0

К сожалению, в Вашей корзине нет ни одного товара.

▼ ▼ Почитать книгу онлайн можно внизу страницы ▼ ▼
Купить книгу Золотые земли. Птицы Великого леса (#3) и читать онлайн
Cкачать книгу издательства Феникс Золотые земли. Птицы Великого леса (#3) (автор -  в PDF

▲ Скачать PDF ▲
для ознакомления

Бесплатно скачать книгу издательства Феникс "Золотые земли. Птицы Великого леса (#3) " для ознакомления. The book can be ready to download as PDF.

Внимание! Если купить книгу (оплатить!) "Золотые земли. Птицы…" сегодня — в четверг (18.08.2022), то она будет отправлена в субботу (20.08.2022)
Сегодня Вы можете купить книгу со скидкой 0 руб. по специальной низкой цене.

Все отзывы (рецензии) на книгу

Оставьте свой отзыв, он будет первым. Спасибо.
> 5000 руб. – cкидка 5%
> 10000 руб. – cкидка 7%
> 20000 руб. – cкидка 10% БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА мелкооптовых заказов.
Тел. +7-928-622-87-04
Внимание! Ближайшая дата отправки заказов - 29 августа 2022.

Золотые земли. Птицы Великого леса (#3)

awaiting...
Название книги Золотые земли. Птицы Великого леса (#3)
Год публикации 2022
Издательство Эксмо
Раздел каталог Резерв
ISBN 978-5-04-164579-3
Артикул P_9785041645793
Количество страниц 672 страниц
Тип переплета цел.
Полиграфический формат издания -
Вес книги 1840 г
Книг в наличии 3

Аннотация к книге "Золотые земли. Птицы Великого леса (#3)" (Авт. )

Книга из серии 'Young Adult. Книжный бунт. Новые сказки'

Читать книгу онлайн...

К сожалению, для этого издания чтение онлайн недоступно...

Способы доставки
Сроки отправки заказов
Способы оплаты

Другие книги серии "Young Adult. Книжный бунт. Новые сказки"


Другие книги раздела "Резерв"

Читать онлайн выдержки из книги "Золотые земли. Птицы Великого леса (#3)" (Авт. )

