0

К сожалению, в Вашей корзине нет ни одного товара.

▼ ▼ Почитать книгу онлайн можно внизу страницы ▼ ▼
Купить книгу Неразрезанные страницы /м/ и читать онлайн
Cкачать книгу издательства Феникс Неразрезанные страницы /м/ (автор -  в PDF

▲ Скачать PDF ▲
для ознакомления

Бесплатно скачать книгу издательства Феникс "Неразрезанные страницы /м/ " для ознакомления. The book can be ready to download as PDF.

Внимание! Если купить книгу (оплатить!) "Неразрезанные страницы /м/" сегодня — в субботу (20.08.2022), то она будет отправлена во вторник (23.08.2022)
Сегодня Вы можете купить книгу со скидкой 0 руб. по специальной низкой цене.

Все отзывы (рецензии) на книгу

Оставьте свой отзыв, он будет первым. Спасибо.
> 5000 руб. – cкидка 5%
> 10000 руб. – cкидка 7%
> 20000 руб. – cкидка 10% БЕСПЛАТНАЯ ДОСТАВКА мелкооптовых заказов.
Тел. +7-928-622-87-04
Внимание! Ближайшая дата отправки заказов - 29 августа 2022.

Неразрезанные страницы /м/

awaiting...
Название книги Неразрезанные страницы /м/
Год публикации 2022
Издательство Эксмо
Раздел каталог Историческая и приключенческая литература
ISBN 978-5-04-165072-8
Артикул P_9785041650728
Количество страниц 352 страниц
Тип переплета мяг.
Полиграфический формат издания -
Вес книги 1040 г
Книг в наличии 3

Аннотация к книге "Неразрезанные страницы /м/" (Авт. )

Книга из серии 'мТатьяна Устинова: Богиня прайм-тайма'

Читать книгу онлайн...

К сожалению, для этого издания чтение онлайн недоступно...

Способы доставки
Сроки отправки заказов
Способы оплаты

Другие книги автора Устинова


Другие книги раздела "Историческая и приключенческая литература"

Читать онлайн выдержки из книги "Неразрезанные страницы /м/" (Авт. )

