рассказать, и о жизни поговорить. А где же папа?
Папа нужен, чтобы дочка могла познакомиться с ценностями мужского мира так, как их понимают мужчины, а не мамы, научиться быть «мысленно вместе» с отцом, а не только с матерью. Женщина в будущем не сможет понимать своего мужа и сына, если у нее не было опыта взаимопонимания с папой.
Отец — первый значимый мужчина каждой девочки, и от того, насколько любима была дочь, насколько отец ей радовался, принимал ее, приветствовал в ней
женственность, зависит то, насколько успешной она будет как любимая жена и мама. Недолюбленные и тем более брошенные папами девочки всю жизнь потом ищут того, кто даст им ощущение любви и защищенности, и потому нередко становятся жертвами всевозможных манипуляторов, которые играют на этой ее слабой струнке — почувствовать себя любимой и нужной.
Поэтому, уважаемые папы, не бойтесь проявлять заботу, внимание и ласку к дочке и не оставляйте ее, как бы ни сложились ваши отношения с ее матерью. И, уважаемые мамы, даже находясь в ссоре или разводе, дайте возможность дочке встречаться с отцом, если она сама хотела бы этого и если обстоятельства вашего развода не связаны с причинением вреда ребенку. Девочке важно видеть мужскую модель поведения, и если по этическим соображениям это будет не отец, то в любом случае должен быть кто-то, кто сможет помочь ей сориентироваться: отчим, брат, дядя, дедушка, да хоть тренер в спортивной секции, если вы ему доверяете.
Правда, женщины уже привыкли рулить всем сами и просто так поступаться полномочиями теперь не хотят — разве что самые дальновидные и мудрые. Частично во всем виноват феминизм — в худших, то есть радикальных, его проявлениях. Феминизм изначально был неплох: организаторы движения подразумевали защиту прав женщин на возможность учиться, работать когда, где и кем хочется, самостоятельно принимать решения и так далее — то есть это была здоровая и прогрессивная идея. Но вот воплощение впоследствии получилось нездоровым, и дамы впали в крайности, граничащие с абсурдом: сформировался типаж не просто самостоятельной, но и самодостаточной женщины, многократно растиражированный кинематографом и литературой. И именно эти женщины создали современный мир — большинство из нас воспитали «сильные», самостоятельные, занятые мамы. У них всегда был приоритет работы над домом — и потому в современных семьях родилась опасная иллюзия, что мужчина вообще ни для чего не нужен: женщина со всем справится сама, причем намного лучше.
Оттого у нас такое повальное бегство мужчин в алкоголизм, в игроманию и так далее: когда ты не нужен в этом мире, приходится искать себе другой... Оттого мужчины все меньше ведут себя как мужчины и все больше — как женщины: ноют и жалуются, пасуют перед трудностями и даже отказываются от самостоятельности — добровольно! Но, в самом деле, зачем им быть самостоятельными, если в их услугах никто не нуждается? К чему это вообще, если самостоятельность подразумевает ответственность, а наши мальчики с детства привыкли, что в доме за все отвечает мама — женщина? Зачем им быть джентльменами, если это воспринимается как легкая блажь — а то и вовсе как харас- смент, сексуальные домогательства? Зачем романтика, если все равно никто не поймет и не оценит — ведь нынешние дамы все чаще не Прекрасные, а Прагматичные... Так что все, увы, закономерно...
И оттого девочки, подрастая, становятся еще более самодостаточными (не путать с самостоятельностью), дистантными по отношению к близким и ориентированными не на семью, а на успех в обществе — то есть все больше становятся похожи в смысле ценностей на отцов, то есть на мужчин, которых (за неимением возможности видеть нормальную модель) им пришлось заменить образом мамы и... самими собой.
Кого воспитаем мы сами — это пока вопрос без ответа, но хотелось бы учесть ошибки... Ведь если папы не займут более активную позицию, а мамы не делегируют им частично полномочия — вряд ли их дочери найдут себе хороших мужей и смогут создать нормальные семьи.
И тут нужна синхронность и согласованность, необходимо понимание и искреннее принятие той роли (мужа или жены, папы или мамы), которую вы взяли на себя, создавая семью, потому что борьба за власть в семье точно так же разрушительна, как и безвластие, причем разрушительна для всех.