ЗОЛОТЫЕ ЗЕМЛИ
Сокол и Ворон
Совиная башня
Птицы Великого леса
Ульяна Черкасова
птицы
ВЕЛИКОГО
ЛЕСА
Москва 2022
УДК 821.161.1-312.9
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
Ч-48
Иллюстрация на переплете Лидии Магоновой
Иллюстрации на форзаце и нахзаце Анастасии Осемеж Разработка серийного оформления Юлии Девятовой
Черкасова, Ульяна.
Ч-48 Золотые земли. Птицы Великого леса / Ульяна Черкасова. — Москва : Эксмо, 2022. — 672 с.
Ы'>\ 978-5-04-164579-3
Зиме нет конца.
Она заметает долгую дорогу от Совина до Златоборска, по которой идёт чародей Милош.
Она морозит город Лисецк, где нашла новое пристанище лесная ведьма Дара.
Она сбивает с пути Ежи, который отправился в путь под руку с самой смертью.
Даже в степях, где потерялся совсем один княжич Вячко, идёт снег.
Пройдёт время, прежде чем судьба снова сведёт их вместе.
А пока что зиме нет конца.
Она корнями проросла в Золотые земли.
И только огонь чародеев сможет растопить смерть и зиму.
Богиня-пряха не готова проиграть людям. Она начинает обрывать нити их жизней. Одну за другой.
УДК 821.161.1-312.9
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
© Черкасова У., текст, 2022
© Оформление. ООО «Издательство
1М>\ 978-5-04-164579-3
Золотая краска есть печать иного царства
«Исторические корни
Волшебной сказки»
Владимир Пропп
ПРОЛОГ
Великий лес 518 год от Золотого рассвета
Великий лес ожидал. Его время истекало.
Время опадало вместе с листвой с деревьев, утекало с водой в ручьях, струилось, бежало между камней и кор
Времени оставалось слишком мало.
Человек коснулся домовины окровавленной ладонью, вскинул голову к верхушкам деревьев, и лес медленно, устало скрипя, проложил тропу. Ступал человек неторо
Он шёл долго, упорно. Мимо проехал чёрный всадник на чёрном коне. Человек даже не повернул головы.
Стемнело, а тропа всё не кончалась. Дыхание человека стало хриплым, шаг тяжёлым, но он не останавливался. Так же на ходу он достал нож, снова порезал ладонь и оста
Лес посчитал, что этого достаточно.
Мимо проехал белый всадник на белом коне.
Резко, точно по щелчку пальцев, рассвело, и бледные лучи солнца пробились сквозь ветви деревьев.
Тропа привела к озеру. На берегу стояла старая, по
Осторожно человек опустился на колени, заглянул внутрь домовины, но она оказалась пуста.
— Зачем? — прошипел змеиный голос за спиной. — За
Человек чуть повёл головой в сторону, но не обернул
— Зачем ты привёл меня к источнику?
— Чтобы ты увидел...
Лёгкий жаркий ветер пробежал по поверхности озера, бередя воду, дыхнул влагой в лицо человеку.
— Увидел что?
— Ш-што будет потеряно.
— Я и без этого знаю, потому и пришёл, — он хотел по
Лес дышал ему прямо в затылок, и ноздрей коснулся запах прелой листвы и свежей смолы.
— Знаеш-шь. но не видиш-шь.
— И что же я должен.
Человек не успел договорить. На голову ему накинули шкуру, схватили за плечи, потянули назад, спиной впеча
И трава мгновенно выросла на том месте. Плоть че
Он наблюдал из речных вод, он слушал вместе с дере
тыми горящими глазами каждой бесплотной тени, что бродила вокруг, как зима подбиралась всё ближе, как она касалась листьев деревьев, и те облетали на промёрзлую землю.
— Если источник иссякнет, ничто уже не остановит...
— Если источник иссякнет, ничто уже не напитает.
— Если источник иссякнет.
Бесплотные потерянные души замерли на самой границе Великого леса, устремив взгляд на мир людей. Если источ
Прах, подхваченный ветром, взлетел в небо. Великий лес тянулся с севера на юг, с востока на запад, и, кажется, не было ему конца. Далеко внизу ярко пылало озеро, а на берегу горела его могила, звала назад к себе. И прах вместе с дождём обрушился на берег и снова напитал землю и стал частью её, и кости вновь окрепли, и мясо наросло на тех ко
Медведь резко распахнул глаза. Он по-прежнему лежал на земле, всё так же шумели волны на озере, облизывая пе
Осторожно он пошевелил медвежьей своей лапой. Его старое имя должно было быть позабыто вместе с прошлой жизнью. Больше он не слуга своего бога, тот давно умер. Отныне тело и душа его только наполовину принадлежа
— Сколько осталось времени? — тихо, не шевелясь, спросил Медведь.
И лес ответил ему, едва шелестя листвой, уже не из-за спины, не чужим женским искажённым голосом, но отку
— Ещё есть. но оно истекает.
ЧАСТЬ первая
ф
МЁРТВАЯ ЗЕМЛЯ
ГЛАВА 1
Ратиславия, Лисецкое княжество
544 г. от Золотого рассвета, месяц лютый
В завывании ветра слышался голос.
Снег бился в ставни, рвался в щели. Даре казалось, что она видела, как ветер полз от закрытой двери по дубово
Остальные не замечали ничего, они спали безмятеж
Огонь в крови потух, и в груди чернела пустота. Разве так должно было быть? Разве ушла Морана, потеряла над ней власть, если смерть и зима владели Дарой до сих пор?
Холодно, как же было холодно. По коже бежали му
«Всё это лишь глупости, дурные выдумки», — сказала она себе и опустила голову на подушку.
Её бил озноб, страх глодал изнутри.
Дара вслушивалась в злую песню зимней вьюги, в каж
Когда лесная ведьма стала такой трусихой? Когда зо
Сестра спала мирно, крепко. Даре хотелось прижаться к ней ближе, но было жалко разбудить.
От печи шёл жар, но Дара его не чувствовала.
Ей вспомнился Совин, где холод каменной твердыни окружал со всех сторон, где от зимы спасал один только Милош. Где он? С кем? Чьи золотые волосы привиделись в речной воде? Дара всхлипнула от обиды. Как бы ни хоте
«Хотя бы на миг».
Черно было вокруг, тихо. Только вьюга билась в двери.
Стук.
Дара вырвалась из дрёмы, подскочила на печи.
Неужто дурной сон?
Веся по-прежнему спала, даже Стрела, примостивший
Дара прищурилась, пригляделась. Рассвет занимался по ту сторону двери, ярко пылал, словно в сени заглянуло утреннее солнце. Нет, не рассвет — то огонь чародея, что теперь куда сильнее лесной ведьмы.
— Уходи, — еле слышно прошептала девушка.
В сенях раздались тихие шаги, заскрипела дверь, и чу
Горица перевернулась на другой бок, Стрела почесал во сне щёку. Они спали слишком крепко, словно на них наслали морок.
Медведь не уходил со двора, он дожидался лесной ведь
Что случится, если Дара не выйдет?
Позади вдруг закашляла Веся. Сестра задрожала, затряс
Дара склонилась над сестрой, коснулась ладонью щеки.
Что это? Что льётся из её рта?
Пахло кровью.
— Хватит! Я иду! — выкрикнула Дара в отчаянии.
Никто так и не проснулся.
Но Веся вдруг снова вздохнула полной грудью, шумно, жадно и заснула крепче прежнего.
Дара спустилась с печи, оделась в полной темноте.
В распахнутую сенную дверь заносило снег, целый су
Вокруг избы кружил в хороводе ветер.
Медведь ждал прямо напротив крыльца. Он стоял на задних лапах. Огромный, страшный, дикий. Не зря его издревле звали хозяином леса, среди зверей нет никого сильнее.
— Что тебе нужно, Дедушка?! — слова унёс прочь иссту
Чудовищный зверь чернел огромной тенью среди се
Снег колол щёки, летел в глаза. Дара прикрыла плат
— Ты можешь сколько угодно угрожать моей сестре, но я снова заполучу силу и тогда отомщу! — пригрозила Дара, кусая губы. — Отступи! Я сильнее тебя!
Он не шевелился. Медвежья голова замерла высоко, гордо. Его будто вовсе не тревожила вьюга.
Ветер задувал под подол. Дара поёжилась.
— Что молчишь? — тихо спросила она в отчаянии.
Медведь будто её не слышал. Может, он вовсе не пони
Он опустился на передние лапы.
Дара в ужасе шагнула назад.
Не человек то был в звериной шкуре. Даже не волхв в чужом обличье.
Медведь хищно сверкнул золотом глаз.
Ноги Дары подкосились. Она рухнула без сил, как птица раскинула беспомощно руки, уткнулась лицом в снег, попыталась подняться, но не смогла. Тело не слушалось её, не ей оно принадлежало. Снег засыпал сверху, рос в высокий курган, последние искры золота утекали прочь, и Дара обращалась в лёд и воду, чтобы впитаться в сырую землю по весне, прорасти травой, остаться в земле и землёю стать. Она чувствовала, как прорастали через её тело травы, как её кости обвивали корни деревьев, как разрывали они грудь, как пожирали черви плоть, как чёрные косы обращались в прах, как бежало стремительно быстро время, утекало золотым ручьём прочь, и не осталось на всём белом свете ничего от дочки мельника и ведьмы.
И став землёй, она услышала, наконец, её стон, почув
Она умирала.
И когда минули сотни зим, когда лес забрал своё и по
Позади спокойно дышала Веся. Тихо было за окном.
Дара прислушалась к дыханию сестры, повернула го
Лесная ведьма сожгла Совин — об этом знали даже в Лисецком княжестве, что уж говорить о тех, кто едва спасся в том пожаре?
Дару саму удивляло, как стыдно, неловко и неуютно ей становилось рядом с Горицей, как невыразимо больно было признавать, что не только разрушенный город её вина, но десятки, быть может, сотни смертей. Рдзенцы были жестоки к Даре, они разорвали бы ведьму на куски и сожгли на костре, как поступили до этого с Чернавой.
«Будь у них власть и сила, они бы уничтожили и её дочь, а после их души не терзали бы сожаления», — так повто
И всё же молчаливое осуждение гнало Дару прочь. Она осторожно слезла с печи, стараясь не разбудить сестру, оделась, стыдливо озираясь на спящего Стрелу. Странно было делить избу с чужим мужчиной, но он теперь всегда находился рядом, стерёг Весняну, словно верный пёс.
Горица покосилась на Дару, но не стала ни о чём спра
Вьюга стихла, и небо стало ослепительно-ясным. Снег мягкой периной стелился под ногами. Ночью замело тро
Они прибыли в деревеньку к северу от Лисецка про
Стало тревожно, что вьюга замела и ключ, но, к сча
Чем ниже спускалась Дара в овраг, тем выше подни
Дара наконец пробралась к ключу и достала нож из кармана. Этот нож всем уступал скренорскому, который
подарил Ярополк, и годился разве что для готовки, но плоть он резал так же хорошо, как и репу. Дара привык
Силы осталось совсем мало, и Дара понимала, что рана станет заживать долго, почти как у обычных людей. Но любопытство, мучительное, болезненное, оказалось силь
Дара подобралась ближе к тому месту, где вода выры
— Милош...
Имя слетело с языка, и не вернуть его было назад. Дара замерла, вглядываясь в воду, ругая себя за глупость. К чему тратить время и силы на человека, ставшего почти врагом?
Струя била в её ладонь, тысячью брызг разлеталась в стороны, но дальше, по гладким камням бежала вода, и ведьма смотрела на игривые переливы, на тёмные кам
— Куда ты идёшь?
Яркий солнечный луч выстрелил из-за ветвей, и Дара зажмурила от боли глаза. Она отпрянула и только тогда поняла, что солнце по-прежнему светило высоко над ней, а вовсе не в водах источника.
Рука онемела от холода, и кровь почти остановилась. Дара поспешила вновь опустить её под воду. На этот раз она сосредоточилась на том, что было по-настоящему важ
— Дедушка, — проговорила она, нахмурилась и сжала плотно губы, разглядывая поток.
— Я здесь, — откликнулся голос.
Дара вздрогнула, обернулась.
Дедушка стоял на вершине оврага, над самым камнем. Лесная ведьма смотрела на волхва снизу вверх, разгляды
— Ты звала, — Дедушка казался спокойным, ничего нельзя было прочесть по его лицу: ни гнева, ни сожале
— Нет, — выдавила Дарина. — Я говорила с водой. Встречи с тобой я хотела бы избежать.
— Боишься меня?
— Не тебя, а твоих намерений. Это тебе стоит бояться меня и моей силы.
— Силы? — усмехнулся волхв. — А то я не знаю, что у тебя её по-прежнему нет? Пожелай я, так ты бы плясала послуш
— Хорош выбор, которого и нет вовсе.
Дара спрятала замёрзшую ладонь в рукавицу, поправи
— Ты напустил на меня морок сегодня ночью?
Она вновь подняла глаза на старика. Он стоял, ссуту
— Нет, этой ночью я был далеко отсюда, проверял, как там мой Дружок, не оголодал ли за зиму один. Нехорошо собаку оставлять одну, да куда с собой вести? — зачем-то поделился Дедушка с Дарой, словно с верным товари
— Как именно? — Дара старалась скрыть тревогу.
Значит, это не Дедушка приходил во сне. Но кто тогда? Морана? В ней не могло быть того же огня. Разве что сам леший напомнил, кому Дарина обязана своей силой и кто легко заберёт её вместе с жизнью.
— Ты ослабла, но если отправишься со мной, то я отве
— Ты говорил, что сила сама вернётся.
— Так и будет, но это займёт немало времени, Морана же останется править до самой весны, она не даст тебе окрепнуть.
— Не пропаду, — высокомерно бросила Дара. — Сам Снежный князь меня теперь бережёт, уж он в обиду не даст.
Дедушка улыбнулся и покачал головой.
— Ему нужна лесная ведьма, а не девчонка с мельницы.
Неужели волхв считал, что Дара пойдёт с ним в Вели
В стороне зашумели потревоженные птицы, взлетели в небо, и закачались ветви елей, а с них водопадом осы
— Да-ара! — позвал звонкий голос.
Она оглянулась, взволнованная. Как бы не наткнулась сестра на волхва. Как увести её от беды?
Но не успела Дара и подумать, как поступить, а Дедуш
— Так и знала, что ты здесь.
Дара щурилась, глядя наверх, солнце било прямо в гла
— Как ты догадалась?
— Тебя всегда тянуло к воде. То к реке, то к запруде, — сказала Веся, легко пробираясь по протоптанной Дарой дорожке. Сестра была румяна, из-под платка выбивались медовые пряди волос, глаза улыбались. Она подошла бли
— Всё, — призналась Дара. — Леший и князь, Милош и Дедушка. Моя слабость и мои грехи, — проговорила она на удивление легко.
— Грехи?
Дара прикусила губу, задержала дыхание и неожиданно для самой себя проговорила:
— Я людей убила, Веся.
Она зашептала, будто опасаясь, что их подслушают:
— Ты понимаешь, сколь многих я убила?
Сестра облизала губы, по лицу её пробежала тень.
— Ты виновата, но они же сами на тебя напали. Я пом
Добрая, милая Веся. Она пыталась оправдать даже са
Дара хотела бы промолчать, но, начав говорить, уже не смогла остановиться. Слова срывались с губ одно за другим.
— Дело не только в пожаре, — она боялась смотреть в глаза сестре и потому отвернулась к ключу. — Раньше. Я убила Охотника в Гняздеце. Помнишь тот день? Я убила его ножом, пролила кровь собственными руками. А после стражника в Совине. Вороны велели мне принести его в жертву, чтобы сломать защиту города. Я убила его, когда он лежал без сознания, совсем беззащитный.
Веся молчала, но Дара кожей чувствовала её взгляд и невольно сжималась под ним.
— А ещё раньше... в первый раз я убила в Златоборске. Случайно, клянусь, случайно. Её звали Добрава, она была полюбовницей княжича Вячеслава.
— Я думала, он ошибся, — проговорила Веся. — Думала, княжич неверно всё понял.
— Всё он правильно понял, — Дара заговорила хрипло, тихо, и каждое слово давалось через силу. — Я не хотела её убивать, видят боги, не хотела, но убила. А потом бежала, чтобы самой спастись.
Сестра молчала. Не замер мир вокруг, всё так же жур
— Брат Лаврентий, верно, сказал бы, что я попаду за это в промёрзлую пустошь после смерти.
— Не знаю, — произнесла наконец Весняна. — Неваж
Дара подняла на сестру виноватый взгляд. В глазах у Веси стояли слёзы.