Татьяна Устинова - первая среди лучших!
Читайте детективные романы:
Мой личный враг Большое зло и мелкие пакости Хроника гнусных времен Одна тень на двоих Подруга особого назначения Развод и девичья фамилия Персональный ангел Пороки и их поклонники Миф об идеальном мужчине Мой генерал
Первое правило королевы Седьмое небо Запасной инстинкт
Богиня прайм-тайма Олигарх с Большой Медведицы Близкие люди Закон обратного волшебства Дом-фантом в приданое Саквояж со светлым будущим Пять шагов по облакам
Гений пустого места Отель последней надежды Колодец забытых желаний От первого до последнего слова Жизнь, по слухам, одна!
Там, где нас нет
Третий четверг ноября Тверская, 8
На одном дыхании!
Всегда говори «Всегда» Сразу после сотворения мира Где-то на краю света
Сто лет пути
Ковчег Марка
Чудны дела твои, Господи!
Шекспир мне друг, но истина дороже
Вселенский заговор
Вечное свидание
Ждите неожиданного
Селфи с судьбой
Земное притяжение
Призрак Канта
Звезды и Лисы
Девчонки, я приехал!
Сериал «Сценарии судьбы Тонечки Морозовой»
Серьга Артемиды
Пояс Ориона
Камея из Ватикана
Сериал «Писательница Маня Поливанова»
С небес на землю
Неразрезанные страницы
Один день, одна ночь
Судьба по книге перемен
| 1Д ТАТЬЯНА /)
дсшинш
Неразрезанные страницы
МОСКВА
2022
УДК 821.161.1-312.4
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
У80
Дизайн обложки серии
«Татьяна Устинова: Богиня прайм-тайма» Е. Ферез
Дизайн обложки серии
«Татьяна Устинова. Первая среди лучших» В. Лебедевой Редактор серии А. Антонова
Устинова, Татьяна Витальевна.
У80 Неразрезанные страницы : [роман] / Татьяна Устинова. — Москва : Эксмо, 2022. — 352 с.
18ВК 978-5-04-165068-1 (Татьяна Устинова.
Первая среди лучших)
18ВК 978-5-04-165072-8 (Татьяна Устинова:
Богиня прайм-тайма)
Писатель Алекс Шан-Гирей решает, что должен снова вернуть себя и обрести свободу И потому расстается с Ма
УДК 821.161.1-312.4
ББК 84(2Рос=Рус)6-44
18В\ 978-5-165068-1 (Татьяна Устинова.
Первая среди лучших)
18В\ 978-5-165072-8
(Татьяна Устинова: Богиня прайм-тайма)
© Устинова Т. В., 2022 © Оформление.
ООО «Издательство «Эксмо», 2022
Глядя на эту мрачную карти
Но потом он вспомнил о маме и решил, что она знает, как всё это спасти.
Туве Янссон.
«Комета прилетает»
— Але! — глупо сказал он, как будто в телефон, и помолчал, прислушиваясь. — Але, есть кто жи
Дом ничего не ответил, только где-то вдалеке сильно стукнуло, словно с размаху отворилась оконная рама.
Тишина, до этой секунды вполне мирная, вдруг стала угрожающей.
— Але! Извините, пожалуйста, у вас не заперто!
Оглядываясь через плечо на приоткрытую дверь, Владимир Береговой двинулся по темному коридору на свет.
Странное дело. В комнате тоже никого не было, а окно действительно оказалось распахнутым. Из него тянуло холодом и запахом талого снега, и слышно было, как с крыши капает — бодро, по-ве
И никого. Владимир подошел и прикрыл створку.
...И что теперь делать? Вот друг Столетов втра
А домишко ничего себе! Справный такой до
Телефон прогудел ему в ухо. Би-ип. Би-ип.
И еще рога! Раз, два, три — он повертел голо
Би-ип. Би-ип.
В камине пылал веселый огонь. Вот чего Бере
— Але, — нетерпеливо сказал ему в ухо телефон голосом лучшего друга Столетова. Голос был при
— Дэн, похоже, тут нет никого!
— Где?!
— Да в доме у этого твоего!.. Куда ты меня по
Окно вдруг опять распахнулось, как будто дернуло сквозняком. От резкого звука Владимир Береговой вздрогнул, уронил прижатую плечом трубку.
Трубка глухо стукнула в ковер и покатилась. Бе
реговой бросился, подобрал ее и опять прижал к уху.
— Слышь, Дэн, я приехал, а тут никого!
— Ну и хрен с ним! В почтовый ящик сунь, и все дела! Самое главное — передать! Считай, ты пере
Дэн Столетов работал в журнале «День сегодняш
— Да нет, ты не понял! Ворота открыты, и дом тоже, только нету никого...
Но Столетова в телефоне уже не было. Втравить друга Владимира в авантюру — это он запросто, это он легко. А вот помочь советом — так он на со- вещалове, и некогда ему!..
Мимо рогов, растопыренных в разные стороны, мимо темных, лаково поблескивающих картин, на которых были изображены мертвые утки, мертвые кролики и мертвые куропатки, кажется, такие кар
Постоял, прислушиваясь, и сказал громко:
— Ну, на всякий случай, до свидания!
Дом ничего не ответил, но Береговому вдруг по
Он быстро оглянулся.
Никого.
...Нужно убираться подобру-поздорову! Что-то здесь не так.
Береговой шагнул на крыльцо и как следует прихлопнул за собой дверь — дом будто вздрог
На улице было очень сыро, как бывает только ранней весной, когда снег уже осел и потемнел, но еще не растаял, и кругом журчит и капает, и что-то словно двигается и дышит, оживая, и острый хо
И темно так, как никогда не бывает зимой, ко
Стоп. Темно не потому, что весна, а потому, что свет не горит.
Когда Береговой шел к дому, вдоль дорожки го
Пока он был в доме, кто-то выключил свет.
...Или он сам погас?
Нужно уезжать. Нужно немедленно уезжать от
Почти ощупью Береговой спустился с крыльца, наступил в воду, сразу и обильно плеснувшую в ботинок, и двинулся по дорожке к воротам. В бо
Машина осталась у забора, заезжать на участок он, разумеется, не стал, несмотря на то, что ворота стояли настежь, и сквозь причудливое чугунное литье ограды Береговому уже был виден ее поли
Сейчас он дошлепает по лужам до этого света, милого своей привычностью, распахнет дверь, плюхнется на сиденье, приемник запоет, двигатель заурчит и...
И тут Береговой споткнулся, ноги разъехались, он бухнулся коленями и животом в лужу, ткнулся лицом. Мокрый снег моментально набился в рука
Отплевываясь, он неуклюже пополз, встал на четвереньки, по-собачьи встряхнулся и замер.