Откуда берется женственность?
Тысячи свечей можно зажечь от единственной свечи, и жизнь ее не станет короче. Счастья не становится меньше, когда им делишься.
Будда
Итак, женственность дочери, очевидно, результат совместной работы мужской и женской линий семьи. С одной стороны, для девочки первым и главным образцом женственности (или ее отсутствия) является мама. С другой — без папиной поддержки и принятия эта женственность не расцветет и зачахнет.
Поэтому давайте вместе подумаем, что мы можем дать девочке, чтобы она стала действительно Женщиной с большой буквы — женственной, мудрой, любящей?
Мама формирует все это в первую очередь, причем не только своим поведением, то есть видимой частью айсберга, но и своими невысказанными ментальными посылами, мыслеформами, своими пожеланиями и программами.
Если бы все было так просто и линейно, то маме достаточно было бы быть женственной, милой, ухоженной, чтобы и ее дочь стала такой же. Однако слишком часто можно наблюдать нелогичные на первый взгляд пары, где мама — красавица и кокетка, а дочка — гадкий утенок, из которого лебедю не удается (не дают!) проклюнуться не то что годами — десятилетиями; либо пары, где мама гиперженственна и, возможно, даже инфантильна, а дочь — «мужик в юбке», с железным волевым характером.
То есть на самом деле главное — подтекст материнского образа.
Бывают мамы-анчары, заглушающие все живое в радиусе полукилометра вокруг себя. Им невыносима мысль о старении и увядании, они не могут допустить выхода на первое место дочери — более молодой и свежей, они нарциссичны и потому жестоки к своим девочкам (что отнюдь не всегда проявляется явно). Архетип такой мамы-мачехи описан в сказке «Спящая царевна»: это женщина, которая видит себя единственной звездой вопреки всему, включая законы природы и общества. Такая мама порой осознанно, но чаще не ведая, что творит, нагружает дочку программами «ты никто и ничто без меня», «ты никакая», «тебе никогда не дотянуться до моего уровня», убивая в девочке женственность и веру в себя.
Вариация на эту же тему — мама, отравляющая все своим контролем и стремлением властвовать над душой, телом и судьбой дочери, — подобный образ отлично описан в фильме «Белый олеандр». Такая мать стремится разрушить все, что дочь пытается делать и создавать сама, не с ее «подачи»: дружеские и романтические отношения, выбор профессии, даже изменения во внешнем облике — все это заглушается на корню, а если не удалось — безжалостно ломается.
Бывают мамы другие — эдакие вечные девочки, чересчур подчеркивающие свою принадлежность к слабому полу, злоупотребляющие этим и оттого вызывающие у подрастающих дочек отвращение к подобному типу поведения. Дочка все сильнее тянется к папе, считая его более «нормальным» в семье и стараясь копировать именно его модель поведения, что нередко закрепляется на долгие годы. Если же мама-девочка инфантильна, не способна принимать решения и отвечать за них, не умеет справляться с житейскими задачами и тем более с трудностями, да еще и растит дочь одна, девочка считывает посыл: «Заботься обо мне, я сама не умею!», старается собой компенсировать эту пустоту и становится «мужчиной в доме», сохраняя в дальнейшем эту роль на всю жизнь.
Мама, жертвующая собой ради детей, транслирует программу жертвы и своей дочери, подсознательно принуждая ее следовать именно этой роли в своей жизни в дальнейшем. Впрочем, иногда система дает сбой, и дочь, в полном соответствии с феноменом треугольника Карпмана, закрепляет за собой роль агрессора и
эксплуататора, если ее растили в парадигме «ты — пуп земли», либо же берет на себя роль избавителя, освобождая мать от груза жизненных тягот, но одновременно и от смысла жизни в многолетнем и уже приросшем намертво амплуа жертвы, — и вот уже дочь превращается тем самым во врага-агрессора либо тоже в жертву, но уже по отношению к маме. Так они и мыкаются внутри этого треугольника, не умея из него освободиться и выбрать какую-нибудь другую жизненную модель, поочередно обвиняя при этом друг друга, но испытывая колоссально крепкую связь.