— И ты обо всём этом молчала? Почему ничего мне не рассказала?
— Чтобы ты не возненавидела меня ещё больше.
— Возненавидела? Как я могу ненавидеть тебя? — жа
И она прижала Дару к себе, обняла, уткнулась носом в ухо, спрятанное под платком.
— Как ты могла так подумать? — вздохнула она тяжело, надрывно. — Да, я злюсь на тебя порой, всякое бывает, но я же люблю тебя, всем сердцем люблю. Я что угодно могу тебе простить. Дарка, это всё ведь тебя съедало, убивало. Зачем ты так? Как вообще выдержала одна?
— Весь, ты не слышала, что я сказала? Я убийца. Я Мо
Веся чуть отстранилась, чтобы заглянуть ей в лицо. Слёзы горели на румяном от мороза лице. Такие же горь
— Дара, мы в этой беде вдвоём, никак иначе. Вдвоём и справимся. Нельзя одной всё на себе тащить. Для этого родные люди и нужны, понимаешь? Чтобы помогать.
— А что изменилось от того, что ты теперь всё зна
— Значит, отныне мы будем беречь друг друга, — упря
Простодушная, милая её сестрёнка.
Дара улыбалась, жалея уже, что раскрылась, но на душе и вправду стало легче.
— Я совсем забыла, — утёрла щёки Весняна. — Великий князь велел тебя найти. Мальчишка от него прибегал, ис
— Зачем?
— Уж со мной-то князь не делится, что и почему он де
Дара тоже постаралась улыбнуться в ответ, сняла ру
— Кожу изуродуешь! — возмутилась Веся. — На морозе да ледяной водой! Жиром бы помазать теперь.
— Пошли, — усмехнулась Дара, вытираясь уголком платка. — Нельзя заставлять князя ждать.
Будь на то воля Весняны, так Дару перед встречей с Ярополком нарядили бы, как невесту. Но сама Дарина лишь переплела косы, умыла лицо да вычистила тщатель
— Вот, возьми, — Веся надела Даре на руку обручье. — Ростислав подарил, — покраснела она. — Ты поноси, по
— Веся, — чуть строго сказала Дара, возвращая пода
Горица крутилась всё время неподалёку, рядом с хозяй
— И без того уже много времени потеряла, — буркнула она, всё ещё чувствуя на зубах угольную крошку. — Пойду поскорее.
Каждый день они останавливались на ночёвку в раз
на второй никто ей так и не открыл, и Дара сама загляну
— Хозяева, — позвала она негромко. — Есть кто?
Из-за тяжёлой деревянной двери доносились голоса. Дара прислушалась. Говорили мужчины, обсуждали что-то, и, кажется, голос Ярополка тоже можно было различить.
Дара не решилась заходить, осталась ждать в сенях. Через какое-то время из-за двери выглянул мальчишка лет четырнадцати с ведром в руках. Он вылил помои на улицу и, только когда вернулся, обратил внимание на Дару.
— А, ты, — узнал откуда-то он. — Князь тебя позже при
И Дара, замерзая в сенях, ждала ещё лучину.
Когда дверь наконец распахнулась и стали выходить воеводы и бояре, Дара встрепенулась, готовясь к встрече с Ярополком.
Мужчины бросали на неё мимолётные взгляды, никто не признал в ней лесную ведьму, один только человек оглядел с неприязнью и сморщил длинный нос.
Дара задержала дыхание, словно её обдало тяжёлым смрадом. Она узнала это узкое болезненное лицо, то был брат Мефодий, поверенный Пресветлого Отца.
Священнослужитель промолчал, даже не поздоровал
Снова показался знакомый мальчишка, поманил Дару рукой. Она зашла внутрь, радуясь теплу, остановилась на пороге, чтобы оглядеться.
— Да озарит Создатель твой путь, Великий князь, — произнесла она.
Ярополк оторвался от бумаг, разложенных перед ним на столе, и холоп тут же поспешил убрать их, но князь его остановил.
— Оставь, — буркнул он. — Нашёл платье?
Юноша развёл руками.
— Ищу, — выдавил он виновато. — Разве тут сразу най
— Так ты постарайся, — нахмурился Ярополк. — Давай, поспеши.
Холоп согнул спину в поклоне и кинулся прочь из избы. Дара проводила его взглядом, осмотрелась снова. Никого больше не было. Она осталась с князем наедине.
— Мне сказали, ты меня звал, — Дара прошла ближе к столу, развязала на голове платок, и длинные косы упа
— Ты всё как девчонка, — улыбнулся Ярополк. — С дву
— Так другие девки в невесты годятся, а я ничьей не
— Нет, значит? — Князь смеялся одними глазами.
— Нет, — хмыкнула Дара и на этот раз без приглаше
Он заметил перемену в её поведении, но не сказал ни
— И кем ты будешь?
— Ведьмой.
— Просто ведьмой?
— Может, княжеской.
Ярополк вдруг расплылся в белозубой улыбке и засме
— Однако, Дарина, ты забавная.
Она поджала губы. Не забавной она хотела бы выгля
— На днях, помнится, ты всё уходила от ответа, заверя
— Я передумала. Буду рада послужить тебе, князь.
Ярополк смотрел как всегда пристально, и Даре хоте
— И сила к тебе вернулась?
— Пока нет.
— Никому об этом не говори, — предупредил князь. — Сегодня к вечеру мы прибудем в Лисецк. Ты поедешь со мной впереди. Умеешь сидеть в седле?
— Нет, — Дара в одно мгновение растеряла снова всю уверенность. — Отец учил меня ездить на лошади, только без седла.
Снежный князь смотрел на неё со странным непри
— Так даже лучше, да, — решил он.
И вдруг нахмурил брови, огляделся по сторонам.
— Займи себя пока чем-нибудь. Мне нужно закончить дела.
И Ярополк будто сразу о ней позабыл, он обмакнул перо в чернила и принялся писать.
Дара поднялась из-за стола. Дом был чужой, незнако
Текло время мучительно долго, Ярополк читал пись
От безделья Дара разглядывала вышивку на занавеси красного угла, скребла ногтями лавку и почти начала за
Ярополк оторвал голову от писем.
— Нашёл? — без всяких предисловий спросил он.
— Мужская только, но с плеча боярского сына, ему все
— Девки с тобой на кухне росли. За языком следи, — осадил князь.
Дара слушала их разговор, наблюдала, как парень раз
Между тем холоп развернул свёрток и вынул из него чёрную соболиную шубу. Густой мех лоснился, блестел
при свете свечей. Дара загляделась и невольно сравнила шубу со своей простой одёжкой.
— Примеряй, — велел ей неожиданно Снежный князь.
Девушка посмотрела на него с удивлением. Ярополк улыбался высокомерно, но довольно.
— Я бы и рад найти что получше, но в походе женский наряд днём с огнём не сыскать. Давай, надевай, — чуть раз
Дарина поднялась, оставила на лавке свою облезлую шубку и подошла к холопу.
— Третьяк, помоги госпоже лесной ведьме, чего сто
Холоп подскочил ближе, помог надеть шубу. Меха оказались тяжёлые, они упали на плечи, и с непривыч
— Недурно, — заключил Ярополк придирчиво. — Нра
— Спасибо за щедрый подарок, князь, — проговорила вежливо Дара.
— Сама покорность, — хмыкнул мужчина. — Откуда только что взялось?
Она вскинула горделиво подбородок, посмотрела пря
— Что ж, раз ты готова, то можно и выступать, — ре
— Слушаюсь, — проговорил холоп и тут же вынырнул из избы, словно за ним гнались собаки.
Ярополк поднялся, собрал бумаги, разложил по стоп
— Не страшно? — спросил он.
— Чего мне бояться? — насторожилась Дара.
— Раньше в Златоборске тебя величали лесной ведь
маешь, что будет теперь, когда я назову тебя своей при
Он оглянулся, посмотрел оценивающе, пронзительно.
— Ты догадался? — удивилась Дара. — Что меня пыта
— Сомневаюсь, что ты бы стала травить Горяя. А вот поверить в то, что кто-то пожелал избавиться от лесной ведьмы, легко.
Дара тяжело вздохнула.
— Ты знаешь, кто это сделал?
— Подозреваю, доказательств у меня пока нет.
— И кого ты подозреваешь? — Она сделала шаг навстре
— Брата Мефодия.
Дара хотела спросить о чём-то, но в голове всё смеша
— И Пресветлого Отца, конечно. Но он бы не посмел сам марать руки, скорее всего велел Мефодию выполнить всю работу, — рассуждал Ярополк. — Храм опасается, что чародейская власть закрепится в Ратиславии. Послушно
— И как доказать их вину?
— А нужно ли доказывать? Даже у меня нет власти над храмом, я не могу обвинить Пресветлого Отца в том, что он преследует ведьму, ведь Империя это одобряет.
Стало сложно дышать под ледяным взором Снежного князя, а он продолжил, усмехаясь:
— Но если я прав в своих подозрениях, то Мефодий поспешит предоставить нам новые доказательства.
— Хочешь сказать, что он снова попытается меня убить?
— Уверен, — улыбнулся Ярополк.
— Отчего ты смеёшься? Это совсем не смешно, — голос Дары дрогнул от страха и возмущения.
От ядов не могли спасти чары, от клинка не отбиться обычной девушке, а от Охотников не спрятаться даже мо
одно-единственное место, где она могла почувствовать себя в безопасности?
— Я мог бы приставить к тебе стражника, но кто тогда поверит, что ты великая лесная ведьма, которая спалила Совин? — улыбался Ярополк. — Все должны быть уверены, что ты можешь испепелить Лисецк одним взмахом руки.
— Обязательно так и поступлю, как только получит
А она хвасталась Дедушке, что её защищал Снежный князь.
Ярополк подошёл ближе.
— Я не могу защищать тебя открыто, чтобы не вызвать подозрений, но не думай, что я во второй раз упущу тебя, Дарина. Видят Создатель и все твои лесные боги, этого не случится.
В деревне стоял невыносимый гам. Длинная вереница из людей, лошадей и повозок растянулась от избы старо
Дара оставалась в стороне, наблюдала, как суетился народ, как спокойно держался в образовавшейся сутолоке Ярополк. Она рассматривала лица опытных дружинников и молоденьких парней, недавно призванных в ополчение, и ловила на себе их изучающие взгляды, когда заметила в толпе Стрелу.
Он подошёл к Великому князю, поклонился и пока
Ярополк подошёл к новобранцам, поздоровался с ними, о чём-то спросил, чего Дара расслышать не смогла, и уже развернулся и пошёл обратно, когда взгляд Дары вдруг за
цепился за знакомые черты. Сколько раз она видела эти светлые глаза, эту широкоплечую медвежью фигуру.
— Богдан, — одними губами беззвучно прошептала Дара.
Её охватили радость и замешательство. Хотелось ки
Она не успела прийти в себя и совладать с замешатель
— Третьяк, помоги госпоже лесной ведьме забраться на коня, — велел он холопу. — Выступаем.
ГЛАВА 2
Внешний вид золотой, сердце — камень.
Монгольская поговорка
Степи
Месяц лютый
Вячко очнулся на дне глубокого поруба, когда высоко ещё стояло холодное слепящее солнце. Оно скрылось пугающе быстро, и Вячко поначалу был этому рад. Глаза слезились, он почти ничего не видел, и темнота принесла облегчение. Но с наступлением ночи холод пробрал его до костей.
Гладкие глиняные стены поруба уходили высоко вверх, человеку было бы не по силам выбраться самому. Вячко даже не пытался.
Голова у него кружилась, и всё тело болело от побоев.
Вокруг было тихо. Ни дикие звери, ни люди не прохо
Его оставили в рубахе и лёгких портах, без сапог, но в самом начале ошеломлённый от слепящего света и боли Вячко даже не почувствовал холода.
Рядом с соломенным тюфяком лежали мешок с едой и бурдюк с водой. Вячко не боялся яда, но всё равно не притронулся к пище. Он не чувствовал голода, только усталость и тошноту. Не будучи в силах подняться на ноги, он дополз до тюфяка, осушил бурдюк до последней капли и тут же провалился в беспамятство.
Он проснулся всё так же ночью, дрожа от холода. Кто бы ни бросил его в поруб, позаботившись о пропитании, о тепле он позабыл.
Вячко стучал зубами, скрутившись калачиком у стены. Он забрался под соломенный тюфяк, но лежать на холод
Он подтянул ближе мешок и нащупал внутри лепёшку, отломил кусок и засунул в рот, пососал. Заставить себя есть он по-прежнему не мог.
Мешок стоило постелить поверх сена.
Вячко так и сделал, и когда сиденье его было готово, он снова обложил себя сеном.
Почему он не кричал? Почему не звал на помощь?
За всё время, что Вячко просидел в порубе, он ни разу не попытался докричаться до кого-нибудь, а когда решил попробовать, голос вдруг его подвёл.
Долго и тихо Вячко в отчаянии хрипел, пока не выбил
Ветер донёс до него запах дыма, но разум уже был за
Небо было чистым, чёрным, усыпанным звёздами, точ
Вячко смотрел на звёзды, задрав голову, и мысли ста
Могла ли Добрава оказаться среди звёзд? Души право
Сверху мелькнула тень, но он не придал тому никакого значения.
А потом сверху слетела огромная птица. Вячко не успел увернуться, медленный и бессильный, он тихо за
Сверху раздался смех, он слился со звоном бубенцов и скоро затих.
Княжич вскинул голову, пытаясь увидеть, кто это был, но над ним чернело чистое звёздное небо.
Весёлый девичий смех зазвучал уже где-то в стороне, и Вячко подумалось, что то могли бы быть духи степи, пусть и вряд ли бы они принесли ему одеяло. Он закутал
— Спасибо, — шепнул он в никуда.
Добрава смеялась похоже: задиристо, звонко. Была ли она теперь среди звёзд?
Его разбудила чужая ругань. Два голоса — женский и мужской — кричали так отчаянно и горячо, что Вячко вдруг пожелал узнать их некрасивый резкий язык, чтобы понять, о чём шёл спор.
Женщина говорила громко и яростно, с ней не сравни
срывался то на рычание, то на шипение, и казалось, что в груди у неё прятались или скрутившиеся в клубок змеи, или стая диких собак.
Некоторое время Вячко растерянно слушал чужую ру
— Эй! Эй, там! Помогите мне! Люди! Я здесь, здесь!
Слава Создателю, к нему вернулся голос.
Из-за края поруба выглянули две головы: на него смо
И снова её голос прозвучал грубо и дерзко.
Вниз сбросили верёвочную лестницу.
Вячко неуверенно посмотрел наверх. Мужик помахал ему рукой и сказал что-то на своём языке, явно потора
— Покопошишь, — прозвучал надменный девичий го
Вячко в нерешительности замер, взявшись рукой за ниж
— Ты говоришь по-ратиславски?
— Да, хорошьё, — со смешным говором ответила де
Княжич ухватился за следующую перекладину и подтя
Наверху дул пронизывающий ветер. Стоило Вячко вы
снег, растрепало длинные кудри. Бородач схватил его за шкирку, точно кутёнка, вытащил. Тут же ему на шею на
— Тэбе нужэн лэкарь, — сказала девушка.
Длинные загнутые мысы её сапог выглядывали из-под просторного одеяния. Вячко поднял голову, разглядывая незнакомку. Она забрала второй конец верёвки из рук мужчины и теперь держала Вячко как собаку, на поводке.
— Выглядэшь похано, — презрительно прищурилась она, задрав гордо голову.
Мужик ногой подтолкнул к нему свёрток одежды и ста
Вячко с отвращением посмотрел на обувь, но поспе
— Погано, — тяжело дыша и облизывая пересохшие губы, выдохнул Вячко.
— Что? — девушка свела на переносице чёрные брови.
— Правильно говорить: погано.
— Я хорошо знаю твой язык, — надменно и неожидан
Вячко хотел выразить сомнение, но зашёлся очеред
Девушка сняла с плеча бурдюк и отдала княжичу. Он едва удержал его в слабых руках, зубами выдрал пробку и жадно отпил. Сухое горло раздирал кашель. Вячко гром
Бородач стоял рядом, не говоря ни слова, и ждал. Когда Вячко наконец напился, то развернул свёрток, это оказался мужской тёплый кафтан, какой принято было носить в вольных городах: подбитый овечьей шерстью, расшитый диковинными узорами. Вонял он ещё хуже, чем сапоги. Но холод беспокоил куда сильнее, чем запах.
Вячко попытался подняться, но руки задрожали и по
Яма, в которой его держали, находилась в безлюдной степи. Куда ни глянь вокруг — ничего, только редкие низ
Вячко нахмурился. Ясно стало, откуда взялись и сапо
— Кто вы такие?