Поперек дорожки лежал человек, о которого он и споткнулся. Прямо перед носом Берегового бы
Человек был абсолютно, непоправимо мертв.
Медленно, словно во сне Береговой дотронулся пальцами до ледяной щеки и отдернул руку.
Какой-то посторонний, монотонный звук про
— А-а-а... А-а-а...
Звук был отвратительный настолько, что Бере
— А-а-а...
Тут он вскочил, попятился, с ужасом глядя на тело, повернулся и бегом, скользя и чуть не падая, бросился к воротам, к чугунным завитушкам забо
Быстрей, быстрей!.. Бежать, спасаться, как мож
Он добежал почти до ворот и остановился.
Нагнулся, зачерпнул немного грязного снега и поел. Зачерпнул еще и вытер лицо. Щеки момен
Нужно вернуться.
Вернуться и посмотреть... что там.
Посмотреть и как-то помочь.
Береговой и так знал, «что там» и что помочь ничем нельзя, но он должен был вернуться.
Он постоял, изо всех сил стараясь дышать. Ему казалось, что, если дышать ровно, тошнота, зале
Он оглянулся через плечо — тело лежало попе
Бежать и спасаться нельзя. Уже поздно бежать и спасаться.
Он повернул назад.
И вся жизнь Владимира Берегового повернула невесть куда в эту самую секунду, но он еще не знал об этом.
Он шел сначала медленно, потом заспешил, подбежал, присел на корточки.
— Как вам помочь? — шепотом спросил он у трупа. — Вы живы?..
И потянул за рукав.
Следом за его движением тело подалось, голова перекатилась — Береговой отпрянул, потерял рав
Длинные волосы, казавшиеся голубыми, ше
Это не черная дорожка, медленно подумал Бе
Лицо совсем молодое, безмятежное, как будто довольное чем-то. Разве у трупов бывают... доволь
— Помогите, — проскулил Владимир Берего
Помочь было некому.
И он решил, что тело нужно непременно пере
Перенести в дом, вызвать ментов и «Скорую», —
и может быть, может быть, еще как-то удастся ее спасти?!
Несколько раз примерившись, он кое-как взгромоздил на руки тело девушки, очень тяжелое и очень холодное. Голова откинулась, свесились голубые волосы, залитые черной кровью, откры
Однажды в Завидове он нашел под крыльцом мертвую лягушку. Тогда он совсем маленький был. Лягушка лежала на спине, растопырив мертвые лапки, и у нее было точно такое же белое отврати
Он взобрался на крыльцо и ударил ногой в дверь.
— Эй! Откройте! Помогите мне!
Никто не отозвался, и он ударил еще раз, а по
Он колотил и точно знал, что никто не откроет. В доме с рогами и картинами, на которых были мертвые кролики и куропатки, никого нет.
Береговой повернулся боком, нашаривая ручку. Голова трупа глухо стукнулась в дверь, перевали
Кое-как извернувшись, он надавил локтем, уда
— Помогите, — очень тихо попросил он неиз
Нужно вызвать врачей и этих... которые зани
маются такими вещами. Он позабыл, как их назы
Надо как-то получше устроить тело на диване — вдруг оно еще живое?.. Шансов почти нет, но все-таки вдруг?.. Доктор Николай Давыдович, ле
Береговой шарил по своим карманам, вывора
Аптечка. Нужно принести из машины аптечку и перевязать его... ее. Он взглянул мельком, продол
Телефон все никак не находился.
— Я сейчас, — сказал Береговой трупу. — Я только до машины и обратно. Ты... потерпи не
Выбежав на крыльцо, он испытал облегчение.
Странное дело, мир не перевернулся, жил преж
Если мир устоял, может, все не так страшно?.. Может, еще и обойдется?..
Он добежал до машины, зачем-то распахнул во
На дорожке Береговой опять поскользнулся, за
Дыхание остановилось, и сердце, кажется, оста
В прихожей, размером с его московскую квар
Только на диване никого нет.
Как в кошмаре Береговой подошел поближе. И нагнулся. И заглянул за диван.
Тело исчезло.
Диван был абсолютно пуст и чист.
Владимир провел рукой по обивке — влажная. Значит, тело здесь все-таки лежало, и оно не было видением или галлюцинацией!
И тут Владимир Береговой, начальник 1Т-отде- ла процветающего издательства «Алфавит», заехав
Он закрыл и открыл глаза. Странная штука, он как будто надеялся, что труп вернется на место.
Но он не вернулся.
Береговой постоял еще секунду, вышел, акку
Ему было холодно, и он на полную мощность включил отопитель, который сразу бодро загудел.
Береговой развернулся, вырулил и двинул по поселковой улице — очень аккуратно. Мысль о том, что мир по-прежнему существует, не рухнул и не лежит в руинах, не отпускала его.
Вон кто-то заезжает в ворота. А там за забором горят веселые огоньки и бегает большая собака.
А по проулку прогрохотал грузовичок с затейливой надписью «Доставка воды».
Береговой выехал на освещенное многополос
В голове было пусто, просторно и холодно.
Что-то все время мешало ему, тыкалось в живот и ребра, и он в конце концов сообразил, что на ко
Аптечка на коленях — непорядок. Нужно пере
Он принял вправо, приткнулся к обочине, включил аварийку и выбрался из машины.
Аптечка должна быть в багажнике, откуда он ее и достал.
Он обошел свою машину и распахнул багажник.
Аптечка вывалилась из рук и ускакала на проез
Береговой стоял над распахнутым багажником и рассматривал скрюченный труп.
Труп мужчины в темном костюме и лакирован
Знаменитая писательница Маня Поливанова — псевдоним Марина Покровская — только что по
Анна Иосифовна, генеральная директриса изда
Так, что даже обращалась к Мане на «вы» — худ
В лифте Поливанова втиснулась в самый угол и почти с головой нырнула в портфель, изрядно по
Вот еще только разреветься не хватает!
— Здрасти, Марина Алексеевна!
— Манечка, привет!..
В лифт впорхнула стайка редакторш отдела жен
Домой хочу. Я хочу домой, на диван. Рыдать и убиваться над своей загубленной жизнью. А здесь меня никто не любит, никто не жалеет, и даже Ан
Слезища капнула в портфель, и Маня шмыгнула носом.