Мама-жертва передает ментальный посыл малоценности, беспомощности и зависимости своей дочке, и потому, сохраняя семью «любой ценой» и терпя домашнее насилие супруга годами, она ничего хорошего для девочки не готовит в принципе; точно так же, как и мама, приносящая в жертву свое образование, работу, интересы и друзей, чтобы «поднять детей»: позиция жертвы ущербна изначально и никакого позитивного «наследства» дать не может.
Мама-«потухшая звезда», то есть та, что махнула на себя рукой и сама себе неинтересна, та, которая одевается во что попало, потому что «удобно, некогда и вообще — какая разница, не в этом дело», та, которая наносит макияж по инерции, не любуясь собой в зеркале, а вообще практически не видя и не глядя, — такая мама передает и дочери эту унылость и внутреннее запустение. Еще более деструктивна мама, которая вообще не умеет за собой ухаживать: увы, и в XXI веке встречаются женщины, неспособные научить дочь даже элементарным навыкам гигиены — не то что каким-либо тонкостям. Нет, я имею в виду вовсе не определенную социальную прослойку опустившихся членов общества — порой парадоксальным образом во вполне благополучных в общепринятом понимании семьях обнаруживаются девочки, неделями не чистящие зубы, или девушки, понятия не имеющие о гигиенических правилах во время месячных.
Мама тревожная, переполненная опасениями за дочь (как бы чего с ней не случилось) и еще более многочисленными — за себя (начиная от «не переживу, если что» и до «она взрослеет — я старею...»), транслирует своей девочке жизненную позицию, основанную на страхе — ключе, который способен запереть решительно все двери к счастью. Все мамины беспокойства обычно наследует и дочка — а разве может быть иначе, когда девизом семьи становится «Как страшно жить!»? Такая девочка и не вспомнит о своей женственности, она будет, словно премудрый пескарь из басни, избегать опасностей, а не радоваться жизни и уж тем более не реализовывать шансы. Часто эти девочки так и не устраивают свою личную жизнь, потому что — ну как это сделать, если даже на свидание в тридцать (а не в тринадцать!) лет пойти немыслимо, ведь мама будет так переживать и волноваться (и, конечно же, не молча), что это отравит всякую радость...
И наоборот, мама, уверенная в себе, любящая, позитивная, женственная в лучшем смысле этого слова, то есть живущая в ладу со своим телом, поступками и мыслями, может научить дочку быть счастливой и гармоничной своим примером. Ведь мы же знаем, что дети воспроизводят все, что видят в нас...
Как же этого достичь?
Вот несколько простых рекомендаций:
♦ Не пресекайте попытки малышки примерить вашу одежду, ее интерес к вашей косметичке и вообще к предметам ухода за собой: девочка должна понимать что к чему, и пусть лучше по-доброму научит мама, чем она пойдет путем проб и ошибок, набивая шишки аляповатыми сочетаниями нарядов и цветов, неуместным и неграмотным использованием косметики. Выделите ей ее собственные средства по уходу, учите правильно выбирать одежду, рассказывайте, что и почему сочетается, а что — нет. И кстати, спрашивайте ее мнение — ио ее одежде, и о вашей: вполне возможно, узнаете много интересного.

Не навязывайте дочке гиперженственность, не стремитесь наряжать ее непременно во все розовенькое, со стразиками и рюшечками: либо вы сформируете у нее дурной вкус, либо отвращение к нарядам вообще.

Не критикуйте ее внешность. Какой бы она ни была, у нее все равно есть выигрышные черты и особенности, учите в первую очередь акцентировать их, а не зацикливаться на недостатках (которые, кстати, могут таковыми и не являться). Девочки отлично улавливают, для чего мама красится и наряжается: для собственного удовольствия — чтобы подчеркнуть в себе все то хорошее, чем наградила природа, или же из страха, что без грима она непривлекательна, или чтобы скрыть то, что в ее облике у нее же самой вызывает неприятие. И именно так девочка начинает сама относиться к собственной внешности.

Не запрещайте смотреться в зеркало даже тогда, когда, по-вашему, это чрезмерно. Да, подростки могут таращиться туда часами, но это нормально для возраста узнавания себя и своего нового, стремительно меняющегося тела. Нанести травму девочке можно даже походя брошенной фразой вроде «Сколько ни крутись — а ноги толстоваты» или «Нечего там рассматривать — было бы на что любоваться!». И уж тем более нелегко придется дочке, если ее регулярно «гонять» в таком же духе.