Девушка горделиво задрала подбородок, разглядывая княжича. Она накрутила конец верёвки себе на запястье. Ветер трепал её длинный красный платок, пытаясь со
— Мы спасли твою жизнь, княжьич, что ещё ты хо- тешь знать?
Вячко заворожённо наблюдал, как девушка крепче пе
— Вы их убили? — Вячко кивнул головой в сторону мёртвых.
— Турар и Санжар, — сказала девушка, точно эти имена должны были что-то значить для Вячко. — Санжара я уби
— А этот, — Вячко мотнул головой в сторону бородато
— Турар верен, как пос, — сказала она довольно. — Я могла бы отрэзать ему ухо, а он бы не пискнул.
— А как звать тебя?
Она растерялась на мгновение. Порыв ветра дёрнул её красный платок, и она отвлеклась, крепя ткань обратно к шапке.
— Это тебэ пока знать нэ нузно, — решила она. Смя
— Почему?
— Мэньше болтай! — гаркнула заносчивая девица, стрельнула чёрными глазами в Турара и сказала ему что- то на одном из языков вольных городов. Вячко не смог разобрать, на каком.
Бородатый с недоверием покосился на княжича и по
— Сможишь сидэть в сэдле? — сердито дуя губы, спро
Вячко сомневался, что у него получится подняться на ноги. Никогда прежде не был он настолько слаб и беспо
— Не знаю, — неохотно признал он. — Куда ты меня по
— Дальши.
Девушка направилась навстречу Турару, дёрнула рукой, потянув поводок, и Вячко пришлось поспешить следом. Она подошла к одной из трёх оставшихся лошадей, легко вскочила в седло, направила её в сторону княжича. Тонко
— Цвэток, — вдруг воскликнула девушка, поведя пегую лошадь вокруг Вячко. Верёвка обкрутилась о его ноги, и Вячко пришлось вертеться на месте, чтобы выпутаться.
Он выглядел жалко и смешно, а девушка захохотала в голос.
— Что?
— По-вашему, ратич, меня зовут Цвэток. — И она улыбну
Турар остановил крепкую кобылку, хлюпнул недоволь
Цветок рассмеялась звонко и зло.
— А я слышать, что ты сильный воин, — хохотала она. — Как мог у Великого князья быть такой слабый сын?
Вячко стиснул зубы, когда Турар потянул его ногу на себя, перекинул через спину лошади и засунул в стремя, потом помог так же вдеть вторую ногу. Бородач всё с та
— Так что, княжьич, — не унималась Цветок, — твоего отца Шибан сын хана Бахадура так легко убил, потому что он тожье слабак?
Вячко захотелось её ударить.
— Что за мерзкий у тебя язык? — процедил он сквозь зубы.
Ветер сорвал его ядовитые слова и унёс прочь. Услы
— Куда вы меня повезёте?
— В город, — на удивление легко ответила Цветок. — Теперь все знать, что ты похитил. Там больше не ищьют.
— Ищут, — невольно поправил Вячко.
Цветок посмотрела на него искоса, не повернув головы.
— Ищут, — повторила она куда лучше прежнего.
— Верно, — одобрил юноша и с удивлением заметил улыбку на смуглом лице.
— Моя мать из ваших земель. Белая луна её звал отец, — поделилась вдруг Цветок, чьи глаза сделались непрогляд
— Ратиславцев, — снова поправил княжич.
— Мать говорить: ратичей, — упрямо заявила девушка.
Турар подвёл двух оставшихся лошадей, одна из них была привязана длинной верёвкой ко второй. В отличие от лошади под девушкой эти два животных были куда ниже и крепче, как и кобыла Вячко. Турар сел в седло од
Цветок кивнула, удобнее взялась за поводья и, не преду
Вячко закусил губу, чтобы не закричать от тряски в сед
Алый платок развевался за спиной наездницы, манил, как огонь мотылька. Звенели бубенцы, косы били по спине.
Вперёд, вперёд! Ветер засвистел в ушах, обжёг лицо.
Вячко немного привык к скачке, выпрямил спину, сжал покрепче поводья. Постепенно он свыкся с болью. Лошадь под ним стала послушнее, пошла быстрее и легче.
Цветок гнала, точно за ними была погоня. Вячко не
Но скоро животные стали уставать, и Цветок сжали
— Ну что, не помрёшь? — спросила с издёвкой девуш
Ветер и снег вновь полетели в лицо. Они кусали щёки и кололи глаза, слёзы, солёные и жгучие, потекли по лицу, но Вячко молча терпел. Тряска и холод сбивали с мысли. Воспоминания, похищенные ударом и длинной ночью, становились чуть чётче.
Его людей убили. Выжил Вторак, должен был. Кто ещё? Горазда разрубили на глазах у Вячко. Зуй, Зуя тоже не стало. Синир мог бежать, если ему повезло чуть больше остальных. Главное, что Втораку удалось спастись. Пока колдун жив, надежда не потеряна, без него же Вячко не справился бы.
Он не отводил взгляда от платка, хвостом вившегося за наездницей. Цветок больше не оборачивалась.
Кто её прислал? Вихрор?
Их явно поджидали в доме купца. Но были ли напавшие подосланы чужаком или их впустил сам Вихрор? Можно ли было вновь ему довериться?
Вячко бы поостерёгся.
Горазд и Зуй мертвы. И Синир, быть может, тоже. Скренорский ублюдок немыслимо раздражал Вячко в по
Мышца на щеке задёргалась, и Вячко потёр лицо око
Будто молния его поразила. Вячко чуть не вывалился из седла. Меч отца!
Пропал.
— Цветок, — позвал он, и собственный голос показался чужим. — В вещах убитых был меч?
— Меч? — чуть повернув голову, переспросила девушка.
— Ратиславский боевой меч. Не длинный, такой мож
— Нет, княжьич, у них не было мечей, только сабли. Мечи в седле неудобны.
— А в мешках? Вы осматривали их мешки?
— Я не падальщик, чтобы в вещах мёртвых рыться, — фыркнула с презрением девушка и тут же продолжила: — Турар рылся. Э, Турар, — она обратилась к своему спутни
Вячко залез рукой под рубаху, ощупал шею и грудь, но так и не нащупал цепочки с солом.
— Мой, — сказал он.
— Ваш бог злой, он обижал женщин, — вдруг продол
— А Аберу-Окиа породила всех нечистых духов на зем
— Она была предана испепипе. Испел... — Цветок зап
— Испепеляющим, — подсказал ей Вячко.
Кажется, она только сильнее рассердилась.
— Да. Вашим богом, — яростно сверкая глазами, произ
— Мой бог не велит пленить колдунов и неволить жен
— Он велит их убивать, — хмыкнула Цветок и со зло
Снова снег полетел в лицо, дыхание сбилось от дикой скачки. Вячко, кажется, никогда так не гнал лошадь. Жи
Ноги в чужих сапогах разболелись, Вячко натёр мозо
Солнце садилось всё ниже, а лошади уже громко хри
по-прежнему была впереди, уговорить её помедлить, дать животным передохнуть, когда впереди забелели сте
Руки точно по своей воле натянули поводья. Усталая лошадь споткнулась и остановилась. Верёвка на шее Вяч- ко дёрнулась. Турар первым заметил, что княжич отстал, и лихо свистнул.
Цветок тут же развернула лошадь, оглянулась. Она была удивлена, словно не ожидала вовсе, что её пленник посмеет не следовать за ней, как послушный щенок.
Теперь, когда город был рядом, Вячко не боялся боль
— Что такой? — раздражённо спросила Цветок, когда её лошадь подошла ближе.
— Куда ты меня ведёшь?
Девушка повела чёрной бровью, надула губы, задума
— К большой мужчина, я не называть его имя, пока мы не в безопасности, — сказала она наконец. — Он велел мне проследить, чтобы люди Луны тебя не убили.
— Люди Луны?
Цветок нахмурила лоб и ответила не сразу.
— По-вашему, жрецы. Богословы. Они служить Луно
— Что? — растерялся Вячко. — Почему?
В уме он перебрал уже всех возможных похитителей. То были люди Шибана, его сторонники, другие купцы, вроде Вихрора, и даже сам Вихрор. Какое храму до него дело?
— Они знать об халтэурх — о рабы. Знать, что ты хо
— И что же он желает?
— Мести, — чёрные глаза сверкнули ненавистью. — Шибан должен умереть. Ты, княжьич, помогать.
В наступающих зимних сумерках лицо девушки каза
— Как тебя зовут?
Цветок улыбнулась.
— Позже я ответить на твои вопросы. — Она то на удив
Вдруг сразу, как по волшебству, стало темно, точно сверху землю накрыли огромным покрывалом. Вячко оглянулся. Солнце скрылось за низкими тучами далеко на западе.
— Будет снег, — сказала Цветок отстранённо. — Поспе
Она закрыла лицо своим красным платком, закрепила другой его конец на шапочке так, что на виду остались только её глаза.
Турар достал из седельного мешка шапку и серый длин
— Спрячь волос и лицо, — велела княжичу Цветок. — Ты заметный, как белый жеребец среди овец.
— Как будто у вас не бывает ратиславцев, — пожал пле
— Но сейчас все ищут рыжего ратича. Быть может, не
Турар двинулся первым.
— Вы уезжали втроём, — догадался Вячко. — На мне одежда этого Санжара?
— Да, — коротко ответила девушка.
— Ну и смердил же он.
— За это я его убила, — она хихикнула пугающе весело.
— Если ты и цветок, то на редкость ядовитый, — не выдержал Вячко. — Из тебя знахарка сделала бы яд или сварила смертоносное зелье.
Громкий хохот был ему ответом.
— Ох, княжьич, насмеши, — залилась она смехом, но быстро притихла и стала на удивление молчалива.
Белые стены города нависли над ними, точно скалы. Вячко натянул повыше платок и опустил голову, разгля
Турар впереди обменялся парой слов со стражниками на воротах, и их пропустили, не взимая дани и ни о чём не расспрашивая. Турар ехал первым, и Вячко не мог тол
Кто она?
Девушка, что ругалась и кричала как торговка на рын
Несмотря на наступающую ночь, Дузукалан встретил их ещё людными шумными улицами, грязью под копыта
Впервые он увидел вольный город не из-за высоких стен, не при свете пламенника тёмной ночью, а в вечер
Богатый, шумный, грязный и прекрасный Дузукалан. Стены его были построены из белого камня, в предме
цы и поместья пестрели яркими красками разноцветных мозаик. Точно диковинная птица, город сверкал разными оттенками голубого, зелёного, золотого. Вячко чуть не свернул шею, когда они проезжали мимо храма Аберу- Окиа — он был чёрным с золотом, на крыше его горела золотая луна, окружённая звездами.
Вячко привык, что разные племена, часто не похожие друг на друга, жили в ратиславских княжествах, но Дузука- лан всё равно поразил его. Он мог бы поклясться, что за всё время ему не встретился ни один похожий на другого человек. Горожане все носили разные одежды, кричали на разных языках, даже внешне они ни капли не были по
Из какого племени происходила Цветок? К кому она вела княжича?
Вячко послушно направлял коня следом за девушкой и лишь иногда замечал, как она осторожно оборачива
Где-то в городе должны были жить и ратиславцы, но Вячко даже не представлял, как их можно найти. Путни
В конце концов, Цветок и Турар до сих пор его не уби
Узкие грязные улочки вели дальше от ворот и долго ви
Солнце скрылось, и зачадили пламенники и костры.
Наконец улочка привела их к большой площади, по сторонам которой стояли богатые дворцы, к одному из них направили лошадей Турар и Цветок.
Ворота распахнулись, приглашая в сад, где в ряд с го
— Слэзай, — позвала тихо Цветок.
Вячко, ошеломлённый богатством и красотой зимнего сада, чуть не свалился на землю, когда спешивался с ло
По обе руки от Цветка встали служанки в тёмных оде
Девушка развернулась и пошла прямиком к дому. Турар остался во дворе, отдал поводья лошадей подбежавшим конюхам. Вячко оглянулся в нерешительности на борода
Он остановился, прежде чем ступить на белые камен
Его всё ещё не убили, повторил он себе. Это уже было неплохо.
Путников встретил просторный зал, залитый светом десятков свечей. Вячко наступил сапогом на мягкий ко
— Чей это дом?
Цветок, окружённая служанками с обеих сторон, оста
— Ты гость хана Барджиля, да благословлять и приум
Она пошла дальше по ослепительно-белым залам, сле
Хан Барджиль. Вячко никогда не слышал о таком. Сколько ханов прежде правили вольным городом? Де
У Вячко путались мысли, а глаза слезились от блеска золота.
Мечислав или отец говорили, что Шибан казнил мно
Белые ступени и мягкие ковры проплывали под нога
Позолоченные двери одна за другой отворялись перед ними, а дворцу всё не было конца.
Наконец они дошли до одной из комнат, совсем ма
— Молчи, когда говорит хан, — предупредила Цветок. — Со всэм соглашайся и останься жить. Он хочет быть щедр к тебе и предложить великий дар.
Предвкушение и страх водили когтями по позвоноч
Ярополк даже со связанными руками не стал бы плен
Быть может, Вячеславу никогда и не отдадут Примор
Распахнулись двери напротив, и показался хозяин дворца.
Вячко предстал перед ханом, точно провинившийся сын перед разгневанным отцом.
Барджиль смотрел хмуро, исподлобья. Длинный пояс едва удерживал вместе края голубого, расшитого золотом халата на его выпирающем пузе. Пальцы хана были усыпа
— Чичак, — произнёс он хрипящим голосом, и слово показалось Вячко смешным и чудным.
Хан поманил к себе рукой, и Цветок сорвалась с места, подбежала к нему маленькими шажками, склонилась в по
— Чичак, — повторил хан и дальше заговорил на удив
Слишком откровенно, чтобы она была наёмницей. Да и какая наёмница из девчонки, умевшей управляться толь
Наконец Цветок встала по правую сторону от хана, и тот обратил внимание на княжича, вмиг лицо его пере
всё сильнее чувствовал, как ярость распалялась в груди, как жгла сердце и горло. Он заставил себя выпрямить но
И заговорил, ослушавшись совета своей похитительницы:
— Кто ты такой? Зачем меня похитил и что задумал? Если решил меня использовать, то у тебя ничего не полу
Барджиль надул толстые, точно ватрушки, губы, одни
Но хан глазами впился в Вячко, и между бровей у него залегла глубокая морщина. Он оборвал девушку, повёл ру
Цветок бросила сердитый взгляд на княжича, но заго
— Славный хан Барджиль, да благословлять его дом Луноликая, спрашивать, есть ли ты недоволен гостепри
— Разве я здесь гость? — разозлился Вячко. — Гостем я был в доме купца Вихрора, а с тех пор я только пленник в руках то одних, то других.
— Вихрор, — повторил хан, громко засмеявшись, а по
— Купец Вихрор никто, княжьич, — сказала Цветок. — Его родные сыновья предать его и доложить каган Шибан о тэбе. Вихрора казнить на этот рассвет. Тебя защитить можьет только славный хан Барджиль.
Речь девушки походила на песню, но в глазах сверка
— И зачем хану Барджилю защищать меня?
Цветок не стала переводить его вопрос и с удивитель
— Потому что каган Шибан казнить глав великих ро
— Почему никто не остановил его?
— Многие бояться Шибан, потому что так велят люди Луны. Они говорить, он сын Аберу-Окиа. Некоторые се
— И какой путь выбрал хан Барджиль?
— Хан Барджиль ждал, мудрый человек всегда ждать, когда псы грызутся.
— Значит, храм на стороне Шибана? — задумался Вяч- ко. — Тогда почему они спрятали меня в степи? Почему сразу не отдали кагану?
— Я пока не знать.
Вячко посмотрел на Барджиля, тот наблюдал за ним так внимательно, что могло показаться, что он понимал, о чём шла речь.
Отец предупреждал, что многие из великих родов Ду- зукалана не пожелают мириться с властью Шибана. Но зачем им привлекать на свою сторону ратиславского кня
— И что славный хан Барджиль желает от меня? — чуть покорнее произнёс Вячко.
Цветок перевела вопрос, и хан ответил ей всего пару слов, но речь девушки вышла такой долгой, что стало ясно, что не раз прежде она обсуждала всё с Барджилем.
— Хан знать, что ты хочеть освободить рабы и увести с собой. Славный хан помочь тебе с этим, княжьич. Ты уйдёшь из города и поможешь своему брату, Вэликому ра- тиславскому князю. Когда каган Шибан собэрёт весной войско и приведёт к тебе, ты поразить его и убить Ши- бан. Взамен за помощь ты и твой брат платить нам дань ещё дэсять лет.