— Марина Алексеевна, вас Екатерина Петровна искала...
— Знаю я, — грубо перебила Маня, и редактор
Писательница Покровская всегда была весела и расположена к людям, и в кулуарах ее называли «душа Тряпичкин».
Выйдя из лифта, Маня двинула было в сторону «Чили» — так в издательстве «Алфавит» именова
щиком на заказ. Анна Иосифовна обожала все «настоящее» и «подлинное» и никогда на это самое «подлинное и настоящее» не жалела денег.
Маня собралась туда в расчете на темный угол и кофе со сливками, но поняла, что в данный мо
Красивости в духе Анны Иосифовны в данный момент Маню бесили.
Не пойдет она ни в какое «Чили», сядет в маши
— Маня, я тебя ищу! Ты же давно приехала и пропала!
— Я не пропала, — буркнула Поливанова.
Екатерина Митрофанова, заместитель генераль
Маня терпеть не могла ходить «под ручку». Она сразу чувствовала себя слишком большой и непо
Она вытащила руку и сказала, что уезжает.
— Как?! — поразилась Митрофанова. — Нам по
Да. Пальто осталось в приемной Анны Иоси
Ну и черт с ним!.. Не пойдет она за пальто!
— Маня, что ты такая злая? С Алексом поруга
— Я не злая.
— Пойдем кофейку попьем.
— Мне некогда.
— Вы поссорились, да? С Алексом?
— Я ни с кем не ссорилась, — отчеканила Поли
Митрофанова помедлила секунду, а потом сно
— Мне нужно тебе кое-что сказать. Насчет тво
На этот раз Маня руку вырвала.
— Мне уже Анна все сказала! И что я рукопись задерживаю, и что людей подвожу, и что я лени
— Анна Иосифовна не могла сказать, что ты тю
Маня промолчала. Про тюленя она на самом де
Она уже раскаивалась в том, что грубила, и по
— Нам два кофе. Один по-турецки, а второй обычный, со сливками и сахаром.
Знакомый парень-турок, варивший здесь кофе, улыбнулся Поливановой с удовольствием. У них были приятельские отношения. Впрочем, у нее со всеми приятельские отношения!..
— А чего ты хочешь?.. — тихим официальным голосом начала Митрофанова, когда они усе
— В гробу я видала ваш план.
— Понятно.
— Ничего тебе не понятно! Как я могу писать,
если мне не пишется?! Ну как?! Я ни слова из себя выжать не могу! Вот сажусь за компьютер, откры
— А как ты раньше писала?
— Не знаю, — отрезала Поливанова. — Как-то писала. По-моему, очень плохо.
— Ну да, — согласилась Митрофанова. — Ку
Турок принес на латунном подносе кофе, ловко поставил и улыбнулся понурой Мане. Она даже не заметила.
— Алекс что говорит?
Маня отхлебнула, обожглась и задышала ртом.
— А что он должен говорить?
— Ну, он же видит, наверное, что у тебя кризис жанра?..
— Я не знаю, что он там видит, а чего не видит. Ему не до меня.
— В каком смысле?
— Во всех. — Маня глубоко вздохнула и посмот
Она одна кругом виновата. Перед всеми. И пе
— Маня, вы на самом деле поссорились?
— Мы не ссорились. Ему просто нет до меня де
Екатерина Петровна сделала аккуратный глоток и пожала плечами. И поправила идеально белый манжет с запонкой, выглядывавший из рукава иде
— Ну, а чего ты хотела? — спросила она негром
— Спасибо, что сказала, а то я без тебя не знала. Ладно, Кать, я пошла. Увидимся, когда роман на
— Это значит через год?
Маня поднялась и посмотрела на нее сверху.
— Может, через два. Как пойдет.
— А он... где?
Маня не стала делать вид, что не поняла.
— Во Франции он.
— Давно?
— Да уж месяца два. У него дела в его драгоцен
— А у нас Береговой сегодня на работу не вы
— Найдется, — сказала писательница Покров
— Да не можем его найти!
— Чай, он не иголка в стоге сена! Большой мальчик, метр девяносто, не меньше.
— Я к тебе сегодня вечером приеду, — пригро
— Я тебя на порог не пущу, — отрезала Покров
Так и не забрав пальто, наступая туфлями в глу
А поедет в книжный магазин «Москва».
Писательница Марина Покровская любила книжные магазины, а «Москву» особенно. Еще с той поры, когда там висели плакаты: «Произво
Тогда она приходила сюда с дедом, выстаивала длиннющие очереди за Александром Дюма и Ган
Они приносили книжки, завернутые в коричне
Дед читал на разные голоса. Ганс-Чурбан го
ворил одним голосом, его бабушка совершенно другим. Солдат из «Огнива» был грубоватым про
Таким образом были прочитаны Марк Твен, О’Генри и Памела Треверс. И Джеймс Барри, и Харпер Ли, и все остальные.
Потом Маня стала читать сама, это уже ко
А там уж рукой подать до Хемингуэя, Ремарка и Дика Фрэнсиса, которых она добывала сама все в том же магазине «Москва» — деду не по силам ста
А потом Маня заделалась авторшей детектив
Каждый раз, объезжая громадный сталинский дом с огромными витринами, уставленными кни
Ну, вот взять и вернуть.
Хоть на часок. Всего только на один!..
Он бы увидел, своими глазами увидел, что именно в этом легендарном и необыкновенном магазине продаются ее книжки. Вот Пастернак, вот Марсель Пруст, вот Стивен Кинг, а вот и Ма
Маня провела бы его по залам, уставленным ты
Какое там «по экземпляру в одни руки»! Она нада
Она познакомила бы его с Мариной.
Марина Леденева была директором книжного магазина «Москва» и дружила с Маней.
Вот дед удивился бы, узнав, что внучка дружит с директором этого магазина! Дед просто наверняка был бы горд, и Маня бы тоже немного погордилась собой, а ей как раз сейчас этого очень не хватало!..
Знакомый охранник пропустил ее внутрь, она проскакала по узкой лестничке и повернула нале
— Маня, — удивилась Марина, не ожидавшая такого сюрприза. — Вот ты молодец, что заехала!.. А почему голая? Где пальто?
Марина Леденева всегда все замечала.
Громадный письменный стол, занимавший большую часть директорских покоев, был завален бумагами, книгами, дисками, папками и записны
Она поздоровалась с обезьяной, кинула в кресло портфель и втиснулась рядом, очень неудобно.
Марина наблюдала за ней, отложив работу в сторону, а потом взялась за телефон.