Не конкурируйте с ней на тему «кто милее, прекраснее и белее». Если одержите победу вы (еще бы — разве это трудно опытной взрослой женщине, прекрасно знающей особенности своего тела, понимающей, что ей идет и что нет, могущей себе позволить вложить в «апгрейд» немалые суммы) — проиграет в этой жизни она, так и оставшись на всю жизнь серой мышкой при красавице-матери, неуверенной в себе, убежденной в своем несовершенстве и неконкурентоспособности, не способной прыгнуть выше планки, которую ей искусственно завысила мать. Если же вы в этом соревновании проиграете (что тоже вероятно — молодость порой настолько серьезное преимущество, что с ним не

ГЛАВА 2
ДОЧКИ-МАТЕРИ
Неразрывность матери и ребенка и их взаимодополнение
Тот, кто озаряет жизнь других, никогда не останется сам. без света.
Фридрих Ницше
До сих пор мы говорили о влиянии на девочку обоих родителей, но система «мама и дочка» заслуживает совершенно особого внимания. Эти отношения столь сложны и многогранны, столь неоднозначны, что вся история литературы, фольклора, мифов и преданий буквально наполнена разнообразными сюжетами на эту тему, и даже всем им в совокупности не под силу раскрыть все аспекты и нюансы.
Палитра чувств между матерью и дочерью необыкновенно богата, и оттенки на ней представлены всевозможные: от нежности до страха, от безграничной любви до бесконечной обиды, от радужной радости до боли и разочарования, от надежды до усталого безразличия — здесь действительно возможно все.
И хотя традиционно психологи (с подачи Фрейда) много лет считали отца центральной фигурой в формировании личности ребенка, на самом деле в первые годы жизни главная роль принадлежит именно матери. Ее мудрость, доброта, позитивное отношение к жизни (или же их отсутствие) формируют отношение ребенка к миру, и девочки это касается особенно, ведь именно мама является первой и главной моделью того, какой женщиной может вырасти дочь.
И как раз именно маме, в силу того что малышка составляет с ней единой целое 9 месяцев беременности и крепчайшими узами связана в период младенчества, трудно отделить себя от ребенка, создать дочери условия, в которых она сможет мыслить и действовать самостоятельно, получать свой собственный опыт — а ведь без этого полноценному человеку не сформироваться. Мама часто слишком буквально понимает эту вот «неразрывность уз» и стремится продлить их на долгие годы, а то и на всю жизнь, причем подразумевая под этим не эмоциональную связь, а контроль и власть над дочкой, которую она воспринимает в буквальном смысле как часть себя самой.
Чувства мамы к ребенку амбивалентны, то есть противоречивы, и включают в себя порой и те аспекты, которые традиционно считаются социально неприемлемыми и неодобряемыми: обиду, агрессию, страх, ревность, зависимость, соперничество...
Именно неразрывность, слишком сильная связь мамы и малыша приводит к ощущению потери собственных границ, своей идентичности, своих прав, свобод и личного времени.
С начала беременности женщина утрачивает те роли, которые уже стали для нее знакомыми и любимыми (то есть роли как социального плана — профессионал, подруга, — так и личного — любовница своего партнера, дочь своей матери и так далее).
Ребенок словно лакмусовая бумага, он выявляет все слабые места: нарциссичность, инфантильность, эгоистичность и так далее. И одновременно ребенок — способ и повод меняться, работать со своей личностью, взрослеть. Это только кажется, что взрослые воспитывают детей — на самом же деле ближе к истине британцы с их пословицей «Не воспитывайте детей — воспитывайте себя: они все равно будут похожи на вас».
Неразрывность связи матери и дочери проявляется и еще в одном аспекте: порой, не признавая в самой себе какие-то черты, мама проецирует их на дочку и видит все это в ней, стараясь бороться с собственной тенью
не в себе самой, а в своем ребенке. Ничто так не «цепляет» нас в других людях, как одинаковые недостатки, а в собственных детях — особенно. И потому реагируем мы в первую очередь на те черты, которые нам не нравятся в нас самих, — и это также одна из причин агрессии матери к дочке: она, словно зеркало, «возвращает» нам все те образы, которые так неприятно и неудобно видеть в себе.