Вячко раскрыл рот, и слова рвались наружу, но язык не слушался.
— Все ратиславские князья будут слать своих людей и своё золото. За это их города будут стоять.
— То есть ты просишь, чтобы мы спасли вас, а потом ещё и дань вам отдавали? — рассвирепел Вячко. — В чём же тогда наша выгода?!
— Вы будете жить, ты будешь жить, княжьич, — спокой
— А что, если Шибан тогда передумает? Он останется без главной своей силы. Может, и вовсе решит не вести войско на верную смерть.
— Не передумает, — лицо девушки оставалось безмя
— Что?
— Шибан не пошёл бы на Ратиславию, если не знать точно. Рдзения пришлёт войска с другой стороны. Без колдунов вы не устоять.
А после, если княжества не падут, обескровленное вой
Но даже с колдунами против натиска с двух сторон Ра- тиславии не выстоять. Вторак был слаб и истощён, когда с него сняли чары дузукаланских жрецов. Много ли тол
Вячко почувствовал, как разболелась голова. Что де
— Рдзения просить себе ваши западные города. Ши- бан брать остальное. Если ты согласиться, ваши города останутся вашими, а за это вы будете платить дань дэсять лет, — повторила Цветок. — Если ты согласишься, кня-
жьич, хан Барджиль пришлёт на помощь ещё наёмников. Много. Дэсять тысяч.
Десять тысяч людей за десять лет дани. Не выйдет ли, что больше людей Ратиславия потеряет, посылая рабов в Дузукалан?
— Не вижу смысла от твоей помощи, хан. Мы потеря
— Разница есть, — не дожидаясь ответа хана, произнес
Вячко опустил взгляд, не в силах собраться с мыслями.
— Я не князь и не могу принимать такие решения сам, — выдавил он.
Барджиль сказал что-то громко и хрипло.
— Придётся, — перевела Цветок.
Вячко встретился взглядом с ханом. Значит, тот и вправ
— Даже если я дам тебе обещание, хан, это не будет значить, что смогу его выполнить, — обратился он напря
— Придётся, — повторила Цветок. — Только давая обе
С губ Вячко сорвался смешок.
— Дочь? В жёны?
Он переводил взгляд с девушки на хана, и улыбка мед
— Ты и есть дочь?
— Всех сыны хана забрал себе каган, — рассказала за
Буря, что бушевала в глазах Цветка, ошеломила Вячко. Он стоял поражённый, не в силах вымолвить ни слова. Что за шутку сыграли с ним нечистые духи и сама Аберу- Окиа! Если он откажется, так сразу лишится своей голо
ка и не осмелится ни потребовать выкуп у Ярополка, ни отдать его Шибану, слишком опасно это для него самого. А значит, он вовсе избавится от Вячко, если поймёт, что от него не будет никакого толка.
А девчонка! Эта ядовитая невыносимая девчонка, что так дерзко грубила ему вначале, а теперь разыгрывала из себя покорную деву. Неужто она и вправду решила, что из их свадьбы выйдет что-то хорошее?
Лицо её оставалось непроницаемым, кротким, но Вяч- ко видел, как испытующе Цветок на него глядела.
— Как тебя зовут?
Девушка оглянулась на отца, и он ответил сам:
— Чичак.
— Это значить цветок по-вашему.
Вячко почувствовал, как растерянность и смятение в его душе пожирал огонь, как ярость и отчаяние брали над ним верх. Он сжал руки в кулаки, чтобы не было вид
— И ты желаешь меня себе в мужья, Чичак, дочь слав
— Я покорна воле отца и счастлива стать женой буду
Вячко почувствовал кровь во рту, так сильно он от зло
От дочери хана избавиться будет непросто. Её не сош
— Тогда скажи славному хану, что я безмерно благода
— Надо торопиться, славный княжьич. Снег скоро сой
Наглая девчонка. Немыслимо было, чтобы хоть одна приличная девица посмела предлагать себя в жёны, а она даже не покраснела. И следа смущения не было на её лице, только наигранная покорность, едва скрывавшая воинственную решительность.
— Мне нужно время, — теряя терпение, повторил Вячко.
Хан выслушал перевод от своей дочери, посуровел ещё больше и снова заговорил.
— Ты, верно, считать, что у тебя есть помощь в горо
Княжич холодно посмотрел на девушку. Хан трижды хлопнул в ладоши.
И тогда двери в комнату распахнулись, и Турар втащил окровавленного Вторака, бросил колдуна прямо к ногам княжича.
— Ты можешь рассчитывать только на хана, — повто
ГЛАВА 3
Ратиславия, Лисецк Месяц лютый
— Князь! Великий князь едет!
Бежал народ со всех сторон, торопился, роняя шапки на бегу. Ребятня радостно визжала, охали восхищённо бабы, склоняли покорно головы мужики, и все они жадно разглядывали Ярополка Снежного.
Одного князя недавно принял уже город Лисецк, его же проводил к Калиновым холмам на вечный покой.
Минул месяц, и новый князь вошёл в город, а подле него верхом на коне без седла, в мужской шубе и с двумя девичьими чёрными косами ехала лесная ведьма, и нель
Дара держала голову высоко. Она крепко цеплялась в поводья лошади и людей перед собой не различала, видела лишь их шапки да пёстрые платки. Конь под ней волновался, окружённый со всех сторон шумной толпой, и Дара стянула рукавицу, чтобы погладить его по холке.
— Страшно? — хмыкнул рядом Снежный князь.
— Вовсе нет, — поджала губы девушка.
Ярополк улыбнулся весело.
— А бледна, словно смерть, — он подъехал ближе, до
Только тогда Дара огляделась внимательнее по сто
Мысль эта заставила Дару расслабить пальцы, вздохнуть спокойнее. Её опасались, считали могущественной ведьмой, но при этом не бежали прочь, не кидали камни, а смотрели с благоговением, как на грозное языческое божество.
Княгиня Злата так же сожгла рдзенский город, тоже была лесной ведьмой, только она погибла в огне, кото
Конь будто почуял её уверенность, задышал спокой
Только пару седмиц назад Дара прокралась в Лисецк тайком и после бежала, скрываясь от княжича Вячеслава. На этот раз весь город вышел к ней навстречу, а у княже
Он был стар, красен лицом, одутловат и не понравился Даре с первого взгляда.
Внимательный, цепкий взгляд оказался у Чернека, Дара сразу почувствовала на себе его пристальное внима
Великому князю поднесли хлеб с солью, и Ярополк принял угощение, расцеловал Чернека по имперскому обычаю, а после вдруг поднялся по широкому крыльцу, оставил позади себя хозяина города и поднял руку к небу.
— Тише! — разнеслось по двору. — Князь говорит.
— Князь...
Ярополк ждал, а шум затихал, замолкал люд вокруг кня
— Народ Лисецка! — начал он.
Дара вскинула голову, чтобы лучше видеть Ярополка. Высокий, широкоплечий, он возвышался надо всеми во дворе, и, казалось, что нельзя до него дотянуться, пусть и отделяло его всего несколько ступеней.
— В Ночь костров в вашем городе умер мой отец, Вели
Тяжёлую тишину прорезали неуверенные смешки. Тол
— Ранее осенью Шибан спалил Нижу и убил мое
Князь замолчал, оглядел толпу, внимавшую каждому его слову.
— Помнишь ли, народ Лисецка, мою бабку княгиню Злату? Она пришла из Великого леса, чтобы разнести сло
Ярополк обернулся к ней, протянул руку, а Дара засты
Окаменели ноги. Страшнее это оказалось, чем идти на поклон Моране-пряхе, страшнее, чем когда обливали чёр
— Лесная ведьма.
Ярополк ждал, в голубых глазах читалось нетерпение. Дара поднялась на крыльцо, встала рядом на ступень ниже.
Снежный князь продолжил:
— Вы должны были слышать о новой лесной ведьме, это она сожгла Совин, отомстила за нашу княгиню Злату и князя Ярополка Змееборца. И она поклялась мне посту
Он улыбнулся широко. Толпа неуверенно шепталась, разглядывая Дару. И вдруг кто-то, кажется, из людей кня
— Верим!
И народ тут же подхватил:
— Верим! Верим!
— Спали степняков!
— Дотла спали!
Дара истуканом застыла на ступенях терема. Глаза бегали от одного лица к другому. Радость и ярость, вера и боль — их чувства смешались в жуткое месиво. Люди улы
Но толпа не накинулась на лесную ведьму, не разорва
Они не чувствовали запаха гари, не видели сожжённые тела, они не отнимали чужие жизни, задыхаясь от востор
Дара оглянулась на Ярополка, и он прочёл удивление в её глазах, понял незаданный вопрос.
— Они ждут, что ты спасёшь их жизни, убьёшь их врагов, пока они сами будут прятаться за городскими стенами.
— Я уничтожила Совин, — возразила Дара. — Там были люди... невинные...
— Сколько раз рдзенцы палили Старгород? — успел только сказать Ярополк, как к нему подошёл грузный князь Чернек и вовлёк в разговор.
Дара осталась в одиночестве среди толпы, ожидая Снежного князя.
— Да озарит Создатель твой путь, госпожа лесная ведьма.
Позади стояла высокая женщина. Была она немолода и сухощава, будто после долгой болезни, и вокруг рта и на лбу её застыли морщины, как если бы она постоянно хму
— Княгиня Лисецкая Здебора желает встретиться с то
— Так что она прячется? — удивилась Дара. — Все здесь собрались.
Незнакомка скривила тонкие губы.
— Иди за мной, госпожа лесная ведьма, — бросила она с презрением. — Княгиня тебя ждёт.
Дарина оглянулась на Ярополка, но он был окружён боярами, и каждый желал с ним поговорить, каждый тре
Княгиня оказалась худа, как тростинка. Шуба выгля
Дарина поклонилась низко, с почтением, приветство
Ступала Здебора неторопливо, будто вымеривала каж
Дара замешкалась, оказавшись в богатых палатах. Вну
Здеборе помогли раздеться служанки, и Дара смогла рассмотреть золотую нить на длинных рукавах и жемчуж
— Не стесняйся, дорогая гостья, раздевайся. Здесь жарко натоплено, — произнесла княгиня, и её служанки тут же подскочили к Даре.
Дара осталась в своей штопаной льняной одежде, гор
Все яства на столе выглядели немыслимо вкусно. Сто
Немногословной оказалась Здебора. Она ела осторож
— Князь Чернек попросил меня позаботиться о тебе, — произнесла наконец Здебора, отложив в сторону тонкий нож, которым нарезала рыбу. — Он наслышан о новой лес
Дарина кивнула, проговорила что-то невнятное в от
— Ты, дорогая гостья, верно, устала с дороги. Всё-таки пусть ты и могущественная ведьма, но всего лишь женщи
— Слушаюсь, княгиня, — поклонилась Маланья.
Дара не спешила идти за ключницей.
— Я бы хотела сначала обсудить дела с Великим кня
— Если будешь нужна, так он за тобой пришлёт. — Взгляд у Здеборы был строгий, колючий. — Великий князь теперь с моим мужем беседует, у них разговор важный и долгий, после совет намечается. Женщины в государ
— Это ему решать, — вырвалось у Дары.
Лишь глаза выдавали недовольство княгини.
— Я хочу сначала встретиться с Великим князем и послу
Здебора подняла кубок, сделала глоток и только после сказала:
— Маланья, проводи гостью, куда она пожелает.
— И ещё, княгиня, прошу тебя поселить вместе со мной мою сестру Весняну.
— Рада буду вас у себя принять. — Губы Здеборы растя
Глаза княгини оставались бледными, холодными, точ
Здебора оказалась права, Ярополк был занят. Дара про
После Третьяка стали выходить из дверей дружинники и знатные бояре, Дара приметила среди них Стрелу и по
— Не знаешь, надолго ли затянется совет? — спроси
— Думаю, да. Великий князь пока только нам раздал распоряжения, с ним остались воеводы и князь Чернек. А ты чего ждёшь?
Дара замялась, не ответила. Не объяснять же дружин
— Скажи, — вместо этого попросила Дара, — я виде
Среди них был один парень из деревни Мирной, откуда он там?
— Мирная принадлежит моему дяде, он собрал опол
Дара не решалась говорить дальше, и Стрела сам пред
— Устроить вам встречу?
— Если можно.
— Тогда чего время терять? Пошли, заодно займусь их размещением.
Дара оглянулась на закрытые двери в последний раз и пошла за Стрелой.
В городе стояла суматоха. Не готов оказался Лисецк к княжескому ополчению. Немало людей он принял, ког
Стрела направился прямиком к длинной гриднице, где жили дружинники, и попросил подождать снаружи.
— Как звать твоего товарища?
— Богдан из деревни Мирной. Скажи, что его ищет дочка мельника Молчана.
Стрела кивнул и быстро взбежал по ступеням, хлопнув тяжёлой дверью.
Дара ждала в нетерпении, волновалась, дёргала чер
Из гридницы выходили люди, и каждый раз, когда распахивалась дверь, Дара вздрагивала. Ей было страш
— Вот твой товарищ, — наконец на пороге показался Стрела.
Позади него стоял Богдан. Рядом с ладным юрким Стре
дана и отчего-то думала, как странно, как чудно было бы, окажись здесь Милош. Он бы, верно, посмеялся над её деви
Он не изменился, остался прежним в сотнях вёрст от родного дома, а Дарина за минувшие месяцы прожила де
— Не задерживайся, — велел Стрела Богдану. — У меня со всеми вами ещё разговор будет. А ты, Дарина, передай, пожалуйста, Весняне, что я вечером загляну.
Строгим, удивительно серьёзным сделался Стрела, Дара с трудом узнавала его.
— Хорошо, Ростислав, — вспомнила она наконец его имя. — Передам. Заходи, будем ждать.
Приглашение вышло неискренним. Нехорошо, что па
Стрела ушёл, и Богдан спустился с крыльца, глянул на Дару искоса, из-под ресниц.
— Да озарит Создатель твой путь, госпожа лесная ведь
— Здравствуй, Богдан, — Дара рассматривала его, ду
— Так все тебя теперь госпожой величают.
— Ты меня всегда Даренькой звал, — напомнила она.
— Так то я звал дочку мельника, а не лесную ведьму... Нашла ты, значит, свою мать, — метнул он острый взгляд, в самое сердце попал.
Все в деревне верили, что мать Дарины сама лесная ведьма, только Старый Барсук и Молчан знали, что слу
— Нашла, — признала Дара. — Только она мертва, её казнили Охотники.
— Ты за это спалила Совин?
— И за это тоже.
Мимо то и дело сновали люди, одни заходили в грид
— Расскажи, пожалуйста, как там дед Барсук, как Жда
— Неплохо они, здоровы, это главное. Зареченские от них ушли, как только общую избу поставили. Старый Барсук снова ходит, но на мельнице он теперь совсем не помощник. Не знаю, как Ждана по весне одна справится.
Заныло сердце, на глазах неожиданно, пугающе бы
— Как ты оказался в ополчении? Зачем согласился идти на войну?
— Никто меня не спрашивал. Приехал боярин, ве
Они снова неловко помолчали. Дара кусала губы, Бог
— Я могу попросить Великого князя отпустить тебя до
Богдан вдруг посмотрел прямо ей в глаза, пронзитель
— Не надо, госпожа лесная ведьма, — процедил он. — Всё в порядке, не я один из Мирной пришёл, своих не брошу.
— Ты единственный сын у отца, кто будет ему помо
— А сейчас не только мой отец наследника может поте
— Богдан! — Отчаяние прозвенело в голосе. Дара про
— Прощай, госпожа, — громко хлопнула дверь.
Дарине стало тошно и мерзко, словно помоями её облили. Что она сделала, чтобы Богдан её ненавидел? Вспомнились тут же собственные насмешки и издёвки, злые игры, в которые она играла с парнем. Но никогда прежде Богдан не говорил с ней так холодно. А теперь словно стена между ними выросла. Что же выходит? Он мог простить ей жестокость, но не превосходство?
Солнце уже клонилось к земле, быстро тускнели краски.
Дарина поспешила вернуться в княжеский дворец, на женскую половину и велела служанке найти её сестру.
Их с Весей поселили в большой тёплой палате, и пусть на двоих стояла лишь одна кровать, но она была мягкой и тёплой, застеленной меховыми шкурами. На полу ле
Языки пламени посерели от времени, чёрными теня
Дара слишком хорошо помнила, как пахла палёная че