— Ты обедала?
Маня помотала головой:
— Да я не хочу!
Марина велела в трубку, чтобы «чего-нибудь принесли».
— Что с тобой?..
С Мариной Леденевой имело смысл разговари
— ...И, ты понимаешь, я ничего, ничего не могу поделать! Ну не идет у меня работа! И я знаю, что всех подвожу и что я идиотка, но ведь я не винова
Она причитала, Леденева молча слушала, рас
Помощница Рита внесла подносик с кофейны
— Я приезжаю в издательство, — продолжала Маня с набитым ртом. Рита тихонько прикрыла за собой дверь. — Меня там отчитывают, как будто я... не знаю что... преступление совершила, и Анна мне говорит, если так будет продолжаться, то луч
— Ты так сердишься, потому что знаешь, что она права.
Маня заглотнула кусок бутерброда, как удав, и уставилась на Марину.
— Ну, конечно, — и та кивнула, чтоб Маня точ
это такое же производство, как любое другое. Что я тебе объясняю, ты же не первый год работаешь! У них свои интересы, и они должны их соблюдать. Пишется тебе или не пишется — это, по большому счету, не их вопрос.
— Мурзик, — жалобно сказала Поливанова. Только ей разрешалось называть могущественную Марину Леденеву этим дурацким, глупейшим, идиотским именем! — Мурзик, и ты туда же?!
— Я не туда же! — с досадой возразила Ледене- ва. — Я всегда говорю то, что думаю, ты прекрасно это знаешь!.. И я тебе говорю — ты не права и зря обижаешься. Собственно, ты и обижаешься имен
Маня Поливанова покачала головой. Глаза у нее налились слезами.
— Я теперь вообще не знаю, как писать. Я разу
— А ты... почему разучилась? Ты же раньше уме
— Тебе смешно, а мне...
— Из-за Алекса?
С Мариной Леденевой имело смысл говорить только честно. Или уж не говорить вообще.
— Ну да, — призналась Маня Поливанова. — Он же на самом деле... писатель. А я кустарь и ремес
— А он тебе что говорит?
Маня шмыгнула носом, и Марина протянула ей коробку с салфетками. Маня выхватила одну и утерлась.
— Ничего он не говорит. Его моя писанина не интересует. Он и не читал никогда!
— Ты тоже его не читай. Чего зря расстраиваться!
Писательница Поливанова затихла, поморгала красными от слез кроличьими глазами, а потом осведомилась осторожно:
— Ты шутишь? Ты же шутишь, да?..
Марина пожала плечами. Голубые глазищи смотрели серьезно и, пожалуй, с сочувствием.
— Я не шучу. Если тебе мешает то, что он пишет лучше тебя, хотя я не знаю, как можно сравнивать такую... разную литературу, тогда не читай его. Ты делай свое дело, как делала его последние десять лет, или сколько ты там пишешь?.. И все встанет на свои места.
— Но ему нужно, чтоб я читала! — закричала Поливанова. — Ему важно мое мнение и важно, чтоб я знала его текст, он даже иногда советуется со мной!
— Ты решила стать Софьей Андреевной? Женой великого писателя, надеждой, опорой, переписчи
И обе замолчали.
Маня, ссутулив плечи, смотрела в пустую ко
— Пойдем, по магазину пройдемся, — предло
Поливанова пожала плечами. Ей было все равно.
Узкими коридорами они выбрались в торговый зал, полный народу, шумный, залитый ярким
электрическим светом. Здесь толпились, протал
Маня брела следом за Мариной сквозь толпу, то и дело без надобности поправляя на носу очки.
...Не хочет она быть Софьей Андреевной, что за чепуха! Какая из нее Софья Андреевна, жена вели
...Или может?..
— Чего тебе хочется? — озабоченно спросила рядом Леденева. — Детективчиков? Или, может, любовных историй? Или новых философских те
чений? Течения не советую. Там все больше про то, что жизнь дерьмо, человек по сути своей насе
Маня пожала плечами и наугад вытащила с пол
— Марина Николаевна, — к ним протолкнулся охранник с витым шнуром передатчика, заправ
Маня бросила листать книгу и насторожилась. Все же до последнего времени, еще до того, как за
— Где взяли? — совершенно хладнокровно спро
— В антикварном отделе. С поличным.
— А кого взяли-то? — сунулась Поливанова.
— Ведите его ко мне в кабинет. Полицию вызы
— Нет, а кого взяли-то?!
— Может, ты пока книжки посмотришь? — предложила Леденева ласково. Голубые глаза под стать фамилии были совершенно ледяными.
Алекс, промелькнуло в голове у Мани, никогда не написал бы такой глупости, как «ледяные гла
— Нет, ты скажи мне, что случилось!
Марина ловко и очень быстро пробиралась сквозь толпу, время от времени оглядываясь на Маню, которая тащилась за ней, как приклеенная.
— Я нас в последнее время много воруют, — го
расслышать. — И только дорогие книги. У нас же открытая выкладка!.. Мы все никак не могли пой
— Ничего себе!
— Его долго выслеживали и сегодня, видимо, выследили.
— А можно мне... посмотреть? Мне для работы очень нужно!
Марина усмехнулась.
— Смотри, конечно, только это все не слиш
Какие-то люди поднимались из цокольного эта
Должно быть, это он и есть, догадалась авторша детективных романов про шапочку с шарфом. Это у него такая маскировка, чтобы не привлекать внимания! Ничего себе, на сто тысяч наворовал!.. Сколько же нужно украсть книг?! Впрочем, в ан
Додумать Маня Поливанова не успела.
Человек в лыжной шапочке поднял голову и посмотрел на нее, как будто оценивая. Маня морг
Марина придержала ее за рукав, чтобы пропус
Очень быстрым, незаметным, каким-то вих
длинное и узкое, как будто полоска, охранник за
Люди, обернувшиеся на шум, замерли, как на стоп-кадре.
— В сторону! В сторону все! Порежу! Порежу ее!
Очки слетели у нее с носа, картинка поехала и расплылась, и бок проткнула боль. Такая сильная, что мгновенно затошнило и стало нечем дышать. Маня попыталась вдохнуть, открыла рот, но горло сузилось, закрылось, воздух не проходил.
Ее тянуло куда-то, и приходилось переставлять ноги, чтобы успевать за тем, что ее так тянуло, и горлу было все больнее, и она захлебывалась болью и очень хотела вдохнуть воздух.