«Я — это ты, ты — это я» — позиция столь же широко распространенная, сколь и опасная — как для психики мамы, так и для становления личности ребенка, у которого нет шанса отделиться от матери, если она его не отпускает, делая собственной частью навсегда. Этот подход порождает агрессивные импульсы с обеих сторон: как мама, так и дочка рады бы освободиться от слишком тесных «объятий», но, увы, не умеют или не понимают необходимости этого.
Поэтому тесные связи — это одновременно и благо, и опасность для мамы и ребенка. Все дело в чувстве меры и в длительности такого «симбиоза», а также в том, насколько женщина реализована в других сферах жизни, помимо материнства.
Мама, для которой рождение дочери не является единственным смыслом существования, гораздо более безопасна и более «полезна» для своей девочки в качестве примера для подражания.
Мама, которая ищет и находит себя в других социальных ролях (в профессии, в дружбе, в увлечениях и хобби, в сфере образования и саморазвития, в качестве дочери в родительской семье и так далее), не станет замыкаться на малышке и буквально душить ее лавиной внимания и сильнейших эмоций (противоречивых, как мы уже знаем), которых ей просто некуда больше девать.
Такая мама не станет эгоистично «присваивать» дочь,
не давая возможности отцу провести ее из маленького безопасного мира младенчества в большой и увлекательный взрослый мир (ведь именно папе традиционно должна принадлежать роль такого гида по большому
ГЛАВА 4
ОХ УЖ этот
ПЕРЕХОДНЫЙ ВОЗРАСТ...
Кто такие девочки-подростки?
Обида на мать по-прежнему живет в ней. Только с годами меняет оттенки — светлеет. «В наших отношениях нет лицемерия. Искренни и я, и она. Нет, это не терпимость — просто-напросто мы отказались друг от друга, оставаясь на одной сцене, в одной пьесе. Но у нас честные отношения, без игры в «дочки-матери» напоказ... Мы — люди разных жизненных платформ, хотя и связаны свыше. Такое бывает. Она считает, что я живу не так, как должна жить. Я считаю, что она ждет от меня того, чего не стоит ждать. Думала, что не смогу простить маме определенных поступков. Однако время многое смягчает».
Эльчин Сафарли. «Я вернусь...»
Еще вчера вот эта девочка была любимой деточкой... Но вдруг, в один далеко не прекрасный день, вы замечаете, что она давно перестала быть ребенком, а вы лишь сейчас это заметили. Ваша дочурка превратилась в существо чрезвычайно неудобное, неприятное и непонятное — колючее, как еж, упрямое, как баран, и переменчивое, как погода в апреле.
Конечно, вы и сами были в этой «шкурке» лет 15 — назад, и книги соответствующие читали, и фильмы смотрели.... И тем не менее для каждого родителя как снег на голову сваливается тот факт, что их ребенок вырос.
Подростковый мир — тайна за семью печатями практически для всех родителей, хотя — вот парадокс — все мы проходили через этот этап в своей жизни. Почему же нам так сложно понять собственных детей? Неужели мы, взрослые, просто напрочь забываем собственный опыт? Ведь веками родители ропщут: дети пошли не те, с ними невозможно справиться, они непонятны и живут неправильно. Что же не устраивает родителей в подрастающем чаде?
Подростковые сложности включают в себя неожиданные и резкие перепады настроения без достаточных на то причин, повышенное внимание к своей внешности, к оценке своей личности другими людьми — ив то же время самонадеянность и безапелляционность; сентиментальность — и удивительную черствость по отношению к близким; стеснительность — и развязность (в основном она показная, «на публику»); появление кумиров — и борьбу с авторитетами, ну и классическую дилемму «быть как все — выделиться из толпы».
Итак, дочь изменяется до неузнаваемости, но как noнять, укладываются ли эти изменения в границы нормы или же с ней действительно что-то не так? Какое поведение подростков — неизбежный атрибут нормального взросления, а что должно нас насторожить и подвигнуть к действиям, направленным на то, чтобы ситуацию изменить? А главное — как со всем этим справиться?
Давайте рассмотрим несколько наиболее типичных проблем, которые таит в себе переходный возраст.