Руки задрожали, горло словно сжала удавка, и из груди вырвался крик. Страшный, истошный.
Дверь отворилась, вбежала перепуганная служанка, за
— Что случилось?.. Госпожа, — растерянно проговори
— Вон! — рявкнула Дара. — Пошла вон!
Девка кинулась прочь, а Дара сама поспешила за ней.
— Стой, — рявкнула она в спину убегающей девушке.
Служанка обернулась, лицо её вытянулось, побледнело от страха, но она не посмела ослушаться.
— Отведи меня к Великому князю, — приказала Дара.
В покои Снежного князя она вошла неуверенно. Гнев успел затихнуть, но страх по-прежнему глодал сердце.
Ярополк сидел у печи в резном кресле, застеленном шкурами, пил из простой деревянной кружки. У печи копошился Третьяк, ворочал дрова кочергой, дабы распа
— Вечер добрый, Дарина, — приветствовал князь.
Он взглянул на неё мельком и сделал глоток.
— Что стряслось? — Князь вытянул руку, и Третьяк тут же поспешил забрать у него кружку.
— Как ты понял, что что-то стряслось?
— Мне бы хотелось верить, что ты соскучилась по мне, но это вряд ли, — он произнёс это будто игриво, но во взгляде не читалось никакого интереса, одна усталость. — Так что случилось?
Дара покосилась на Третьяка, но Ярополка будто не беспокоило его присутствие, значит, при холопе можно было говорить.
— Я повздорила с княгиней Здеборой.
Ярополк едва заметно переменился в лице.
— Быстро ты... Рассказывай.
Дара оглянулась по сторонам, подумывая присесть, но лавки стояли далеко от кресла князя, и девушка решила остаться на ногах. Да и рассказ вышел коротким. Дара ис
— Старушка Здебора не меняется, — проговорил себе под нос Ярополк. — Третьяк, что скажешь?
Холоп собирал грязную посуду на столе, чтобы унести из покоев.
— Скажу, Великий князь, что у неё пуговицы на кафта- ► не со рдзенскими совами, я успел заметить, когда Чернек ► К её тебе представлял. А ещё мне рассказали, что в местном к храме Пресветлый Брат — лойтурец. Говорят, Здебора его ». с собой привезла, ещё когда замуж выходила, она ему и по► -
чего ещё ждать от Здеборы? Княгиня рдзенка, — Даре. — Чернек взял её в жёны по настоянию моего деда, она в родстве с Болеславом Лисицей из совета Старшей Совы.
могла так высоко подняться.
— Лойтурец, значит, — хмыкнул Ярополк. — Впрочем, ► чего ещё ждать от Здеборы? Княгиня рдзенка, — пояснил он ► ~ ре. — Чернек взял её в жёны по настоянию моего деда, она в родстве с Болеславом Лисицей из совета Старшей Совы. ► ч Древний рдзенский род, сильный. Его предки основали Ли- ► сецк. Неудивительно, что лесной ведьме Здебора не рада. ► лА
— Так что мне делать? Она же смерти моей хочет, — Дара ► к Г Л услышала, как предательски дрожал собственный голос.чУ
Ярополк повёл бровью, нахмурился.► ►
— Не показывай никому своей слабости. Быть может, ► < даже продолжай быть заносчивой и наглой, — усмехнулся ► он. — Пусть злится. Здебора верит, что властна надо всеми ► в Лисецке, так покажи ей, что это не так. Ты же лесная ведьма.►
Он оглядел внимательно Дару с ног до головы, и улыб- ► ка тут же потухла.►
— Она тебя в этом видела?►
Дара неловко поправила складки старой понёвы, кив- ► Ь { нула.►
— Совсем забыл, что из всех нарядов у тебя только шуба. Третьяк...►
— Завтра подберу новые платья.
— Сегодня, — велел Ярополк. — И ещё бусы, перстни, гривны — возьми из моих сундуков всю эту ерунду, если чего не найдёшь, то купи. И вот ещё, найди моё Писание. ► Оно должно быть в.►
— Знаю. — Холоп шустро метнулся в угол спальни, под- ► нял крышку одного из сундуков и достал нечто, обёрнутое > багряным бархатом.
— Вот, возьми моё «Слово на Рассвете», Дарина, — ска- ► зал Ярополк, и девушка приняла из рук холопа книгу, раз- ► вернула ткань.►
Священное Писание было в тяжёлом позолоченном переплёте, от золотого сола посередине к краям расходи
Дара бережно держала книгу, поражаясь её красоте. На всю Мирную только у брата Лаврентия имелось Писание, было оно не в золотом, а в кожаном переплёте. Троутосец привёз «Слово» с Благословенных островов и дорожил им больше, чем собственной жизнью. Сама Дара почти не держала в руках книг, отец учил её писать на кусках бере
Девушка подняла глаза на Ярополка, он улыбался, и Дара осторожно, со странным, священным почти трепе
— Спасибо, Великий князь, — поблагодарила Дара. — Я буду беречь твой подарок.
— Надеюсь. Только учти, что Писание тебе не для кра
— Но я же лесная ведьма...
— И что с того? Пусть силу тебе даст хоть сама Аберу- Окиа, покуда ты используешь её во благо, народ будет тебя любить. И бояться, раз эта самая сила у тебя есть. А правды никто знать не должен. Будем надеяться, что до весны никто тебя не раскусит.
Дедушка говорил, что зима не позволит лесной ведьме окрепнуть, не даст золоту в крови разгореться. Солнце не будет греть до самой весны, а Дарина останется не силь
— Будем надеяться, — повторила девушка за Яропол- ком. — Спасибо за твой подарок и за советы, Великий князь.
Ярополк чуть склонил голову к правому плечу.
— Счастлив порадовать тебя, Дарина.
Дочка мельника плохо различала, что таится за слад
немало пришлось услышать лживых ласковых слов от Ми
Она постаралась улыбнуться.
— Я счастлива просто быть здесь, подле тебя, Великий князь.
Ярополк не поверил бы, заметь он смущение на её лице, не поверил бы он и преданности или восхищению. Лесная ведьма улыбнулась лукаво, так, как улыбалась Ми
— Где бы я могла столькому научиться? Думаю, любо
— Не заиграйся, Дара. Здесь нужен опыт.
— Но у меня хороший учитель.
— Лучший, — поправил Снежный князь, и Дара рассмея
— Лучший, — повторила она. — Спокойной ночи, князь.
В спальне на женской половине терема ждала сестра. Весняна уже расстелила постель, взбила подушки и те
Дара остановилась на пороге, наблюдая, как девушки упрямо перетягивали друг у друга серебряный кувшин для воды.
— Мы с сестрой справимся без твоей помощи, иди, — сказала Дара.
Служанка посмотрела на лесную ведьму с нескрывае
— Поутру ты мне понадобишься, проводишь в храм на рассветную службу, — предупредила Дара служанку, пре
Веся с раздражением грохнула кувшин на стол.
— Да как же так? — вздохнула она с возмущением. — Дара, что же нас теперь и кормить с ложечки будут, как маленьких? Она меня привела сюда, сказала, что мы с то-
бой будем жить вместе, а потом как начала хозяйничать, меня вообще не слушала.
— У знатных людей принято, что за них всё слуги де
— Верно, ты права, — согласилась Веся, продолжая ос
— Да.
Пару мгновений они с сестрой стояли рядом, разгля
— Холодно что-то у нас, ты не мёрзнешь? — невинным голоском спросила Дара. — А то дров никто не принёс.
— Не холодно вовсе, — честно ответила Веся. — Ты раздевайся поскорее и залезай в постель, смотри, какие тёплые шкуры.
— Лучше огонь в печи пожарче растоплю.
И Дара рванула гобелен со стены. Ткань затрещала в одном углу и легко порвалась. Девушка дёрнула сильнее, ещё раз, ещё и, наконец, бросила гобелен себе под ноги.
— Что ты делаешь? — испугалась Веся. — Он, должно быть, такой дорогой!
— Ничего, расплачусь с княгиней как-нибудь, — проце
На столе в ларце для рукоделия лежали ножницы.
— Веся, помоги, — пропыхтела Дара, усердно разрезая ткань. — Возьми нож и рви эту тряпку помельче, целиком в печь не влезет.
Когда пришёл поздним вечером Стрела, девушки ки
— Охотник, — тут же узнал он длинный меч со знаком Холодной Горы.
Дара молча забрала у него лоскут и кинула в огонь.
— Расскажи, — попросила она. — Только честно, зачем Ежи привёл меня к вам? Что вы ему обещали?
Стрела оглянулся на Весю, будто спрашивая её разре
— Мы с Небабой угрожали ему, грозились убить. Пар- ниша испугался до смерти, он бы кого угодно привёл, не только тебя. Правда, взамен он взял с нас обещание выве
— Значит, Ежи знал, что вы пришли по мою голову.
— Конечно, знал, да и был не слишком против.
— Ясно.
Веся прильнула к Даре, положила голову на плечо се
— Он не со зла, подумай только, как страшно ему было. Ты видела Небабу? Он же здоровый, что медведь.
— Страшно, конечно, — согласилась Дара мрачно. — Скажи ещё кое-что, Стрела, кому ты теперь служишь? Княжичу Вячеславу или Великому князю?
— Я состою в дружине Великого князя. Пока Мстис
— Значит, княжичу ты больше не подчиняешься? — Дара повернулась к Стреле, чтобы лучше видеть его лицо.
Огонь в печурке пылал ярко, почти как солнце.
— Нет.
— И если он прикажет меня убить, ты ослушаешься?
Ростислав не выдержал её взгляда, обернулся вновь на Весю, ища совета.
— Ну и вопросы ты задаёшь, — пробурчал он. — Плохо же тебе, наверное, спится, раз такие мысли мучают.
— Будут мучить, раз жених сестры помышляет о моём убийстве.
— Дара, да что ты говоришь такое? — ахнула Веся, хва
Стрела не сказал ничего, а Даре больше слов и не тре
Веся поднялась, чтобы позвать холопа и попросить принести им ужин. Её тихий ласковый голос был слышен из-за двери. Дара прислушалась, повернулась к Стреле.
— Постарайся справить свадьбу до весны, — прошепта
— Что? — он удивлённо распахнул глаза. В его зрачках отражались огоньки свечей, их тёплый свет делал грубое разбойничье лицо мягче и приветливее.
— Тише, я не хочу, чтобы Веся услышала, — едва слыш
— Я тоже, — прошептал Стрела.
Они смотрели друг другу в глаза, не мигая, и, кажется, впервые между ними возникло согласие.
— О чём шепчетесь? — раздался голосок Веси.
— Думаем, что бы ещё из княжеского дворца на растоп
Веся взяла Дару за руку, положила голову на плечо Ро
Гобелен скоро прогорел, наступило позднее время, и пора пришла гостю прощаться.
После, когда Веся готовилась ко сну и переплетала толстую косу, Дара осталась сидеть у огня и рассказала о встрече с Богданом. Веся от волнения готова была сразу побежать к нему в гридницу.
— Он что-нибудь рассказал о домашних? Как мать с от
— Все здоровы, — соврала Дара.
Богдан мог случайно упомянуть, что Молчана больше нет на свете. Как Веся это переживёт?
«Как переживёт Ждана весну? — пришло отчего-то на ум. — Как она будет одна работать на мельнице?»
Если мачеха не справится, то они со Старым Барсуком умрут от голода, некому будет им помочь.
«Но, верно, Ярополк мог бы послать к ним холопа в помощь, а то и двух. Быть может, он даже подарит мне холопов, если я попрошу», — подумала Дара.
Раз Великому князю нужна лесная ведьма, так лучше ему постараться заслужить благодарность и верность Да
Только мало толку от ведьмы без силы.
Дара заглянула в нутро печи, вгляделась в самую серд
Неожиданно печка громко охнула, содрогнулась, и огонь погас. В спальне стало совсем темно, даже свечи потухли.
Дара заморгала, ослеплённая вспышкой силы. Кровь её ярче вспыхнула на мгновение.
Этого было мало.
ГЛАВА 4
Ратиславия, Златоборск Месяц лютый
Стольный град запомнился Милошу другим. В на
Зимний Златоборск побледнел и будто даже обезлю
Резкая грубая речь северян звучала отовсюду, и Ми
И, что чудно, его куда охотнее теперь принимали местные, чем прежде. Милош остановился на постоя
От хозяина пахло чесноком и хмелем, он поставил перед гостем кружку с пенящимся пивом, нарезал хлеба и сала и присел за стол сам. Милош не приглашал его, да и не был единственным посетителем в зале, оттого ещё сильнее удивился неожиданному дружелюбию.
— Попробуй сала, — вместо приветствия сказал хозя
Милош с плохо скрываемым отвращением посмо
— Милош.
— Что ж, Милош, далеко путь держишь или здесь, в Златоборске останешься? — Ачим покрутился на сту
ле, усаживаясь поудобнее, разложил локти на столе и принялся с двойным усердием за сало с пивом.
— Ещё не решил.
Милош поглядел на поставленную перед ним кружку и тоже сделал глоток. В животе было пусто с самого утра, а хозяйка всё не несла заказанный ужин. Чесночный дух дразнил, манил, и юноша взял кусок сала, положил на хлеб.
— Хорошо сало, — признал он. — И вправду как рдзен- ское.
— Ну, так, — хмыкнул Ачим. — Врать не буду. В Злато- борске больше никто так сало не делает, как моя жена.
Голод одолел брезгливость, и Милош накинулся на угощение, он ел жадно и так же жадно вдыхал запахи хлеба, хмеля и чеснока.
Ачим наблюдал за ним и пил пиво. Милош ловил на себе взгляд хозяина и никак не мог разобрать, что тот означал.
— Помню, точно так же после Хмельной ночи вы все шли через Златоборск, — сказал Ачим. — Сначала один, два, а потом сразу толпой. Думал, всей Рдзеней так к нам и перейдёте, ан нет, остались ещё, значит.
Милош перестал жевать, замер, посмотрел напря
— Остались? — спросил он невнятно с набитым ртом.
— Чародеи, — пояснил Ачим. — Или ты не потому сюда прибежал? Даже до нас дошли вести, как Охот
Кусок хлеба встал поперёк горла.
— Да не боись, не выдам тебя, — заверил Ачим. — Ты в Златоборске теперь, городе княгини Златы, а не на лойтурской горе.
Недоверие точило сердце. Милош внимательно рас
— Разве ваш князь не внук Императора? Он же но
— Верно, — согласился Ачим. — Только кайло это тебе не знак Холодной Горы, да и вообще, князь взял к себе на службу лесную ведьму. Любопытно даже, что на это ска
— Лесную ведьму?
На губах Ачима мелькнула улыбка. Он, довольный рас
— Наш Великий князь теперь в походе, собирает опол
Милош кивнул и засунул в рот ещё кусок сала, лишь бы не проговориться, не выдать жгучее нетерпение. Но Ачим как назло продолжил рассказывать про северян:
— Их всех с собой княгиня привела, она теперь правит заместо мужа, перебралась из Снежного вместе с наслед
Хозяин будто и не заметил, что оскорбил гостя, он пил пиво большими глотками, оттого всё больше пьянел и ста
— Я ж помню, как раньше, ещё до того, как Ярополк в Снежном стал править, скренорцы деревни разоряли. У меня невестка с севера, она до сих пор плачется, что её отца в плен уволокли. Великий князь часто дружину посылал, да только без толку. Звери они, эти скренорцы, а не люди. Перуну по-прежнему молятся и другим богам, каким-то чужим, о которых даже здесь не слыхивали. Без
подчиняются. Только в городе уже мира нет. Как так нас скренорцы охраняют, если честным девкам от них спасу нет? А торговцы жалуются, что их обдирать стали, откуп требуют в три раза больше, чем раньше. Мне пока везёт, мой двор далеко от городских стен, не добрались ещё. Но скоро распухнут от алчности, мало им станет, тогда-то и начнётся...
— Что начнётся?
— Так ясно, что: власти захочется больше, а княгиня и рада будет всё под себя подмять. Уже, говорят, будто она с Фиофано цапается. Две бабы под одной крышей никог
— Что ты опять на баб наговариваешь?
Перед Милошем на стол поставили деревянную тарел
Хозяйка упёрла руки в боки, гневно поглядывая на мужа.
— Чем языком чесать, шёл бы разобрался с нашим го
— Клопы? Леший бы его задрал, — заворчал Ачим. — А шёлковых простыней ему не подать?
— Вот и узнай, может, и подать, — хмыкнула презри
Ачим поднялся неохотно и ушёл, ругаясь себе под нос, а хозяйка осталась возле стола.
Полная, румяная женщина напомнила Горицу своим видом и привычкой понукать и ругать почти ласково. Раз