И тут все кончилось.
Оказалось, что она стоит на коленях на асфальте прямо посреди улицы Тверской у витрины книж
— Ты жива? Маня, ты жива?!
Ну, слава богу. Это Марина Леденева, значит, все в порядке.
— Я жива, — неуверенно сказала Маня и встала на четвереньки. Тошнило ее ужасно. — Все хоро
Екатерина Митрофанова в десятый раз нажала на кнопку вызова, и телефон в десятый раз вежли
Вот упрямая овца! Все-таки выключила теле
Под конец дня Митрофанову вызвала Анна Иосифовна и озабоченным добрым, почти доктор
«Это» — что не может продолжаться и с чем нужно что-то делать — суть писательница Покров
— Я была с ней сегодня довольна резка, — ска
Катюша — Екатерина Петровна Митрофано
Решив на какое-то время отложить приставания к «абоненту», аппарат которого все равно выклю
бесповоротно решила, что «следует заняться со
...Глаза б мои не глядели на этот костюм и крос
Нет, нет, так нельзя думать. Нужно думать вот как: к весне надо привести себя в порядок. Я со
...Чтоб ему провалиться, этому тренажерному залу вместе с тренером Артемом! Вот было бы сча
Да нет же, не так! Во всем мире принято зани
...Господи, как я не хочу туда тащиться. Я есть хочу, спать хочу, и мне бы бумаги от Канторовича почитать, что он там в очередной раз напутал?! Из отдела маркетинга бумаги вернули с ехидной резо
Нет, нет, нужно отбросить все мысли о работе и
на занятия идти с радостным предвкушением! Что ж именно там предвкушать?.. Тягание железа? При
И рраз!.. Мах ногой влево. И два!.. Мах ногой вправо! И трри!.. Носок тянуть, тянуть носок!..
Может, черт с ними, с канатами, может, пока без них как-нибудь?..
Екатерина Митрофанова сделала карьеру, мно
На этом канате она приволокла себя в фит
Кругом грохотало, звенело, бухало, в многочис
И ррраз!.. И два!.. И тррри!.. Приседаем, присе
Тренер Артем оказался тренершей Анжелой.
— Артема нету, — приплясывая на месте от из
Вот чего Митрофановой совсем не хотелось, так это чтоб ею «занялась» Анжела!..
— Сколько у вас лишнего веса? Взвешиваетесь регулярно?! — спрашивала Анжела, стремительно пролетая по тренажерному залу.
Ее идеальный бюст, обтянутый идеальным спортивным топом, отражался во всех зеркалах. Она жевала, не останавливаясь ни на секунду. От нее пахло «мятной свежестью» и потом, приглу
— Ну, на первый взгляд от трех до пяти кило
— Триста тридцать в лежачем положении, — объявила Митрофанова, не в силах оторвать взгляд от идеального Анжелиного зада в черном лакиро
Собственной митрофановской заднице до эда
— Такого пульса не бывает, — обиделась Анже
Она взмахнула блестящими волосами, собран
— Имя, фамилия, дата рождения, рост, хрони
ческие заболевания, диабет, гипертония, инфарк
— Страдаю эпилептическими припадками, — призналась Митрофанова, взгромождаясь на весы. Стрелка возмущенно дрогнула и пошла вправо.
— Что, правда?! — Анжела перепугалась, броси
— Чистая правда, — подтвердила Митрофанова, гипнотизируя стрелку. — С малых лет. Однажды в семилетнем возрасте чуть не зарезалась ножом. В Угличе дело было. Но моя нянька Мария Нагая успела вовремя, и припадок удалось остановить.
— А как же... А она что, совсем голая была?
— Кто? — от злости не поняла Митрофанова.
— Ну, ваша нянька. Мария эта самая?
— Голая, — призналась Митрофанова. — Обоб
— Кого?
Митрофанова слезла с весов. Нужно было как-то заканчивать представление.
— Анжелочка, — сказала она сладко-сладко, — эпилептических припадков, слава богу, у меня ни
— Выходит, у вас лишних двенадцать килограм
— Где... нарисуем?
— Вот прямо на них, на зонах. Да вы не бойтесь,
это специальный маркер, он смывается! Не сразу, правда, но сойдет. И на тренировке мы будем де
— Екатерина Петровна, — процедила Митрофа
— Вы домохозяйка, да? С ногами проще, щико
Митрофанова решила, что с нее хватит.
Она перехватила руку с маркером, занесенным над ее коленкой.
— Анжела, — сказала она таким голосом, каким говорила на совещаниях. — Этого достаточно. Вы сделали все, что могли. Спасибо вам. Теперь я хо
Фитнес-тренерша перепуганно кивнула.
Ну ее. И припадки у нее, и пульс какой-то странный, и нянька у нее нагая ходила. Может, чокнутая? Охранников надо предупредить, Борю- сю, чтоб присматривал. Мало ли их, ненормаль
Приведенная к беговой дорожке Митрофанова влезла на нее, как на эшафот, Анжела запустила какую-то программу — «вы не волнуйтесь, это са- мая-пресамая легкая!». И Митрофанова грузно по
Телеса сотрясались. Двенадцать килограммов лишнего веса, шутка ли!..
Примерно через пять минут, когда она уже об
ливалась потом и с трудом дышала и в боку про
Он был в белоснежных шортах и серой майке с мокрыми разводами на спине, на лбу какая-то по
— Здравствуйте, — очень приветливо поздоро
Сосед кивнул в ее сторону, а улыбнулся Митро
Ну и подумаешь, двенадцать лишних килограм
Тем не менее с беговой дорожки она все же ре
— Куда же?! — вслед ей заволновалась Анже
— В следующий раз, — пробормотала Митрофа
И посмотрела в спину соседа, который не обра
Чувствуя усталость и дрожь во всем теле, как будто внутренности превратились в тот самый пре
располагались в два ряда, и деловитая спортсмен
Как хороша жизнь, уныло думала Митрофано
Зазвонил телефон, должно быть, наконец-то объявилась опальная писательница Поливанова!
Катя выхватила трубку из кармана и уставилась на номер.
Нет, не Поливанова. Номер был совсем незна
— Але, але! — закричали в трубке, как только она нажала кнопку. — Але, вы меня слышите, але!..
Митрофанова пожала плечами, как будто крик
— Я вас слышу.
— Екатерина Митрофановна, это вы?!
— Меня зовут Митрофанова Екатерина Петров