Девушка уже стала подростком, но родители продолжают воспринимать ее как маленькую.
В момент рождения малышки физическая пуповина перерезается, однако «пуповина» ментальная еще долго остается в сознании как ребенка, так и его родителей. «Отпустить» чадо в большой мир нам удается не всегда вовремя и грамотно — именно с этим связано немало проблем, возникающих в семьях в подростковом возрасте. У девушки-подростка долгое время сохраняются «детские» права и обязанности. А она претендует уже на взрослые! Причем обычно именно на права, обременять себя обязанностями мало кто намерен.
Как правильно вести себя? Мысленно «отпустить» дочь и осознать, что она — отдельный от вас человек, имеющий право на свою жизнь. Вы не проживете ее за собственного ребенка, не убережете от всех ошибок, не пропишете идеального сценария. Ваша задача — не контролировать и регламентировать жизнь дочери, а прожить достойно собственную — наполненно и увлеченно, тогда и ребенку будет на кого ориентироваться. Примите это — и вам станет намного легче.
Кроме того, необходимо очертить новый круг обязанностей и прав, предварительно выработав их на семейном совете. Общая концепция должна быть такова: да, ты уже достаточно взрослая — и чтобы самостоятельно принимать те или иные решения, и чтобы отвечать за их последствия (перечень вопросов, в которых она компетентна настолько, чтобы решать самостоятельно свои проблемы, должен быть четко оговорен: приготовление уроков, выбор друзей, посещение кружков и секций и т. д.). У подростка появляются новые права (к примеру, приходить домой позже или пойти работать и зарабатывать на свои нуждьт самостоятельно), однако и новые обязанности (участвовать в планировании бюджета, делать обязательные покупки и выполнять обязанности по дому). Требования «купить что-то» нередко удается победить, если девушка наглядно видит, как распределяется бюджет семьи, куда уходят деньги и, главное, откуда и в каком количестве приходят. Она претендует на взрослость — отлично, отнеситесь к ней как ко взрослой: например, хочет приходить позже — значит, должна предупредить, где находится и когда будет, а также иметь чувство меры («прийти позже», когда оговорено время 10 вечера, означает позже на полчаса, но не на два-три часа). Если вы, родители, и сами так поступаете (предупреждаете друг друга, когда задерживаетесь, и выполняете свои договоренности), дочке будет легче принять эти правила.
Девушка уже претендует на взрослость, а социум, в котором мы живем, не предоставляет ей прав быть взрослой по-настоящему.
Это действительно так. Половая зрелость наступает в 12—13 лет, социальная — в 18, ну а вот психологическая — так и вовсе у всех по-разному: кто-то является сложившейся, самостоятельной личностью уже в 15, а у кого-то и в 50 с этим проблемы.
То есть налицо временной разрыв возможностей и прав: теоретически потомство девушка может иметь уже лет в 12, практически же — не менее чем лет на 5 — 6 позже; интеллектуальное созревание оформляется годам к 15, а возможность полноценно работать появляется лишь на несколько лет позже.
Безусловно, все это вносит диссонанс в мироощущение подростка: она чувствует, что уже «многое может», но все это нет возможности реализовать в современном обществе. Замечу, что «подростковые кризисы» не наблюдаются в социумах (называемых нами отчего-то «примитивными культурами»), где человек с детства включается во взрослую жизнь.
Чем же можно помочь девушке-подростку? К примеру, она может поучаствовать в повышении благосостояния семьи и своем собственном, устроившись на работу. Самостоятельный заработок — это признание взрослого статуса, статуса полноценного и полноправного члена общества. Девушка зауважает себя, в глазах сверстников будет выглядеть взрослой, да и вы сами посмотрите на свое чадо другими глазами.
Трудовой кодекс разрешает трудовую деятельность с 16 лет, а в отдельных случаях даже с 14. Трудовые отношения работника с работодателем должны быть оформлены официально, в письменной форме. Главные пункты трудового договора: место работы, срок действия договора, трудовые функции (что делать, кому подчиняться, сколько часов в день работать, каков размер
Популярное издание
Наталья ЦАРЕНКО
ПРИНЦЕССАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ,
ИЛИ СЕКРЕТЫ ВОСПИТАНИЯ ДЕВОЧЕК