— Сильно ваши клопы кусаются?
— Да ты пойди найди хоть одного, соколик. Если полу
— Муж возражать не станет?
— Старый боров так дрыхнет, что и не заметит, — хо
Женщина не спешила уходить и внимательно, без вся
— Что ты, насовсем из Рдзении? — вдруг с материнской жалостью спросила она.
— Наверное, — пожал плечами Милош и взял наконец ложку, зачерпнул немного каши. — Только не знаю, куда здесь податься.
— А что ты умеешь?
Милош некоторое время сомневался, стоило ли гово
— Я лекарь, обучался в Совине. Но, говорят, в Ратис- лавии каждая деревенская бабка разбирается в травах, да ещё и заговоры читает.
Женщина оглядела Милоша с головы до ног.
— Каждая, да не каждая, учёным лекарям князь будет рад, он теперь разных людей привечает.
— Да уж, слышал, что даже лесную ведьму, — будто не
— Так говорят, — выгнула бровь хозяйка. — Она ещё осенью в Златоборск с княжичем Вячеславом пришла, но после исчезла, и ходили слухи, что она убила кого-то на княжеском дворе. Но раз Великий князь её принял обрат
Милош повёл глазами по сторонам. Народ в зале вёл себя тихо, каждый держался отстранённо, и в каждом Ми
— Что же, князю всё равно на заветы храма? Создатель велел гнать ведьм и колдунов прочь.
— Соколик, наш князь сам внук лесной ведьмы и по
«Пусть и рдзенка по рождению, а говорит, как ратис- лавка», — отметил Милош.
— Твоя правда, не нам решать за князей, — согласился он мягко.
В ту ночь Милош не смог заснуть. Кровать и вправ
Ночной Златоборск был на удивление живым и шум
Милош слушал непривычные шорохи и шепотки, щу
С тех пор как Милош покинул Совин, ему будто стало легче дышать. Пусть с города спала защита Охотников, но только здесь, далеко от их владений, навьи духи не бо
Это сводило с ума и пьянило сильнее хмеля.
Милош продолжал плести заклятия, когда вздрогнул от необъяснимого волнения. Странная тревога прокати
Он подошёл к окну и распахнул ставни, пуская внутрь северный ветер. Сорвалось заклятие, рассеялась сеть, и в комнате тут же стало холодно, но Милош уже не обра
Кромешная ночь царила вокруг, безлюдная, но только для человека. Вдалеке бил колокол, и с каждым ударом тише, темнее становилось вокруг. Огни потухали одни за другими, один детинец на высоком холме по-прежнему был ярко освещён.
Что-то странное творилось в городе. Там, за высокими стенами Златоборска, нечто чужое двигалось по площа
Милош скинул тулуп, спрятал под тюфяком свёрток с драгоценностями и разделся догола, оставил одно лишь соколиное перо на груди. Кровь забурлила, запела, и ко
Засвистел ветер, улетела вниз земля. Соколом чародей взмыл над городом и оглядел Златоборск уже с высоты.
Под сильными крыльями раскинулось чёрное поле, а в нём горели золотые звёзды. Не на небе, на земле — то навьи духи гуляли мимо домов. Медленно они плыли по окраинам столицы, но в сердце её, там, где стоял княже
Милош бросился вниз, ещё сам не зная, зачем. Чем ближе становился княжеский двор, тем яснее проступали образы и слетали обманные чары.
То крался не зверь, не чёрная бесплотная тень. Человек.
Сокол резко вильнул в сторону, за башенки часовни, когтями зацепился за крышу и вскарабкался выше, чтобы выглянуть из-за укрытия во двор.
Стража будто не замечала незнакомца, хотя тот даже не скрывался. Он стоял посреди двора, смотрел прямо на окна терема, как будто мог видеть сквозь стены, как будто долго искал кого-то и наконец нашёл.
Человек скрывал лицо за высоким воротом и пуши
На стенах детинца волновались духи, кружили хорово
Сокол-чародей смотрел и с удивлением понимал, что этот человек ему знаком. Он уже видел и ощущал эту пу
Чёрный человек сделал неуверенный шаг и снова за
Духи сорвались с места. Огромная тень проползла по крыше мимо Милоша, чуть не сбила сокола и нырнула в трубу.
«Домовой», — узнал чародей.
Дух-хранитель в княжеском дворце был сильный, здо
Почему?
Любопытство терзало Милоша почти нестерпимо, и его тянуло пробраться во дворец, проследить за незна
Милош сорвался с крыши и облетел дворец кругом, приглядываясь, прислушиваясь. Птица иначе ощущает, чем человек, но даже в соколином облике чародей видел пустоту, что гуляла внизу.
Внутри дворца тень долго металась от двери к двери и наконец остановилась. Нашла.
Оборотень опустился на крышу. Когти скребли по де
— Чего это там? Нетопырь, что ли? — раздалось внизу.
Милош замер, чуть не упав с узкой ставенки. Лапы со
— Нетопырь? Зимой? Да ну, это птица.
— Какая, к лешему, разница? Эта дрянь в окно княж
Но прежде чем стражники попытались дотянуться нако
Утро встретило мокрой промёрзлой постелью и боль
— Эй, господин лекарь, вставай скорее, дело есть! — Если бы Милош не повесил засов, так Ачим, верно, зашёл бы, не церемонясь.
— Чего тебе надо? — пробурчал Милош еле слышно. Го
Ачим его не услышал и продолжил стучаться.
— Вставай, говорю, тебя к княгине требуют!
Милош закрыл рот рукой. Что за дрянь подливал ему вчера хозяин?
— Соколик, — послышался голос хозяйки. — По всему городу умелого лекаря ищут, пойди, помоги княжне.
Ногами удалось нашарить сапоги, только никак не по
— Да ты совсем зелёный, соколик, — ахнула хозяйка, когда отворилась дверь. — Тебе самому лекарь нужен.
— Мда, не умеют рдзенцы пить, — крякнул Ачим. — Чего, добрый господин, совсем поплохело?
Милош только икнул в ответ и снова зажал рукой рот. Говорить он не мог и не желал, развернулся, по
Хозяйка закружила вокруг него, заквохтала, точно ку
— Ачим, принеси гостю тёплой воды и горячей по
— Пиво у тебя, хозяйка, хуже сала удаётся.
— Ты бы за такие гроши не жаловался, — оскорбилась женщина. — Ох, горе моё луковое, просто надо уметь пить.
— Я умею.
— Умел бы, так от пива бы тебя не косило.
Милошу хотелось сказать, что он не приучен пить де
Вернулся Ачим, Милош умылся тёплой водой, хозяй
— Так с чего вы меня подняли с утра пораньше? — сгор
— Обед уже, — крякнул смешливо Ачим.
— Княгиня с самого утра клич по городу бросила, ищут лекарей, зовут всех, кто есть в Златоборске. Моло
Милош встрепенулся, выпрямился.
— Молодая княжна? — повторил он.
Ночью стражники говорили, что это под её окнами летал сокол, значит, именно к ней в комнату прокрался неизвестный гость.
— Княжна Мирослава, единственная дочь усопшего князя. Уж не знаю, что приключилось, но княгиня всех подряд созывает. Обычно при дворе есть свой проверен
— Говорят, ещё осенью его лесная ведьма убила, — тихо, как страшную тайну, произнёс Ачим.
— Ведьма знахаря убила? Брешут. Ворон ворону глаз не выклюет.
— А, чтоб вас и вашу болтовню, — Милош схватился за голову. — Говорите тише.
Хозяйка деловито подняла с пола разбросанную оде
— Пойдёшь в таком на княжеский двор, так засмеют, — заключила она.
— Пусть смеются, пока не увидят, на что я способен, — насупился Милош и протянул руку за одеждой. — Но твоя правда, хозяйка, стоит пойти помочь княжне.
Если он собирался попасть на службу к ратиславскому князю, то этот случай выпал как нельзя кстати. К тому же Милош мог наконец узнать, зачем незнакомец проник во дворец и искал княжну.
Никогда прежде, пожалуй, даже во время жизни сво
Впрочем, раз княгиня бросила клич, значит, плохи были дела у княжны Мирославы, не ждало время, и по
Нелепый, верно, был у него вид: сверху каменья и меха, а снизу стоптанная кметская обувь, поэтому на княжеском дворе его приняли с ожидаемой враждебно
— Значит, ты лекарь? — с сомнением спросил скрено- рец, стоявший на входе.
— Странствующий ученик имперского целителя, — по
— Как сказать, княгиня Фиофано ищет умелых лека
— Я как раз умелый лекарь, — с презрением процедил Милош. — Так что не трать моё время попусту и проведи к княгине.
Стражник шмыгнул кривым носом и почесал затылок.
— Подожди тогда, господин умелый лекарь, — пе
Милош остался во дворе и уже начал сомневаться, что его пропустят, когда скренорец вернулся и с недовольной миной разрешил войти. Видимо, немного желающих ото
От серого морозного утра Милош скрылся в тёмных сводах дворца и поначалу ослеп, оказавшись в полумраке, где лишь редкий свет из-за закрытых ставней падал на сте
Чародея встретила ключница, от её цепкого взора даже в полутьме не укрылись старые сапоги Милоша, но женщина ни словом о них не обмолвилась.
— Идём, господин лекарь, — позвала она. — Если помо
— Великая княгиня лекаря не ищет, — перебил скрено- рец. — А Фиофано больше не Великая княгиня.
Лицо ключницы перекосило. Оскорбление жгло ей губы, так и норовило сорваться, но она сдержалась.
— Ты, господин лекарь, не вздумай жульничать, — об
— И какое же наказание у вас за воровство? — полюбо
— Отрубают руки.
— Вряд ли мне такое понравится. Руки в работе лекаря пригодятся.
Внутри было темно и душно. Пахло смолой, но с каж
Кровь.
— Что случилось с княжной Мирославой?
Ключница чуть повернула голову, но передумала от
— Откуда есть?
— Из Рдзении теперь, а до этого учился на Благосло
Троутосец осмотрел Милоша с сомнением и спросил на родном наречии:
— Где жил?
Не зря прошли уроки Стжежимира, Милош отвечал по-троутоски пусть и с сильным рдзенским говором, но бойко:
— Нигде. Я скитался, учился у разных людей, а учитель мой родом с Айоса, он был учеником самого Виссариона Акинского.
— Ну-ну, — недоверчиво пробубнил стражник, но всё же распахнул перед целителем дверь.
Чтобы войти внутрь, пришлось согнуть шею, дабы не удариться головой о притолоку.
На столе горел глиняный светильник, возле него, сложив руки на подлокотниках кресла и выпрямившись, будто кочергу привязали к спине, сидела Фиофано. Пол
ная, одутловатая женщина, давно растерявшая известную на весь свет троутоскую красоту. Лицо покраснело, к мо
— Ты целитель? — княгиня не пошевелилась, только стрельнула чёрными глазами. Пальцы, унизанные золоты
— Я, Великая княгиня, — Милош поклонился, как умел, на рдзенский манер, пожалуй, недостаточно низко для ра- тиславской княгини. Но та стерпела.
— Кого лечил?
— Разных людей, всё больше знатных.
— Кого-нибудь от лютой смерти спас? От неизбежной смерти? От чёрного глаза?
— И с волховством сталкивался, если ты хочешь знать, Великая княгиня.
— Сам чародей?
Милош медленно разжал сведённые судорогой пальцы. От его ответа слишком многое зависело. Чего она жела
— Мои родители были.
— Волховать можешь или нет? — нетерпеливо спроси
— Отвечай по делу, — строго велела стоявшая за спи
Милош посмотрел на неё из-за плеча с ледяным высо
— В наше время такие вопросы задают на допросах в темницах или сразу на костре. Я пришёл не отвечать на вопросы, Великая княгиня, а помочь твоей беде. Есть ли разница, как я это сделаю и кто я такой?
Фиофано едва заметно покачала головой и махнула ру
— Делай, что умеешь, — сказала она.
Милош задержался на мгновение, он готовился, что княгиня пригрозит наказанием и даже смертной казнью за неудачу, но Фиофано не произнесла больше ни слова.
Девушки-чернавки поднялись, подвели чародея к боль
Молодая княжна потерялась среди великолепия убран
Милош подошёл ближе.
— Что с ней случилось?
— Такой её нашли утром, лежала ни жива ни мерт
— Тьфу-тьфу-тьфу, — вторая девушка постучала по дере
— Как прошла ночь?
— Тихо, спали все.
— И княжна спала одна? — допытывался Милош.
Он огляделся по сторонам, рассмотрел золотой сол в углу, большое мутное зеркало на столе и ларцы с укра
— Нет, я здесь же дремала, у двери, как всегда, — отве
— И ничто тебя не разбудило? — усомнился чародей.
— Тихо было, а мимо меня мышь не проскочит.
Не мог незнакомец зайти неслышно, не разбудив ни
Милош обошёл постель, покрутил головой, щуря глаза. Нет следа чар, не видно потухших плетений и сетей. Не в колдовстве дело, не только в нём.
— Мне нужно осмотреть княжну.
— Так вот она.
— Всю, — предупредил Милош. — Я должен понять при
Чернавки оглянулись с возмущением и страхом на кня
Фиофано кивнула и отвернулась.
Милош откинул в сторону меховое покрывало и тя
Но осматривать всё тело не было нужды. На нём не на
Как чисто и быстро всё зажило.
Он присел, оказался на одном уровне с Мирославой. Милош моргнул пару раз, прищурился и посмотрел иско
Кровь Златы не так слаба, как можно было ожидать. Но выпита досуха.
— Она потеряла много крови, — заключил Милош.
Фиофано села вполоборота, перевела мрачный взгляд с одной чернавки на другую.
— Кто из вас убрал всё здесь?
— Великая княгиня...
— Которая из вас? Ты, Забава? Не поверю, что Белуна додумалась.
Девушки рухнули в ноги Фиофано.
— Великая княгиня, клянусь Константином-каменоло- мом и семью его сыновьями, не было здесь крови, — заго
ко сну прошлым вечером. В спальне не пролилось ни кап
Фиофано грозно и недоверчиво посмотрела на Мило
— Что же тогда, Мирослава прогуляться ночью вышла, пролила кровь свою и вернулась?! И уходила она не иначе как через окно?
— Не спеши винить девушек, Великая княгиня, — по
— А кому да?
— Не знаю, — честно признался Милош. — Может, дру
— Уж не тебе ли?
— Зачем бы я пришёл сюда при свете дня, если мог прокрасться ночью так, что никто бы и не заметил?
— Не знаю. — Фиофано стала походить на надутую жабу, поджав тонкие губы и сощурив тёмные глаза. — Но другие чародеи в городе не объявлялись.
— Только те, о которых ты знаешь, Великая княгиня, — поправил Милош. — В Златоборске теперь много чужаков: беженцы из Рдзении и со всей Ратиславии, скренорские воины.
Фиофано нахмурила брови и снова отвернулась.
— Ты сможешь спасти мою дочь?
— Постараюсь сделать всё возможное. Вели служанкам распалить огонь поярче в печи.
Милош разглядывал мертвенно-бледное, как похорон
— И пусть девушки никуда не уходят. Они мне тоже по
Чернавки вздрогнули, схватились за руки, ища защиты друг у друга, и одновременно попятились.
— Не бойтесь, девушки, — улыбнулся Милош обаятель
ГЛАВА 5
Ратиславия, Златоборск Месяц лютый
Ачим поставил перед Милошем пиво.
— Я не просил.
— Это угощение, платить не нужно.
Хозяин бесцеремонно уселся за стол. Милошу едва уда
— Ты доброе дело сегодня сделал, господин чародей, а доброе дело должно быть вознаграждено.
Милош с сомнением посмотрел на пивную пену, чуть не перелившуюся через край. Ему-то казалось, что сегодня он заслужил куда больше, чем кружку пива. Впрочем, так же считала княгиня: тяжёлый кошель приятно оттягивал пояс, но тратить заработанное было жалко.
Милош отпил и слизнул пену с верхней губы.
— Что, сало закончилось?
— А? — растерялся хозяин и весь как-то скуксился.
— Дурная затея — пить без закуски, — скучающе и не
Ачим выглядел перед ним провинившимся ребёнком. Он, видимо, боролся с жадностью, подумывал, как выкру
— Лада, подай дорогому гостю сала, — крикнул он в сто
Хозяйка повернула голову, улыбнулась Милошу, пой
Милош пригубил хмельной напиток и почувствовал, как сжался пустой желудок.
— Найдётся у тебя что мясное? — поборов себя, он решил, что награда позволяла и покутить разок. Конеч
Ачим отвёл в сторону глаза, призадумался.