— Екатерина Митрофановна, это Дэн, друг Во
зовали с этим знаменитым писателем! Алексом Шан-Гиреем! Помните?..
— Помню. — Дэн Столетов был высоченный, лохматый, на вид дурачок последний, а материалы писал дай бог каждому. — Здравствуйте, Денис.
— Здрасти, Екатерина Митрофановна. Володьку в милицию забрали.
В третий раз Митрофановна, что ты будешь де
— Меня зовут Екатерина Петровна.
— Вы меня слышите?! Але! Але!!! Володьку в ми
— Какого еще Володьку?! — возмутилась Мит
— Володьку Берегового забрали в милицию, то есть в полицию!
— За дебош в ночном клубе?
— За убийство, — тихо и отчетливо выговорил журналист Столетов. — Вы где? Я сейчас подъеду!
Она дошла почти до дома, когда рядом с ней с визгом притормозила машина — прямо американ
Пассажирская дверь распахнулась, и Дэн Сто
— Вы же сказали, что дома! Я звонил, звонил, а там никто не открывает!
— Откуда я знала, что вы так быстро доедете?! — огрызнулась Митрофанова, втискиваясь в са
— Дайте сюда сумку.
Он взял у нее баул и, не глядя, швырнул на зад
— Позвольте, куда мы едем?!
— Как — куда?! — Он оглянулся через плечо и вырулил в другую сторону. — В этот самый... в убойный отдел!
— Прямо сейчас?!
— А когда?
— Дэн, я понимаю, что вы переживаете за друга, но нас сейчас туда, во-первых, никто не пустит, а во-вторых, мне бы хотелось понять, что случилось.
«Мне бы хотелось понять» — это что-то из лек
— Мне бы тоже, — сказал Дэн Столетов. — Если нас не пустят, мы будем... прорываться! Вы пони
— Я вообще ничего не понимаю.
— Я его попросил заехать к одному перцу. Ну, по дороге. Хотя там, конечно, не совсем по дороге, но в его стороне, по Ленинградке. А перец этот ме
Митрофанова ничего не понимала, но слушала, не перебивая.
Свет встречных фар летел в лобовое стекло, ли
— А у нас эту курьерскую службу можно до мор
представляете? Я его почти не слушал, у нас сове- щалово было и очередной разбор полетов. Он ска
Митрофанова выдохнула.
Нужно звонить Анне Иосифовне, вот самое главное. Нужно звонить генеральной директрисе и сказать, что у них беда. Слава богу, не в издатель
Может, имеет смысл его задним числом уво
Но эту мысль Митрофанова отвергла. Несколь
Катя покосилась на Дэна и вытащила телефон.
Сейчас звонить или подождать? Пожалуй, нуж
— Вы мне толком объясните.
— Да я вам объясняю!
— Как вы объясняете, ничего не понятно!
— Да говорю же! — Дэн выкрутил руль. — Я брал интервью у...
— У одного перца, — подсказала Митрофано
— Он с телевидения, Сергей Балашов его зовут.
Митрофановой стало дурно. Так, что она закаш
— Вы что? Хотите выйти?!
— От... открой... ок... окно! Ок-но отк-рой!
Стекло поехало вниз, и она почти вывалилась наружу. Холодом обдало голову, заломило виски и зубы, но вернулась способность дышать.
— Вам чего? Плохо, что ли?!
Сглатывая горькую, сухую и твердую, как поро
— Убили Сергея Балашова?!
Дэн искоса взглянул на нее и кивнул.
— Береговой убил Балашова?!
— Дура! — гаркнул он. — Не убивал он никого! Я же тебе говорю, он его трупак в багажнике своем нашел!
— Этого не может быть, — пролепетала Митро
— А ты чего? Поклонница, что ли?..
Сергей Балашов был знаменитым телевизион
...Или можно?..
— Вода есть? Я бы попила.
— Нет воды. Сейчас тормозну у палатки, купим.
— Палаток тоже нет, — сказала Митрофанова отрешенно. — Все позакрыли. Не может быть, чтоб Балашова убили.
— Убили. А Володьку взяли как бы с поличным, когда он им труп привез.
— Да нет, ну чушь, чушь! — закричала Митро
может! Как Береговой мог убить Балашова?! Где Береговой и где Балашов?!
— Не убивал Володька его! Точно не убивал! Он приехал, а там никого, говорю же! Он оставил жур
— Ты мне надоел, — отчеканила Митрофано
Дэн пошевелил губами, должно быть выругался беззвучно, и заговорил очень громко, как будто Митрофанова была тугоухой:
— Я брал у него интервью.
— У Балашова?
— Ё-мое. У Балашова. Он дотошный такой, ма
— И Береговой повез Балашову журналы. До
Дэн хмыкнул и покрутил лохматой башкой.
— Вы так говорите, как будто он в Ватикан по
— Это почти одно и то же.
— Да ла-адно!..
Митрофанова вздохнула.
Сергей Балашов убит?! Быть такого не может! Ну не может такого быть! Она как раз собиралась после своего идиотского фитнеса посмотреть его программу! Он обещал рассказать нечто такое про любовь Аллы Пугачевой и Максима Галкина, а Митрофанова, несмотря на то что была исключи
— Что было дальше?
— Вот тут я точно не знаю, — признался Дэн го
— Балашов или папа римский?
— Молодец! — похвалил Дэн. — На лету ру
Они помолчали. Снег пошел, острый, крупитча
— Слушай, Дэн. Ехать сейчас в отделение не имеет никакого смысла. Отвези меня домой, а ут
— Куда мы утром посмотрим?!
— Если Владимир Береговой ни в чем не вино
Митрофанова. — Во всем разберутся и отпустят. Может, не сразу, конечно, но...
— Это же громкое убийство, — перебил Дэн. — Сейчас в это дело влезет какая-нибудь прокурату
— И очень хорошо.
— Да что хорошего-то?! И расследовать ничего не надо, Береговой наверняка там везде наследил, как последний сукин сын, и в доме, и на трупе! Он же, зуб даю, его трогал! Ну, когда багажник открыл и увидел, что там... там лежит что-то! Кто станет разбираться, если тут такая удача свалилась — есть на кого убийство повесить!
— Пусть так, — согласилась Митрофанова. — А мы тут при чем?
— Кто — мы?
— Я и издательство «Алфавит»! Анну Иосифов
— Удар, значит, — повторил Дэн. — Вас всех не
— Я даже не знаю, когда ей сказать, — озабочен
— Володьку надо спасать! Ты что?! Не понима
— Я понимаю, что мы влипли в историю, — вы
Она думала так совершенно искренне. Она со
Она была уверена, что все очень понятно и ло
гично объяснила журналисту Столетову, и шарах