— Поищу, господин чародей. Уж для тебя поищу. Сейчас туго с этим. То, что есть с осени, бережём, поку
— С чего так?
— Так доброе дело, доброе, — приговаривая так, Ачим встал и поторопился на кухню.
Милош призадумался, не стоило ли заказать себе на пошив новое платье, когда место хозяина за столом за
— Спасибо тебе, красавица, — подмигнул женщине Милош и тут же разломил пирог, он оказался с яйцом и луком.
Лада присела, сложила руки на столе и покачала го
— Ох, соколик, — вздохнула она.
— Что? — спросил с набитым ртом Милош и не сдер
Уж какая была Горица мастерица на кухне, но пироги ей такие не давались, впрочем, как и сало.
— Руки у тебя золотые. Была бы у вас с Ачимом дочь, так я бы женился. Особенно если бы она удалась красави
Улыбка стёрлась с румяного лица хозяйки.
— Была у нас дочь, — кусая губы, проговорила она.
Кусок застрял у Милоша в горле. Он прикрыл рукой рот и откашлялся.
— Я не знал.
— Откуда тебе? Ты человек в городе новый, это осталь
— Что с ней случилось?
— Если бы я только знала. Пропала моя Жегота без ве
— Может, ещё найдётся, — без особой надежды сказал Милош. — Девушки порой сбегают из дома с хлопцами.
— Дай бог, — осенила себя священным знамением жен
— Княжне уже лучше, теперь она выздоровеет, — заве
Уголок губ Лады дёрнулся.
— Вот и хорошо. — Она собралась уходить, но задержа
Милош пожал плечами. Он и сам надеялся получить приглашение, но Фиофано обещала позвать его ещё толь
— А должна? — спросил он и откусил от второго пи
— Её сын Ярополк Снежный взял же к себе лесную ведь
— А что с ней?
— Говорят, Ярополк не только на службу взял лесную ведьму, но и в полюбовницы, — Лада шмыгнула носом. — Она девка молодая, сильная, княгиня Гутрун её, верно, всей душой ненавидит.
— Ты что несёшь, дура? — точно из-под пола рядом вы
— Мать свою — ведьму дури, а меня не смей, — хмыкну
— Думай, с кем говоришь, — напомнил жене мужик.
— С дураком ратиславским.
— Видать, и вправду дурак, раз на тебе, рдзенке, женился.
Хозяйка фыркнула, забрала пустую кружку из рук Ми
Ачим проводил её хмурым взглядом и обратился к ча
— Свинины, тушённой с капустой да с морковью не же
— Отчего же, очень даже желаю, — сказал Милош, а са
Но Ачим уже ушёл, и Милош остался один. Он угрюмо уставился на потёртую столешницу, пересчитывая мыс
Значит, она была в Лисецке, служила князю и, быть мо
Великий князь был богат и знатен.
«И наверняка страшен, как водяной», — с отвращением подумал Милош, вспоминая тёмное одутловатое лицо его матери Фиофано.
— Совсем изголодался, что ли?
— А?! — Голос Ачима вырвал из забытья. Милош вски
— Да смотрю, господин чародей, уже и пальцы себе кусаешь. Скоро принесу твой ужин, подожди ещё немно
Милош сжал тонкие пальцы.
В животе урчало, а на душе было вовсе погано. Милош едва дождался ужина, быстро поел и задолго до того, как погасили огни на постоялом дворе, ушёл спать.
Княжна Мирослава забрала немало сил, пусть Милош и черпал их из двух чернавок. Но, хочешь не хочешь, а всё равно потянешь из себя жизнь, плетя заклятия — такова
неизменная плата. Главный источник всегда всё равно — чародей.
Постель снова оказалась холодной, а простыни влаж
Он спал урывками, то и дело просыпался, точно вы
Так длилось бесконечно долго, пока из тишины безлун
Оборвалась жизнь. Ещё одна. Бесплотный дух растаял в темноте, живой огонь рассыпался на сотни искр.
Милош подскочил на кровати, как ужаленный.
Неслышный для обычного человека вой разнёсся над городом. Не было сомнений, откуда он доносился.
Пару мгновений были потеряны, пока Милош размыш
Он чуть не упал на тёмной лестнице, ударился о стол мизинцем на ноге и едва не потерял сапоги.
— Кто здесь?! — завопил Ачим. Мужик выскочил в од
— Заткнись, — прошипел Милош сквозь боль. — Это я, пустошь тебя поглоти. Ку-у-урва, на кой здесь столько столов?
— Так это, люди тут жрут, — ошарашенно проговорил Ачим. — А ты куда собрался?
— Княжну вашу спасать, — натягивая рукав кафтана, проговорил Милош.
Он снял засов и распахнул дверь. В лицо ударил снег. Ми
— Курва, курва, — повторял в отчаянии Милош и упря
тянула и задерживала его, и когда он уже приблизился к городским воротам, то скинул бестолковый ратислав- ский наряд.
— Кто идёт? — рявкнул стражник.
Милош ругнулся, вспомнив, что забыл отвести случай
Отточенное мастерство превозмогало слабость. Паль
— Куда он пропал?! — воскликнул стражник.
— Ёж, ты видел, ты видел? Он только что тут был.
— Чародей...
Милош пробежал мимо стражников. Колдовство срабо
Быстро он, однако, привык к той силе, что подарило фарадальское чудо, куда тяжелее оказалось привыкать за
Пар вырывался изо рта. Снег и ветер толкали назад, к воротам, но Милош бежал по безлюдной улице, месил ногами снег, пару раз падал, поскользнувшись на льду.
В стороне мелькнули духи, сверкнули огненными гла
Высокие терема чёрными безликими тенями проноси
Кто-то большой и лохматый сидел наверху терема. Длинные лапы опустились на землю, и чудовищное мох
Милош остановился напротив. Нигде не видно было стражников.
Существо тоже замерло, выжидая.
Это был домовой, которого он видел прошлой ночью. Дух стал ещё больше. Отчего он снаружи, не внутри? Что прогнало его?
У правого плеча прошмыгнула тень.
— Мы обещали защищать, — шепнула она.
— В уплату за гостеприимство, — раздалось в стороне.
— За жаркие костры длинной ночью...
— Защищать.
Милош огляделся вокруг. Двор наводнили духи: незнако
— Оно нас пьёт, — домовой медленно поднял руку и по
— Забирает огонь.
— Забирает ж-жизнь, — подхватили голоса.
Милош вглядывался в чёрные силуэты, вслушивался в шёпот.
Тело напряглось, готовое к удару. Всё естество его кри
— Спас-с-си, — горячее дыхание опалило затылок.
Милош сделал шаг к крыльцу.
Снег пошёл сильнее, скрывая всё вокруг, пряча от глаз бездыханные тела стражников. Наконец Милош нашёл их: они лежали за крыльцом.
— Как с этим бороться? — спросил чародей, не обора
— Железом. Огонь оно пьёт.
Домовой зацепился длинной рукой за навес над крыль
Остальные духи с опаской сторонились дворца. В мо
Милош открыл дверь.
В темноте нелегко оказалось найти дорогу к покоям княжны. Милош поднялся по лестнице и остановился, пытаясь вспомнить, в какой стороне жила Мирослава.
Он прищурился, надеясь заметить всполохи золота.
Мохнатая лапа коснулась ладони. Чародей едва не за
— Веди, — он с трудом сдержал порыв отвращения.
Дух потянул направо, повёл мимо закрытых дверей. Порой половицы скрипели под ногами, но не слышно было ни голосов, ни храпа, ни одного постороннего зву
Свободной рукой Милош повторял знаки заклятий, вспоминал уроки Стжежимира и размышлял, получится ли потянуть силу из домового, если понадобится.
Дверь в покои княжны оказалась приоткрыта.
Домовой нырнул в темноту и пропал.
Милош ступал как можно тише, опасаясь хоть звуком выдать себя раньше времени. Ещё не глазами, но сердцем он почуял, что пришёл слишком поздно. Тот теплящийся слабый огонёк, что горел в Мирославе, потух. Было темно и холодно.
Только редкие всполохи золотых искр разлетались в стороны от чёрного бездонного колодца.
Наконец Милош узнал, где видел прежде эту пустоту.
У двери беспробудно спала девка-чернавка.
Над постелью княжны склонился человек, мужчина. Во мраке не разглядеть было его лица, но и без того перед глазами возникли его смуглая кожа и гордый лик.
— Гармахис, — вспомнил имя Милош.
Южанин вскинул голову.
Медленно, осторожно, точно боясь спугнуть дикого зверя, Милош подошёл к столу, щёлкнул пальцами, вы
Рядом на постели лежала золотая маска, уродливая, как древнее божество. Милош прищурился и с удивлением за
— О, хозяин курильни, — Гармахис тоже узнал Мило
Он говорил мягко, растягивал звуки, почти пел незна
сом лежала мёртвая девушка, напротив стоял его враг, а он пьяно и счастливо улыбался.
— Вот, значит, кто её, — он замолчал, кажется, поза
— Почему именно её?
— Из-за крови земли, — как нечто само собой разумею
— Как у неё? — Милош спрятал руки за спину, прищу
Если быть осторожным и ловким, то получится потя
— Чистой. У тебя такая была, — южанин склонил го
Он растягивал слова, будто рассказывал сказку.
— А у княжны, значит, яркая?
— Была, — Гармахис глупо засмеялся, содрогаясь всем телом.
Полученная сила одурманила его.
Милош едва сдерживал ярость, глядя на весёлое сму
— Значит, ты поэтому сошёлся с Карлом? Надеялся его тоже опустошить? — Милош тянул из Гармахиса слово за словом, выторговывал каждое мгновение. Сила рвалась из него, бурлила, не успев привыкнуть к чужому телу. Столь
— Ка-а-арл... древний род. Из самой земли, почти как и мой. Но выдохся. Ослабел. Эта девушка друга-ая... В её роду кровь ещё свежая. Любопытно, каковы братья.
Гармахис наслаждался обретённым даром, любовался убитой княжной, как дорогим подарком. Смуглые пальцы в тяжёлых золотых перстнях ласково погладили раскры
Милош сдержал злость, сосредоточился на разрывах, на неровностях в силе, где легче всего было вырвать нить. Гармахис напитывал силой маску, так, может, стоило по
Когда Гармахис напал во время пожара, то не мог кол
Но с клинком он не менее опасен.
— Бабкой княжны была лесная ведьма, — сказал Ми
— Лесная ведьма? — с любопытством повторил Гар- махис.
— Не советую с ней связываться, — процедил чародей и резко дёрнул нить на себя.
Ошалевший от его силы южанин не сразу понял, что случилось.
Милош не медлил со следующим ударом. Заклятие от
Гармахис рухнул на пол. Руки его безвольно упали по бокам, как у тряпичной куклы.
Из пламени сплелась сеть, Милош растянул её и кинул на противника, тот вдруг откатился в сторону и прямо по полу, точно кот, кинулся в ноги. Сверкнул нож.
Милош отпрыгнул. Сеть опала на пол, поймала пустоту.
Клинок вгрызся в дерево совсем рядом с его ногой.
Милош перехватил нить крепче, прыгнул на Гармахиса и обкрутил полыхающую нить, которую тянул из самого Гармахиса, вокруг его шеи, затянул удавку. Другой рукой
он зачерпнул огонь из свечи в ладонь и ударил Гармахиса в лицо.
— На, жри.
Южанин страшно закричал. Нож упал куда-то в сторо
Загрохотали тяжёлые сапоги по лестнице.
— Тревога!
— Сюда! — закричал Милош.
Гармахис ударил его головой в живот, подмял под себя и кулаком припечатал к полу. Захрустел сломанный нос, и Милош почувствовал во рту собственную кровь.
— Курва, — просипел, захлёбываясь, он.
Он пытался вырваться, брыкался, но Гармахис был тяжелее и сильнее. Он ударил ещё несколько раз в лицо и вдруг отпустил.
Топот.
— Хватайте его!
В коридоре началась возня. Милош не мог ничего разглядеть в темноте. Он с трудом поднялся, утёр кровь с подбородка и побежал следом за Гармахисом.
Оба стражника уже были убиты.
Шаги южанина доносились с лестницы.
Милош кинулся за ним. Пролёт, ещё один.
Он распахнул дверь и выскочил на крыльцо. Никого. Даже духи спрятались. Как только этот подонок сумел их так запугать?
Позади во дворце нарастала суматоха, будто заклятие разом спало с его обитателей.
Милош разглядывал снег у крыльца в поисках следов.
С неба сыпало, как из мучного мешка. Цепочки следов вели в разные стороны. Эти принадлежали Гармахису? Или другие: больше, размашистее?
Милош прислушался к огню в крови. Справа чернела ледяная пустота. Гармахис.
Лихорадка боя быстро спала, боль и слабость мешали идти. Тонкая рубаха не защищала от снега и мороза, и Ми-
лош быстро замёрз. Кружилась голова. Ублюдок Гармахис хорошенько его приложил.
«Зато его легко теперь будет опознать по обгорелой морде», — удовлетворённо подумал Милош.
Несколько раз он порывался вернуться в тепло кня
Но Гармахис поглотил даже их. Вокруг чернели ночь, снег и пустота.
— Чародей, это ты? — окликнули издалека.
В Совине никто бы не осмелился так прямо задать по
Милош утёр кровь, льющуюся из носа, и повернулся. После схватки с Гармахисом даже самое простое закля
Небо на востоке уже посветлело, и Милош смог на рас
— Я, — он наклонился и зачерпнул с земли горсть сне
Незнакомец, громко топая, подбежал. Из-под шапки в ухе совсем не по-ратиславски сверкнула серьга, да и для местных мужчина оказался на редкость смуглым. Троутосец.
— Великая княгиня тебя ищет.
Милош оглядел его с головы до ног. Для троутосца в Златоборске одна Великая княгиня — Фиофано, будь на его месте скренорец, так повёл бы к жене Ярополка Гу- трун.
— Как ты меня узнал? Мы раньше не встречались.
— Предположил. Теперь, когда в городе скренорцы, простой парень бродить ночью по городу не будет.
Чародей изогнул удивлённо правую бровь.
— И зачем княгиня меня ищет?
— А ты не знаешь?
— Знаю, — мрачнее прежнего сказал Милош. — Что, об
— Это не мне решать, а княгине. С ней разговаривать будешь. Идём.
Милош с сомнением снова оглядел троутосца. Пусть сил осталось мало, но мастерства хватит, чтобы через боль и муку задурманить разум на время. Он мог бы сбе
— Ну, пошли.
Троутосец не смог скрыть удивления:
— Как легко ты, однако, согласился.
— Думал, вязать меня придётся? Чего тогда тебя одно
— Остальные ото сна никак не отойдут. Твоё колдов
— Не-а, — протянул лениво Милош.
Он вздёрнул повыше нос, слизнул кровь с верхней губы и пошёл вперёд троутосца, точно это он его вёл, а не на
Гармахис не был чародеем, но мог наслать морок и убить навьих духов. Не просто убить, но высушить их, забрать всю силу. Он стал могущественнее прежнего, но всё так же рассчитывал в первую очередь на оружие, а не на чары. Так кто же он такой?
Милош шагал быстро, держал спину прямо, но когда за ним закрылась тяжёлая входная дверь во дворец, то по
— Эй, ты чего? — троутосец схватил его за локоть, пы
— Не трогай, — вырвался Милош, взмахнул раздражён
Он недолго постоял, глубоко дыша. Минувшая ночь опустошила его, лишила сил и чувств. Но он чародей, а не какой-нибудь кмет. Он не должен показывать свою слабость.
— Идём, — буркнул он троутосцу.
Внизу у входа было тихо, но чем ближе подходили они к покоям молодой княжны, тем громче становился про
Женщины пели с безудержным горем. В ушах зазвене
Никто не обратил внимания на Милоша, не до него было. Завывали девки и бабы, на разные голоса, напере
Ставни на окнах по-прежнему были закрыты, но по всей ложнице горели свечи, и каждый, кто приходил к покоям, приносил новую свечу — как свет Создателя для души Мирославы, чтобы та не потерялась в холодной пу
— Скажите Великой княгине, что я привёл чародея! — выкрикнул троутосец, но голос его потонул в гомоне стра
Милош прислонился к дверному косяку, боясь упасть.
Перед глазами мельтешили зарёванные, изуродован
Немыслимо было представить, чтобы так пошло и лживо вели себя при рдзенском королевском дворе, а знатные женщины и их служанки смели рыдать в голос, как простые кметки.
Всё это зрелище до глубины души было Милошу про
— Тише, — прошептал он и взмахнул рукой.
Погасли разом все свечи.
Поднялся дикий визг.
И одна-единственная свеча зажглась возле чародея.
Люди с воплем кинулись в стороны, смели всех, кто стоял позади, вжались друг в друга. Милош посмотрел