— А раз так, пошли вы все к чертовой матери!
Он затормозил у обочины, и сзади ему засигна
— Выметайся.
Она молча смотрела на него.
— Выметайся, я сказал. Барахло свое не забудь.
— А что, по-твоему? Я должна вмешиваться во всю эту дикость?! И втянуть Анну Иосифовну?! И вообще, что я могу? От меня ничего не зависит!
— И не зависит, и никому ты ничего не должна. Давай. Пока. Хорошего тебе вечера.
Митрофанова поняла, что он не шутит, посиде
— И тебе советую — не лезь ты в это дело, — громко, перекрикивая уличный шум, сказала Мит
Дверь захлопнулась, и машина, взревев мото
— Дурак!
Она подобрала свою сумку, глупо поотряхивала ее, взвалила на плечо и пошла в обратную сторону.
Нет, интересно, а чего он ждал, этот ненормаль
Да и как она может его спасти? Никак не может! У нее нет ни друзей в Генеральной прокуратуре,
ни знакомых в следственном комитете, или кто за
Сергей Балашов убит, ну надо же!.. В это невоз
Он был профессионал из профессионалов, он умел вытаскивать из людей правду так, что они подчас сами ничего не замечали. Он умел так лов
Как в принципе можно убить человека, который не до конца человек?! Который, по большому сче
И при чем тут Береговой?.. Самый обыкновен
А еще однажды Митрофанова оказалась у не
Шан-Гиреем. Там, в этой квартире, было пусто и как-то залихватски молодо, что ли!.. Там был один-единственный стул, дорогущий компьютер, на полу матрас, из еды сетка с мандаринами и ме
Нет, интересно, а что она, Митрофанова, долж
Митрофанова поправила на плече сумку, по
...И еще завез ее куда-то к черту на рога! Впро
...И еще бросил одну в темноте на дороге!
Впрочем, можно ведь пойти и не домой! И если не домой, то тут совсем недалеко. До поворота ру
Заодно можно будет обсудить смерть Балашова, если этот полоумный Столетов ничего не напутал, конечно.
Ну?.. Да или нет?..
В ту самую секунду, кода Митрофанова повер
Первым делом Поливанова похвасталась, что ее сегодня чуть не прибили до смерти на глазах у изумленной публики в книжном магазине «Мос
Глаза у нее блестели.
— Представляешь, Кать, этот книжный жулик выхватил нож — ну, правда, мне потом рассказали про нож, я сама не разглядела ничего! — ударил меня в бок...
— Ножом?!
— Типун тебе на язык, — отозвалась легкомыс
Поливанова вздохнула. Катя смотрела на нее.
— Коленки сильно ободрала, — сказала писа
— Маня, не плачь.
— Я не плачу. Я испугаться-то как следует не ус
— Маня, перестань реветь.
— Я перестала. А Маринка Леденева как пере
— Это невозможно, — заявила Митрофанова, чтобы как-то отвлечь писательницу от пережива
— Она даже потом заплакала. — Маня осторож
Она ушла в глубину квартиры и оттуда приглу
— Нет, странно это. Не вяжется. Вор — значит вор. Откуда у него оружие и... навыки? Он все это проделал очень профессионально.
Катя пошла ее искать.
— Что он проделал?
Маня в задумчивости стояла возле буфета. Ви
— Толкнул охранника. Выхватил нож. Знаешь, таким движением... моментальным. И с ножом он точно умеет обращаться. Я даже не разглядела его, этот самый нож! И охранники не разглядели.
— И что это значит?
— Это значит, что вор на самом деле не вор, а бандит, причем хорошо подготовленный.
— А есть разница?
— Гигантская, — протянула Маня. — Огромная!
Так, у нас с тобой на выбор виски двадцатилетней выдержки — это если мы хотим нахрюкаться, как свиньи. И шампанское «Вдова Клико» — если мы хотим разыгрывать приличных. Ты чего больше хочешь, нахрюкаться или разыгрывать?..
— Маня, ко мне сегодня приехал Дэн Столетов, помнишь, из журнала «День сегодняшний»?
— Приятель нашего Берегового, — кивнула Ма
— Он не хотел интервью.
— Так виски или шампанское?
— И Береговой не наш, — с нажимом сказала Митрофанова. — Он просто работает в нашем из
— Работает в нашем издательстве, следователь
Митрофанова вздохнула:
— Столетов мне сказал, что Береговой в тюрьме.
— Тю! Защищал девушку от злодеев?
— Убил Сергея Балашова. Ну, то есть неизвест
— Какого Балашова? — спросила писательница Поливанова странным голосом.
— Того самого, Маня. Из телевизора.
— Что ты несешь?! Этого не может быть. Этого просто не может быть!
Растерянным движением Поливанова взялась за голову, взлохматила и без того расстроенную при
— Я должна позвонить. Где мой телефон? Я должна позвонить.
Она вышла и через секунду вернулась — без те
— Я должна позвонить.
— Вон телефон, Манечка. В буфете. На средней
полке, где чашки, видишь?.. — И тут только Мит
Этот вопрос можно было не задавать.
Писательница Поливанова — псевдоним Мари
Конечно, она знала Балашова, как же иначе?!
Неуверенным движением, как будто сомневаясь в том, что это нужно сделать, писательница По
— Сережа? — спросила, когда ответили, и по лицу ее было совершенно понятно, что она не ошиблась, и точно знала, что ответил ей не Се
все-таки оставалась. — Это Марина Покровская, писательница. Извините, с кем я говорю?..
Она долго слушала, что ей вещала трубка, и, ка
— Говорят, погиб, — зачем-то объяснила она Кате. И усмехнулась: — При невыясненных об
Митрофанова изо всех сил сочувствовала ей, так что у самой слезы на глаза навернулись.
— Мань, ты с ним дружила? Да?
— Маму к врачу устраивала. У него чудная мама. Еще он хотел собаку и советовался со мной. Я ска
Маня опять потерла лоб странным, беспомощ
— В четверг программа, а его убили. Так. А при чем здесь Береговой?..
— Дэн Столетов сказал, что труп... что Сергея Балашова нашли у Берегового в багажнике. Вер
— Береговой убил Балашова?!
Митрофанова пожала плечами:
— Получается так.
— Да ничего не получается! — заорала Маня Поливанова. — Этого просто не может быть, пото
— Откуда ты...
— Оттуда! Это бред, понимаешь?
— Но Берегового посадили.